Дом купца Гриненко,

или Что готовили сто лет назад

«Мари, ты только посмотри! 900 меню обедов и ужинов! Пять категорий цен... Вот - можно приготовить ужин на 25 человек, а тут обед из трех блюд, и всего-то за два рубля! А здесь что у нас? Таблица продолжительности варки, распознавание качества мяса...

Прекрасно, Мари! Я буду экономить, как велела маменька!» - так, зардевшись румянцем, восклицала

19-летняя Анна Игнатьевна. Ей, зимой 1909 г. венчавшейся с поручиком сумского полка в Покровской церкви, в качестве приложения к свадебному подарку подарили поваренную книгу Елены Молоховец. Что за книга! Впервые в истории российской кулинарии в ней было точное указание количества ингредиентов, выведены таблицы меры и веса, продолжительности готовки блюд, даны полезные советы по ведению домашнего хозяйства.

Успех книги был колоссальным. Даже в Сумах, похоже, не было ни одной семьи среди дворян, купцов и мещан, чей кухонный буфет не украшал бы этот увесистый фолиант в коричневом переплете. Все хотели научиться экономно жить и вкусно готовить, ведь книга так и называлась «Подарок молодым хозяйкам, или Средство к уменьшению расходов в домашнем хозяйстве». В столичной прессе, которую регулярно получали и жители Сум, слышались язвительные реплики: «Похоже, госпожа Молоховец считает, что приготовление пищи на огне - это ее изобретение и что люди без ее указания непременно пронесут ложку мимо рта! В каждом блюде, приготовленном не по ее рецептам, она видит подделку, в каждом едоке, который питается не по ее книге, - личного врага». К слову, насчет подделок.

Книга, написанная в конце ХIХ столетия, до 1917 года выдержала 29 изданий! Но популярность ее была настолько велика, что кулинарный талмуд бессовестно подделывали и тиражировали под чужими фамилиями много раз. Это выводило из себя автора и вынудило ее на заглавной странице издания 1909 года пригрозить судом нечестивцам и разместить штамп своего автографа. Но подделки продолжались до самого 1917 года. А зимой 1918 года генералиссимус русской кухни Елена Молоховец, как и сотни других людей, была ввергнута в хаос гражданской войны и тихо умерла от голода в холодном Петрограде. Но вернемся в беззаботный и счастливый для многих 1909 год. 10 марта Анна Игнатьевна, впечатлившись рецептами, решила сама приготовить к приходу мужа что-нибудь не очень сложное. А учитывая, что идет пост, задумала блюдо из рыбы. «Мари! Я приготовлю рыбные котлетки! Слушай, что тут пишется, - говорила она своей сестре, - «Котлеты приготовляются по большей части из судака, щуки и окуней, потому что у них вяжущее мясо, вследствие чего и не кладется в фарш яиц. Очистить рыбу, вынуть кости. Мясо мелко изрубить. Одну мелко изрубленную луковицу поджарить в ложке масла, положить рыбу, слегка поджарить, положить 1/2 французской булки, намоченной в 3/4 стакана молока или сливок и не выжатой. Еще ложку масла, толченого простого перца 5-6 зерен, смешать. Сотейник или сковороду смазать 1 ложкой масла, из рыбной массы сделать форму котлет, подсыпая слегка муки или сухарей, положить в сотейник, посыпать мелко изрубленною петрушкою, мелко нарезанным лимоном и, накрыв бумагою, намазанною маслом, и крышкою, вставить в горячую печь минут на 10. Котлеты подаются с зеленым горошком, соусом красным, вином и каперцами, с голландским соусом как в рецепте №467 или с рисом по-милански и раковым соусом №127». Быстро одевшись, Анна и Маша направились за провизией. Но не на Соборную, в самую лучшую бакалею купца Скрипниченко (которого, как говорят, проезжие гости из Петербурга назвали одним из лучших бакалейщиков империи, а остальных - просто лавочниками), а на рынок да к купцу Гриненко. Рынок в то время находился за Покровской церковью и спускался террасами вниз (от нынешнего ЦУМа на Петропавловской до «Макдональдса»). На второй неделе поста там было оживленнее всего - народ еще помнил о знаменитой Большой Соборной (она же Федоровская) ярмарке и стекался со всех ближних городов и окрестных деревень продать да подзаработать. Пробыв на рынке около часа, Анна и Мари все же поднялись в магазин купца Гриненко, того самого владельца сумского водочного завода. Его красивый двухэтажный дом, расположенный на углу Покровской площади (ныне это филиал краеведческого музея), знали все мужчины. Здесь был прекрасный выбор сумской водки «Зубровка», «Анисовая», «Ерофеич», «Перцовая», «Зверобой», «Спотыкач», «Запеканка», «Сливянка», «Брусничная». Но и женщины частенько захаживали сюда, ведь только у Гриненко был выбор недорогой селедки и другой рыбы. Иногда в целях рекламы у входа в магазин выставлялись огромные бочки с селедкой, и это был знак для приехавших на базар крестьян. А как трудно было крестьянину удержаться и не заскочить за покупками перед дорогой в свою Сыроватку или Чернетчину, если выручка за привезенное зерно или дрова была достаточной! На втором этаже добротного кирпичного дома была просторная квартира, где обитала семья купца. А вот первый этаж как раз и занимал бакалейный магазин. Можно было выбирать продукты хоть до самого вечера, ведь торговали у Гриненко по старинному обычаю - пока не стемнеет. Анна старательно выбирала рыбу, осматривая, как было сказано в книге, жабры, глаза и кожу. Но у Гриненко не было подвоха, он не стал бы портить репутацию, перезамораживая рыбу либо торгуя несвежим продуктом. Здесь были стерлядь -

1 фунт 25 коп., щука - 8 коп., судак - 12 коп., окунь - 10 коп., десяток корюшки - 8 коп., салакушки - 4 коп. Остановившись на щуке и судаке (согласно рецепту) и заплатив умеренную цену, Анна и Мари вышли из магазина довольные и поспешили домой, готовить обед. Вероятно, красивых барышень, улыбаясь, провожал взглядом один из приказчиков, смотревший из окна второго этажа на базарную площадь. Место расположения дома сослужило купцу Гриненко хорошую службу. Как-то, вероятно, в 1905 году, когда все чаще происходили народные волнения, Гриненко и его приказчик тоже смотрели из окна. Недовольный правительством народ принялся опрокидывать ларьки, громить магазины Кулешова, находящиеся на другом конце базара, и проклинать купечество и самого царя. И, как вспоминал краевед Никитенко, не дожидаясь, когда разбушевавшееся людское море отхлынет от разгромленной торговли Кулешова и нахлынет к нему, Гриненко с приказчиками захлопнул все двери в магазин и, стоя у окна, наблюдал. Старик Покмастов, служивший у Гриненко бухгалтером, осмелился спросить: «А что, если до нас добегут?» - «Авось Бог помилует. Верно, исправник с полицией уже бегут сюда». Надежды купца II гильдии Прокофия Гриненко сбылись. Сам он скончался в 1910 году, а вот дом его сохранился до наших дней. Как и рецепты Елены Молоховец, по которым готовили и сто лет назад, и сегодня.

Евгения Невская

P.S. Автор благодарит коллекционера Александра Ткаченко за раритетный экземпляр книги Е.Молоховец.











Новости
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Новости
Товары