Неизвестная Юнаковка

Как князь Андрей Голицын землю крестьянам предлагал, а те от нее отказывались

Мы продолжаем публикацию отрывков из исторических заметок священника Василия Петровского, изданных в 1900 году. Описываемый срез истории Юнаковки - от татаро-монгольского ига и до начала ХХ века - вызвал необычайный интерес и у дореволюционных читателей, и, судя по отзывам и письмам в редакцию, у наших современников тоже.

«По милости князя Голицына в Юнаковке в 1842 году существовало приходское училище. Это была большая редкость по тому времени, и в Юнаковке было всегда много грамотных. Одно время обучение в этой школе шло по Ланкастерской, модной тогда методе. Князь Андрей Михайлович, бывая в Юнаковке, заходил в школу, и, как человек военный, времен императора Николая I, восхищался, наблюдая, как ученики с солдатской выправкой двигались в такт по расписанным на полу линиям и выкрикивали разом. Была здесь и прекрасная больница. Правда, врачами были крепостные люди, но они получали хорошее медицинское образование. Из них особенно прославился Д.Я.Лебедев, а позднее И.Г.Глобин. О них доселе жива память в слободе. Это были врачи настолько знающие, что сюда приезжали лечиться из далеких мест, так что Юнаковка в то время представляла собой лечебный курорт. Содержалась в имении и акушерка.

По тогдашнему взгляду на крепостных крестьян, устройство и содержание таких учреждений для бедных свидетельствовало о гуманных чувствах владельцев. Расставаясь со своими крепостными, князь Андрей Михайлович тоже расположен был оказать им милости и при составлении уставной грамоты предлагал крестьянам взять у него побольше земельных участков и часть леса на самых льготных и крайне выгодных условиях (26 р. за десятину). Он говорил: «Даю вам землю - берите и будете помнить меня добром». Тогда в народе стали толковать: «Земля вся наша будет, кто станет обрабатывать ему землю? Не возьмет же он сам сохи, вот она и достанется нам». Другие говорили: наберешь земли - надо будет взносить за нее платежи, это будет тяжело. Не хотели воспользоваться добрым предложением владельца.

Старшиной был тогда И.Т.Потякайло - крестьянин умный, влиятельный, с твердой волей. Он по достоинству оценил предложение князя и крепко уговаривал крестьян принять предложение. Но убедительные доводы не помогали. Тогда старшина употребил другой прием: он гласно записал на себя много наделов, записал помногу наделов и на своих родственников, но и это не помогало. То обстоятельство, что добрые чувства и предложения князя были отвергнуты крестьянами, крайне огорчило и даже ожесточило его. Долго потом с сожалением вспоминали крестьяне об этой своей ошибке.

Князь Андрей Михайлович - четвертый владелец юнаковского имения - умер в 1863 году в Париже. Прямым наследником имения остался единственный сын, штабс-капитан гвардии Николай Андреевич. Он, однако, не владел имением никогда, потому что отец его Андрей Михайлович духовным завещанием передал имение после себя в пожизненное владение супруге своей Софье Петровне, предоставив ей выдавать сыну на содержание по ее усмотрению. Это завещание ставило молодого князя в совершенную материальную зависимость от матери. Он обиделся, вышел в отставку и поселился в Юнаковке.

Князь Николай Андреевич был человек весьма образованный, великосветски воспитанный, красивый, симпатичный, с прекрасным сердцем, но слаб волей и без твердых нравственных устоев. Мысль о том, что он, как мальчик, находится в полной материальной зависимости от матери, удручала его. Огорчение увеличилось, когда мать, будучи уже в преклонном возрасте, вторично вышла замуж за французского графа Гейнингера Д’Эрсвиля. Молодой человек не мог с этим примириться и стал искать забвения в непохвальных развлечениях. Бешеные скачки на тройках, дурачества с дворней, охота и проч. - вот что наполняло его жизнь. Мать назначила ему на содержание 600 руб. в месяц. Но этих денег ему не хватало. Он делал займы, хоть и сознавал, что губит себя. Иногда порывался бросить Юнаковку и поступить на службу. Однако порывы эти дальше намерений не шли.

И только один раз в жизни князя чуть-чуть не совершился поворот к лучшему. В 1866 году в Харьковскую губернию назначен был губернатором товарищ и сослуживец князя. И вот новый губернатор приехал в Сумы на ревизию. Князь полетел туда же на свидание с приятелем-однокашником. А в Юнаковке начались приготовления к приему дорогого гостя, которого князь надеялся привезти с собою. Но князь выпустил из вида, что живет традициями юной молодости, а молодость-то прошла уже. В бывшем товарище молодых проказ он увидел человека делового, сановного, окруженного почетом и уважением. Это его потрясло.

Возвратившись домой один, без губернатора, князь твердо решил бросить деревенскую праздность и поступить на службу. Он сразу совершенно переменился, нигде не показывался. Стало известно, что князь поедет в Петербург. Прошло еще несколько недель и... послышались колокольцы, загремели бубенчики и на бешеной тройке промчался князь. Все пошло по-прежнему. Такая жизнь скоро расстроила здоровье молодого князя. Он умер в самом расцвете жизни, в 35 лет, в 1871 году, а мать его Софья Петровна все время жила в Париже, значительно пережила сына и умерла в 1888 году.

За время ее владения юнаковское имение в хозяйственном отношении пришло в большой упадок, кроме того, обременено было долгами. По смерти пожизненной владелицы имение перешло в собственность родной сестры князя Андрея Михайловича - Елены Михайловны, находившейся в замужестве за прусским поданным, графом Цу-Мюнстером, германским посланником во Франции. В том же году по семейному разделу юнаковское имение досталось их сыну графу Александру Георгиевичу. Затем в 1893 году Юнаковка перешла в добрые и благотворительные руки Н.И. и М.М.Лещинских, приобретших имение от графа Мюнстера покупкою».

Продолжение следует.

P.S. Автор благодарит сумского коллекционера Александра Ткаченко за предоставленный раритетный материал.











Новости
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Новости
Товары