О чем расскажет тарелка Кузнецова?

или Краткая история фарфора в Российской империи

Н У что такое тарелка? Обыденная вещь. Разобьется - покупаем новую. Но есть в моем посудном шкафу две тарелки, которые заставили меня взглянуть на этот предмет обихода с заметным уважением.

Первая - фаянсовая, с зелено-коричневым растительным орнаментом, вторая - фарфоровая, с волнистой каемкой и нежно-розовым рисунком в стиле модерн. Тарелки достались мне от моей бабушки, а ей, видимо, от ее мамы. Как ни странно, это были вовсе не «парадные», а будничные тарелки, верой и правдой служившие семье, как оказалось, более 90 лет! Сколько вкусной еды на них подавали, сколько миллионов раз вода, сода и мыльная пена омывали их! И только в этом году клейма с обратной стороны привлекли мое внимание. «М.С.Кузнецовъ» - гласил штамп, будто открывая двери истории...

История фарфора - отдельный разговор, но если говорить кратко, то, конечно же, нужно начать с Поднебесной, где его изобрели в 620 году. Китайские высококачественные, тонкостенные, белоснежные, с высокохудожественной росписью вазы, чаши, тарелки поражали воображение европейцев. При постукивании изделия издавали мелодичный звон, напоминающий звук «тсе-ни-и». Именно поэтому фарфор в древнем Китае называли «тсени». Тайна производства «тсени» приравнивалась к государственной, и за ее раскрытие полагалась смертная казнь. Город Цзиндэчжэн, в котором были месторождения каолина и основное производство фарфора, вечером перекрывали, выставляя патруль вооруженных солдат. Из каких глин делался, в какой пропорции, при какой температуре обжигался фарфор, европейцы, платившие баснословные деньги за китайские диковинки, хотели узнать всегда. Несколько столетий они засылали в Китай вместе с голландскими купцами целые шпионские группы, но узнать состав им так и не удалось. Зато начались попытки создать свой собственный фарфор. И лишь в начале ХVIII столетия у немецких экспериментаторов Чирнгауза и Беттгера это получилось! В германской Саксонии, а позже и в других странах Европы появилось несколько крупных фарфоровых мануфактур (в частности, Мейсеновская), развернувших выпуск как массовых, так и уникальных, заказных фарфоровых изделий и сервизов.

В Российской империи моду на фарфор ввел Петр I, который, посетив в 1712 году резиденцию короля Пруссии, осмотрел там две палаты, убранные в китайском стиле, и был восхищен. Фарфоровая мода быстро распространилась среди российских придворных. И несмотря на заоблачные цены, начались массовые закупки фарфора за рубежом.

Как и во многих губерниях и уездных городах, в усадьбах сумских состоятельных горожан как предмет роскоши выставлялся лучший хозяйкин сервиз, да еще и вместе с фарфоровыми куклами в кабинетах. А вот непритязательный быт усадеб среднего достатка украшали не только фарфоровые тарелки, но и подарочные чашки. Традиция дарить дорогие фарфоровые чашки сложилась к концу ХVIII в. Кто бы мог предположить, что она просуществует до сих пор! В России секрет производства твердого фарфора был заново открыт сподвижником Ломоносова, русским химиком Дмитрием Виноградовым в конце 1740-х гг. Это была сложная, многолетняя работа. Его успехи в изготовлении фарфора были настолько значительны, что в 1753 году уже заработала мануфактура Виноградова в Санкт-Петербурге. Со временем она превратилась в легендарный Императорский фарфоровый завод (а после революции он стал не менее знаменитым ЛФЗ - Ленинградским фарфоровым заводом). Однако фарфор, несмотря на появление таких знаменитых фарфоровых производств, как заводы Гарднера, Попова, Юсупова, Храпунова, Миклашевского и т.д., еще более столетия был доступен исключительно привилегированным слоям общества. Но к началу ХХ века ситуация в корне изменилась: от монгольских степей до рижского взморья домашние столовые приборы из фарфора и фаянса в будни и в праздники радовали глаз не только аристократов и купцов, но даже рабочих и крестьян! Сделать дорогостоящий фарфор доступным для всех слоев населения огромной страны смог не кто иной, как Матвей Кузнецов, которого в народе называли фарфоровым королем.

На стыке XIX и XX веков поставщик двора его императорского величества, коммерции советник и кавалер Матвей Сидорович Кузнецов был владельцем восьми фарфорофаянсовых заводов, входивших в состав «Товарищества производства фарфоровых и фаянсовых изделий М.С.Кузнецова», основанного в 1889 году. В него также входили заводы в Риге, Дулеве, Новгороде, Вербилках и многие другие. Матвея Кузнецова уважали в высших слоях общества и в народной среде как предпринимателя, общественного деятеля и просто достойного человека. Фамильное дело было начато его прадедом Яковом Кузнецовым в 1810 году со строительства в городе Гжель небольшого фарфорового производства.

В конце ХIХ столетия Матвей Кузнецов унаследовал два крупнейших завода в Риге и Дулеве и решил стать лидером фарфоровой индустрии в России. В первую очередь он занялся улучшением технической базы заводов, расширением сырьевой базы и рынков сбыта в Европе и восточных странах. Со временем, расширив свою фарфоровую империю заводами в Твери, Славянске, фабрикой в с.Песочном и т.д., он купил фабрику Гарднера и стал монополистом российской фарфоро-фаянсовой индустрии. Кузнецовские заводы считались лидерами по внедрению в производственный процесс различных технических усовершенствований. Когда к 1870-м годам с развитием сети железных дорог в стране вдвое подорожали дрова - многие заводы обанкротились, но Кузнецов, направив своих специалистов за границу, вскоре применил на производстве торфяное топливо. Вообще к специалистам с образованием, равно как и к мастерам-самородкам, у Кузнецова было особое отношение. Для своих рабочих он делал многое. К примеру, ближайший от Сум кузнецовский завод находился в Харьковской области, в Будах. На средства Кузнецова в этом поселке были открыты больница, баня, школа для рабочих и их детей, ремесленное училище, бараки и общежития, была подведена телефонная линия и телеграф. Также была открыта фабричная библиотека (1897 г.), считавшаяся образцовой в губернии, работала художественная самодеятельность и несколько плацев для спортивных состязаний. Неудивительно, что при таком подходе люди работали у Матвея Кузнецова целыми династиями, а производительность труда намного опережала многие промышленные предприятия страны. Рабочие кузнецовской империи делали фарфоровую и фаянсовую посуду - блюдца, чайные приборы (в том числе и кукольные), сахарницы, сливочницы, стаканы, икорницы, кружки, салатники, сухарницы, тарелки, фруктовницы в различных стилях - от аляповатого народного и трактирного до утонченного английского или элегантного модерна. Из майолики делали корзины для фруктов, цветочные горшки, сливочницы, зеркала, бочонки, подсвечники, чернильницы, курительные приборы. Надо сказать, что значительная часть кузнецовской продукции была красочным «восточным товаром», ориентированным на азиатские страны (Персия, Монголия, Средняя Азия) - пиалы, блюда для плова, кальяны. А для европейского рынка производили настенные панно, часы, облицовочную плитку и сантехнику, терракотовые украшения для внутренней отделки. Но самым важным новшеством стала церковная утварь из фарфора и фаянса. Надо заметить, что эти киоты и знаменитые кузнецовские иконостасы пережили революцию и две мировые войны. Отличительной чертой Кузнецова была всегдашняя осведомленность о вкусах и потребностях покупателей. Он постоянно рассылал по ярмаркам от Новгорода до Варшавы приказчиков и доверенных лиц - изучать спрос и отправлять на заводы заказы на ходовую посуду. Выбрать понравившуюся вещь, кстати, можно было в толстенном каталоге изделий у представителей фирмы во всех крупных городах империи. Более того, покупатель мог выбрать не гостовский сервиз, а заказать «штучную» работу, эксклюзивный вариант.

Кузнецовская посуда была дешевой, но при этом качественной. В 1910 году чайный сервиз на 6 персон с несколькими (по русской традиции) заварными чайниками, сахарницей и полоскательницей стоил всего 3 р.

50 коп.! А фунт стерляди тогда стоил 25 коп., небольшая булка - 5 коп.

Очень часто в домах сумчан среднего уровня можно было встретить и разделочные доски из фарфора. На них иногда подавали «Наполеон» и другие популярные торты. Распространенными в сумских домах были огромные блюда для поросенка или осетра, для картофеля и котлет - с углублением для стекания жира. В общем-то кузнецовский фарфор действительно был самым ходовым в домах жителей Российской империи, в том числе и сумчан начала прошлого века. Об этом красноречиво говорило содержимое выгребных ям сумских усадеб: на фарфоровые битые тарелки с клеймом «М.С.Кузнецовъ» то и дело натыкались советские строители при сносе домов... После революции заводы были национализированы. Запаса прочности, заложенного Матвеем Кузнецовым, хватило не на один десяток лет, и к обновлению и расширению производства советские управленцы приступили только в 1930-40-е годы. А произведения кузнецовских мастеров и художников еще много лет приносили советским фарфоровым заводам медали и призы на международных выставках. Так что история кузнецовского фарфора продолжалась и без Кузнецовых. Сам Матвей Кузнецов ушел в лучший мир еще до революции, в 1911 году. Некоторые из потомков фарфорового короля погибли в сталинских лагерях, другие - уехали сначала в Ригу (долгое время, кстати, завод этот выпускал хорошую «химическую» посуду), а потом развеялись по свету, оставив кузнецовский знак качества в народной памяти. Это действительно так - ведь прослужили же нам тарелки 90 лет?!

Юлия Лесина





Необычные экскурсии в Екатеринбурге












На заметку потребителям
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Афиша
Телефоны служб
Новости
Loading...
Новости
Loading...