Таким мог быть внутри наш «Исаакий»...

Эскизы икон для иконостаса Троицкого собора даже сам Нестеров считал особой своей удачей

Автор публикуемого ниже материала - Валентина Обозная, сумчанка, многие годы живущая в С.-Петербурге. Как представил ее сумской историк и краевед Игорь Скворцов, «по образованию и работе - технарь, по призванию - поэт и художник в буквальном смысле слова. Ко всему прочему, принадлежит к тому самому известному роду Харитоненко - ее прабабушка была родной племянницей Ивана Герасимовича, а знаменитый ныне портрет прабабушки кисти художника Рачкова хранится в Сумском художественном музее».

Первый камень в основание Троицкого храма был заложен Павлом Ивановичем Харитоненко в мае 1901 года, в день тезоименитства императора Николая II, и строительство продолжалось вплоть до 1914 года.

Храм проектировал сумской архитектор Густав Шольц. Мечтая повторить чудо Владимирского собора в Киеве, Харитоненко обращается к известному художнику - Михаилу Нестерову, с которым был хорошо знаком по Москве, и заказывает ему образа для иконостаса собора. Двери его особняка на Софийской набережной напротив Кремля (ныне резиденция посла Великобритании) всегда были открыты для художников, артистов, музыкантов; Нестеров там был своим человеком. Супруги Харитоненко тоже нередко навещали живописца в его мастерской. Об одном из таких посещений художник упоминает в переписке с друзьями: «В воскресенье ... заехали старики Харитоненки... Харитоненко теперь говорит, что из частных владельцев ни у кого не представлен так Нестеров, как у него... Добродушнейшие старики!.. Сегодня кончил им эскизы образов иконостаса для собора в Сумах - кажется, будет ладно, едва ли не интересней «великокняжеского», что на Ордынке...»

Шесть великолепных образов - Христос, Богоматерь, Троица, Никола, архангелы Гавриил и Михаил, - над которыми работал художник в течение 1913-1914 годов, принадлежат к лучшему, что было сделано Нестеровым в области церковной живописи. Близкий друг Нестерова, историк-искусствовед Сергей Дурылин на основании личного многолетнего общения с мастером дал подробный анализ художественных достоинств образов для Троицкого собора. Он писал:

«...В Сумах, как в Киеве, Нестеров пришел в давно выстроенный храм и отстранил от себя всякую связь с его архитектурой: не было и речи о том, чтобы он взял на себя роспись стен; он принял на себя лишь образа, далеко не все. Столь ограниченное присутствие Нестерова в соборе было, однако, так ярко внушительно, что не поднималась даже мысль о приглашении кого-либо из других художников для росписи стен: стены остались без росписи и были украшены лишь орнаментами Щусева...

Образа Нестерова в Сумском соборе остались вовсе неизвестны: их эскизы не появлялись на выставках, нигде не воспроизводились, а сам собор в Сумах при своем освящении в 1914 году не привлек ничьего внимания. Но в глазах самого художника лучшее, что он сделал в области церковной живописи, были образа собора в Сумах.

Об образах в Сумах всегда отзывался он как о своей удаче и неизменно прибавлял: «Тут я сам по себе. Тут кое-что я нашел». Образа Сумского собора - последняя церковная работа Нестерова».

Здесь стоит обратить внимание на слова «Нестеров пришел в давно выстроенный храм...», которые будто бы развеивают устоявшийся миф, что художник никогда не бывал в Сумах. Мастер не видел готового иконостаса со своими образами - но возможность его краткого визита в город перед выполнением заказа вовсе не исключена. Наверное, в сентябре 1914 года Нестерова приглашали и на освящение церкви. Но понятно, почему событие это отмечалось скромно: интерьеры не были полностью оформлены, накануне, летом 1914 года, скоропостижно умер Павел Иванович, и оглушающим событием для всех явилось начало мировой войны...

Считается, что нестеровские образа исчезли в двадцатые годы; появилось мнение, что в соборе вообще никогда не было иконостаса... Однако это не так. Отсутствие такого важного элемента врезалось бы в память прихожан резким диссонансом по сравнению с другими храмами. Но бывавшие в церкви до ее окончательного закрытия утверждают, что все положенное там имелось и храм поражал своим великолепием. Об этом я конкретно спрашивала Татьяну Аркадьевну Добровольскую и Риту Викторовну Сергиенко - людей, знающих и помнящих многое в истории города и хорошо известных сумским краеведам. Да и моя бабушка не раз приводила меня в Троицкую церковь, где от пола до потолка не виделось мест, свободных от икон. С далекого детства ясно помнится, как в какой-то церковный праздник, после медленного движения в цепочке людской очереди, мне «чем-то мазали по лбу и угощали из ложки вкусненьким», - и все это происходило на ступеньках под высокой стеной иконостаса... Запомнилось также услышанное нечаянно рассуждение бабушки с соседками о том, какой храм в городе лучше, и общее мнение старушек, что Преображенский интереснее снаружи, а Троицкий - изнутри («у нашего иконостас красивее...»).

Праздничные образа, созданные Нестеровым, должны были найти достойное обрамление в иконостасе. И здесь возникает имя архитектора Алексея Викторовича Щусева. Его труды известны: шатровое здание Казанского вокзала и другие здания в Москве, а также церковь Спаса в усадьбе Харитоненко в Натальевке. Изучая архивные материалы, исследователи творчества Щусева установили, что в 1911 году он проектировал иконостас для Троицкого храма в Сумах, используя аналогии с подобными сооружениями в храмах Кузьминок в Москве и родного ему Кишинева, причем выполнял работу в сотрудничестве с Михаилом Нестеровым. Сообщается, где можно отыскать следы той работы: «В личном архиве А. В. Щусева хранятся ряд эскизов (некоторые из них выполнены в цвете): законченный эскизный проект и тщательно исполненный в карандаше на планшете окончательный вариант проекта иконостаса для Троицкого собора, а также ряд чертежей-рисунков колоколов, мозаичного пола и ограды».

31 мая исполняется 150 лет со дня рождения Михаила Нестерова. К этому юбилею Русский музей Санкт-Петербурга приурочил выставку работ выдающегося художника, которая вновь открыла зрителям красоту и мощь его таланта. Масштаб ее впечатляет: заявлено более двухсот работ живописи и графики из ведущих музеев и частных коллекций, среди них эскизы к церковным росписям, - которые никогда ранее не выставлялись!..

С волнением ходила я по выставке от экспоната к экспонату в поисках того, что давно хотелось увидеть, - эскизов к образам сумского иконостаса. Окажутся ли они здесь?.. Доходили сведения, что после революции квартира Нестерова подвергалась разграблению, потому неведомо, что из творческих архивов сохранилось.

И вот - наконец-то!.. Несколько небольших изящных акварелей, объединенных в пару рамок под стеклом. Оказывается, долгие годы они сберегались в фондах Третьяковской галереи. Довольно скромные в соседстве с монументальными полотнами, но удивительно прекрасные благородством своего исполнения... Здесь же, на выставке, посчастливилось встретить внучку Нестерова - Марию Ивановну Титову, весьма почтенную даму, профессора, доктора медицинских наук. Она сообщила, что у нее дома висит на стене небольшая работа деда, на которой помечено: «для Харитоненко», - какую она никогда никому не отдаст; обещала выслать фотоснимок... Последней картиной, выполненной Михаилом Васильевичем Нестеровым, был представленный на юбилейной выставке портрет его друга - академика архитектуры Алексея Викторовича Щусева.

Собор во имя Святой Троицы в Сумах, по виду напоминающий Исаакиевский собор в Петербурге, строился стараниями и на средства сумского сахарозаводчика-благотворителя Павла Ивановича Харитоненко и задумывался им как храм, который должен превзойти по красоте и величию все местные церкви. Жаль, что участие Харитоненко никак не отражено на установленной теперь в храме памятной доске, где старательно перечислены современные «спонсоры», способствовавшие его возрождению...

Редакция ВШ благодарит Игоря Николаевича Скворцова за предоставленный им интересный и поистине сенсационный материал. Вместе с авторами поздравляем всех сумчан с праздником Святой Троицы!







Новини
Реклама
Новини
Новини
Будь в курсі!