Доходный дом на Кооперативной,15

Самая дешевая комната здесь обходилась всего в 6 руб. в месяц

Наше путешествие по дореволюционным Сумам в рубрике «Истории старого города» продолжается.

И этот рассказ не о частном особняке, связанном с каким-нибудь известным сумским предпринимателем или потомственным дворянином, но о многоквартирном «доходном доме», который в начале ХХ века олицетворял собой новомодный стиль модерн и стиль жизни вообще, подчеркивая социальный статус живущих в нем людей. Итак, если отойти от рыночной площади и спуститься вниз, то окажемся на улице Базарной (современникам более известной как Кооперативная). Чуть пройдем по ней - и остановимся возле величественного серо-красного кирпичного двухэтажного дома с тремя эркерами (выступающая из плоскости стены закрытая, застекленная часть здания).

Сегодня в великолепном образце модерна на Кооперативной, 15, жизнь едва теплится в виде расположившихся на первом этаже офисов, а сам дом пребывает в запустении: кирпичи от вентиляционно-дымоходных каналов разбросаны по крыше, пустые глазницы окон второго этажа смотрят на тротуар и на трассу, по которой снуют современные автомобили. И в этой унылой величественности нелегко угадать триумфальный финальный аккорд стиля модерн в Российской империи. В 1914 году, когда строился дом, перед крушением старого мира, в Сумах, как и на всех просторах империи, стиль модерн был властителем эстетических дум. Появившись во второй половине ХIХ столетия в Европе, в 1890-х модерн проник на наши территории и глубоко внедрился в столичный и провинциальный быт. В архитектуре это проявилось в массовой постройке доходных домов сначала в Петербурге, Москве, затем в Киеве, губернских и уездных городах. Современное, новое искусство славилось не только изящной плавностью линий, лепниной, эркерами, воздушной готикой, применением новых технологий, металлических конструкций, обилием стекла и ковки, но прежде всего заявлением о том, что модерн - это «стиль третьего сословия, людей, живущих в небольших комнатах трудом своей головы и рук своих, стиль, соответствующий мирным занятиям буржуазного класса и новым требованиям комфорта». «Доходный» - от слова доход. Такие многоквартирные дома, построенные одним владельцем, сдавались внаем и приносили солидную прибыль. К слову, в отличие от современных жизненных реалий, люди жили в таких съемных квартирах даже не годами, а десятилетиями, ничуть не смущаясь своим положением. Ведь не смущался же коренной житель Лондона Шерлок Холмс, который на двоих с Уотсоном снимал апартаменты на Бейкер-стрит? И семья Чехова, и Максим Горький, снимавший в 1903 году 10 комнат в доме на Мартыновской улице, вовсе не испытывали дискомфорта. Это было выгодно и модно.

До революции 95% петербуржцев жило в доходных домах. Такие дома составляли и 40% жилой недвижимости Москвы, поскольку позволить себе снять квартиру с паровым отоплением, электричеством и - какая роскошь! - лифтом за 100 рублей в месяц могли практически все граждане средней руки.

Но снимали и те, кто победнее. В 1913 году средняя зарплата рабочего составляла 37 с половиной рублей. А самая дешевая комната обходилась в 6 рублей в месяц! И скромные по архитектуре доходные дома для рабочих продолжали появляться.

Ведь дореволюционная Российская империя славилась своими меценатами. К примеру, крупнейший предприниматель и меценат Герман Солодовников после своей смерти в 1901 году оставил завещание, согласно которому на благотворительность отходило 20147700 рублей (в современном эквиваленте это 200 млн. долларов!). Третья часть этой суммы пошла на строительство «доходных домов дешевых квартир для бедных людей». Солодовников написал в завещании: «Большинство этой бедноты составляет рабочий класс, живущий честным трудом и имеющий неотъемлемое право на ограждение от несправедливости судьбы». Статские советники, инженеры, преподаватели, люди интеллектуального труда могли позволить себе 5-комнатные квартиры в доходных домах от 10 до 15 рублей в месяц (на 10 коп. можно было съесть булочку или пропустить рюмочку водки).

В Сумах было более десяти доходных домов в разных частях города - на Петропавловской, Соборной, Воскресенской, Троицкой, Кузнечной и т.д. Как правило, на первом этаже были магазины, или, как их тогда называли, лавки, а вторые этажи полностью были отданы под жилье. Особенно часто такие дома строили в период так называемого бума - в 1909-1912 годах (только в Москве в это время было построено больше тысячи доходных домов).

Как и в столицах, владельцы с архитекторами старались всячески украсить парадные фасады своих домов, дабы привлечь клиентов (в этой связи вспоминаются не только штили высокого искусства, но и дом на Остоженке московского купца Я.Филатова, отстроившего здание затейливой формы - его крышу украшал купол в виде перевернутой рюмки; так купец увековечил свой отказ от алкоголя). Доходные дома в крупных мегаполисах становились настоящими произведениями искусства.

Кстати, дом на Кооперативной, 15, тоже можно так назвать - ведь его, вероятнее всего, строил один из самых успешных харьковских архитекторов А.Гинзбург. Прекрасный образец модерна когда-то был светел, в нем кипела жизнь, и в интерьере тоже властвовал модерн. Комнаты в квартирах сумчан (расположенных по обе стороны просторного коридора) украшали абажуры с бахромой, барометры, винтажные люстры, фото в массивных деревянных рамках, комоды и шифоньеры с непременной резьбой в виде ирисов и других растений, вывязанные крючком салфеточки, маленькие вазочки и статуэтки на полочках, вышитые фиалки на подушечках, мягкие диваны с высокими деревянными спинками, большущие зеркала тоже в деревянной раме с текучим узором (обычно в прихожей), гардины, лампы из разноцветных кусочков в стиле Тиффани или под зеленым стеклом. В рабочих кабинетах - бронзовые статуэтки и письменные приборы, книжные шкафы и ломберные столики с зеленым или темно-синим сукном. В столовых - вышитые ламбрекены и скатерти, кузнецовский фарфор, серебряные подносы, фикусы и пальмы на деревянных подставках с высокими ножками и, конечно же, непременный атрибут модернового интерьера - его величество венский стул. Изобретение венского краснодеревщика Михаэля Тонета - «стул для кофейни» из гнутого дерева побил все рекорды популярности. Они продавались во всем мире и выпускались миллионными партиями. Такие стулья с гнутыми спинками, выгнутыми ножками и круглыми сиденьями были у нас практически в каждом доме и верно служили сумчанам многие десятилетия. Ведь товар проверенный! Как известно, сыновья Тонета в рекламных целях как-то сбросили изобретение своего отца со второй платформы Эйфелевой башни (150 м), и стул не разбился! У нас же венский стул, зачастую был свидетелем драматических событий жизни своих хозяев в далеких 1917-1919 годах и в трагических 1930-х, но справился и с такой нагрузкой. После революции «буржуазные» апартаменты уплотнили, сделав из одной квартиры два, а то и три обиталища для людей новой эпохи. В них граждане жили до развала советской страны. Возможно, когда-нибудь, с возвращением интереса к эпохе модерна дом на Кооперативной будет отреставрирован и заживет иной жизнью, а пока стеклянные эркеры печально глядят на нас...

Юлия Лесина

P.S. Автор благодарит краеведов Риту Сергиенко и Виктора Токарева за помощь в создании статьи.











Новости
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Новости
Товары