Что читали сумчане сто лет назад

Самая уважаемая газета печаталась в типографии Ивана Ильченко

Среди старых сумских улиц эта, пожалуй, до недавнего времени была одной из самых тихих и романтических. Но сегодня и здесь снуют вездесущие автомобили, доставляя своих владельцев к офисам и филиалам банков. Уютная и узенькая улица Белинского...

Как правило, в дни сессии именно по ней, спустившись по крутой лестнице от Соборной, спешат к областной научной библиотеке студенты. А было время, когда в обширных садах Бессмертного переулка (таким было прежнее название улицы) заливались трелями соловьи, а маршал сумской журналистики господин Югов торопился со своим фельетоном в редакцию «Сумского вестника». Редакция самой читаемой газеты в Сумах находилась там же, где и типография Ильченко, - в доме №2. Это было сто лет назад. И нам очень повезло, что одноэтажное кирпичное здание с большими прямоугольными окнами хоть и претерпело изменения (к примеру, правый оконный проем на центральном фасаде переделан в главный вход), все же сохранилось и может рассказать нам еще одну историю старого города...

Господин Югов нес также заметку о том, что третьего дня на спуске к гастролирующему цирку Орлова (сегодня здесь «Макдональдс») упал хорошо одетый человек, у которого горлом шла кровь... Это был печатник из типографии Пашкова, больной чахоткой (туберкулезом). Как отнесется к этой заметке Иван Григорьевич? Ведь и среди 38 рабочих его типографии тоже нередки случаи чахотки. Но Иван Григорьевич Ильченко, владелец типографии, книжного магазина, бумажных складов и популярной газеты (известно также, что Ильченко некоторое время был ее редактором и даже публиковал свои статьи на многие злободневные темы) к публикации отнесся спокойно. Ведь в 1911-1912 годах эпидемия туберкулеза была в самом разгаре. А подобные городские новости, в том числе и о проигравшихся и спустивших состояние дворянах, поднимали рейтинг «Сумского вестника» и помогали в борьбе с конкурентами - газетами «Сумской голос», «Сумская жизнь» и другими. «Сумской вестник» выходил тиражом 1300 экземпляров и стоил 3 копейки. В нем было самое большое количество объявлений (1 строка на 1-й странице - 20 коп., на 4-й - 10 коп., повторно - 5 коп.), рекламы, злободневных писем от жителей города, воззваний и отчетов о деятельности городских властей. Кроме того, печатались будоражащие криминальные хроники, новости из-за границы, доносилось эхо основных скандалов Петербурга и Москвы. Впрочем, все столичные новости и общественно-политические, литературно-философские и научные изыскания жители города черпали из московских, питерских и других изданий, как, например, «Русское слово», «Русские ведомости», «Южный край», «День», «Стрекоза», «Будильник». Их ежедневно доставляли из столиц в книжный магазин Ильченко на Соборной (сейчас в этом здании находится Сумская муниципальная галерея). Как и в Европе, так и у нас распространяли периодику зачастую 10-12-летние мальчишки в картузах, которые лихо носились по улицам, зарабатывая свои пять копеек. А вот их ровесникам из типографии Ильченко особенно бегать не приходилось. Долгие часы они сидели в переплетном отделе и усердно работали над «товарным видом» протоколов заседаний Сумской городской Думы, финансовых отчетов и докладов управ, судебных и правовых актов; бюваров, альбомов, папок нот - или же аккуратно сфальцовывали свежий выпуск «Сумского вестника».

Использование детского труда не считалось аморальным, напротив, зачастую это было единственным спасением для подростка и доходом многодетной семьи, потерявшей кормильца. Смертность была высокой, особенно на производствах - и в тех же типографиях. Как-то господин Югов - весельчак и балагур с одесскими корнями - случайно заглянул в словолитное отделение типографии и на несколько дней потерял аппетит и ровное настроение. И немудрено. Его шокировал производственный процесс. Он увидел, как непросто появляется на свет газета. Чтобы получить шрифт, рабочие в котлах расплавляли типографский сплав - «гарт» (свинец плюс другие металлы), железной ложкой вливали его в формы-бруски (зачастую получая ожоги), которые поступали на словолитные машины. Струи расплавленного металла впрыскивались через определенные промежутки времени в формы, куда вставлялись матрицы, а потом охлаждались и выталкивались на линейку-верстатку. Собирали слово вручную. За один час работник должен был собрать не меньше 800 букв. Воздух в машинном, наборном и стереотипном отделениях был густ от свинцовой пыли. В литографском отделе витал бензол, сильно пахло краской и растворителями. Руки разборщиков и смывальщиков по локоть были черными - копоть не всегда отмывали даже их вечные спутники керосин и песок. И если Югов спешно выбрался на свежий воздух, то работникам типографии, особенно в дни больших заказов, приходилось работать по 12 часов в день. И вовсе не случайно туберкулез был постоянным спутником тех, кто работал в типографиях по всему миру, в том числе и в сумских - Пашкова, Вертикова, Альтшулера.

Об этом не раз докладывали проверяющие из медицинских комиссий. Писали на красивой бумаге, каллиграфическим почерком. К слову о бумаге. Иван Григорьевич Ильченко был большим знатоком высококачественной бумаги и в еще одном своем магазине предлагал сумчанам самое лучшее - конверты и наборы бумаги для писем финской и эстонской мануфактуры. До 1914 года дела Ильченко шли превосходно - типография давала 1,5 тыс. рублей в год, торговля книгами, учебниками для гимназий и газетами тоже радовала. Но Первая мировая наметила черные полосы. В «Сумском вестнике» стали появляться статьи, рассказывающие о положении дел на фронтах, вкладыши с указанием имен и фамилий погибших сумчан, воззвания к народу. Брожение идей и умов выплескивалось и на страницах все еще популярной газеты. А 1918 году итоговая черная полоса была подведена и под судьбой владельца типографии, безуспешно пытавшегося добиться справедливости, взывая к городскому голове: «В дополнение к моему заявлению от 11 января сего года (1918-й. - Ю.Л.), довожу Вам, что 12 января в третьем часу ко мне явились Руденко и Виноградов вместе с представителями от «Профессионального Союза Печатного дела» Г.Карпенко, Руденко в сопровождении вооруженных солдат и, предъявив распоряжение исполнительного комитета Совета Рабочих и Солдатских депутатов, запечатали два склада во дворе М.Ф.Скрипниченко на Соборной улице, непричастные к типографии, а принадлежавшие моей торговле книжного и писчебумажного магазина, возле коих поставлена охрана, лишившая меня торговли товаром, находящимся на складах. 13 января в 11 часов утра вышеназванные лица явились для описи типографского имущества». Попытки отстоять типографию, магазины и склады были тщетными. Предприятия национализировали. Через несколько дней в газете «Наш голос» появится сообщение: «Доводим до сведения всех организаций г.Сум, что 18 января 1918 года открыта типография Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов (бывшая Ильченко)». Иван Григорьевич не сбежит за границу, а тяжело проживет свои последние годы на родине, отойдя в мир иной в 1923 году (похоронен на Петропавловском кладбище). А выпуски его «Сумского вестника» составят золотой фонд дореволюционной периодики Российской государственной библиотеки (бывшая «ленинка») в Москве. Так что типографские рабочие, трудившиеся в одноэтажном здании в Бессмертном переулке, могут гордиться своим трудом, поскольку вошли в историю страны и в историю старого города Сумы.

Юлия Лесина

Автор благодарит В.Токарева, Р.Сергиенко, Н.Подоляку и А.Ленского за предоставленную краеведческую информацию.











Новости
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Новости
Товары