Вахманы Собибора

Как жители Сумской области стали охранниками в лагере смерти

Одним из самых ужасных преступлений Второй мировой войны стало создание «лагерей смерти» - концентрационных лагерей, на территории которых массово уничтожали мирных жителей, преимущественно еврейской национальности.

В рамках нацистской операции «Рейнхард», предусматривавшей тотальное умерщвление евреев Западной Европы, на территории оккупированной Польши было организовано шесть лагерей: Хельмно, Бельжец, Собибор, Треблинка, Майданек и Аушвиц-Биркенау. В их газовых камерах погибли около 1,7 млн. человек.

Лагерь Собибор располагался близ польской деревни Собибур. Действовал он с 15 мая 1942 г. по декабрь 1943-го. Здесь было убито около 250 тыс. человек, граждан Западной Европы и СССР. Уничтожение людей в газовой камере происходило в день прибытия эшелона с обреченными на смерть. Некоторое время жизнь сохраняли только отобранным для работ (сортировки вещей, строительных работ, сжигания трупов) евреям, позднее убивали и их.

14 октября в лагере произошло знаменитое восстание, когда часть заключенных смогли перебить немецких офицеров (всего около 20 человек) и совершить побег. Возглавил повстанцев советский офицер еврейской национальности Александр Печерский. После восстания немцы полностью уничтожили всех оставшихся заключенных (последними были убиты сжигальщики трупов) и зачистили территорию лагеря, снеся почти все постройки и разбив на месте бывшего лагеря овощные грядки.

Украинские охранники

Модель лагеря Собибор в Музее Холокоста в Лос-Анжелосе (США): 1 и 1а - дом коменданта и казармы немцев; 2 - казармы украинцев; 3 - транзитный барак; 4 - место, где перед жертвами выступал немецкий представитель; 5 - бараки для сортировки вещей; 6 - душегубка; 7 - место сжигания трупов.

Вахман (нем.) - охранник. Кроме немецких военнослужащих, в лагерях смерти в зондеркомандах СС служили граждане оккупированных Германией государств. В лагере Собибор большинство вахманов (регулярная команда насчитывала 50-60 человек) были украинцами. Они получали жалование 30 польских злотых и продуктовый паек. Пятеро охранников были уроженцами и жителями Сумской области: Василий Гребельный, Григорий Опришко, Григорий Ляхов, Анатолий Алексенко и Иван Тищенко. Гребельный и Опришко после окончания войны сумели скрыться, и их судьба неизвестна, а Ляхов, Алексенко и Тищенко были арестованы органами НКВД и осуждены по ст. 54-1 «Измена Родине». Уголовные дела на Ляхова, Алексенко и Тищенко хранятся в ведомственном архиве ГУ СБУ в Сумской области.

Образцовый обервахман

Григорий Яковлевич Ляхов - 1911 г. р., уроженец хутора Ревякино Шалыгинского района Сумской области, из бывших кулаков. Образование имел четыре класса начальной школы, по специальности был плотником, женат, имел троих детей (родились до войны). Арестован органами НКВД 16 апреля 1949 г. по месту проживания на хуторе Твани Нежинского района Черниговской области.

В марте 1941 г. Ляхов был призван в ряды Советской Армии и направлен в строительный батальон г. Люботин Львовской области. В августе 1941 г. в районе Бердичева попал в немецкий плен. Был отправлен в лагерь для советских военнопленных в г. Холм (Польша), в котором находился до января 1942 г.

Г. Ляхов: «К моему прибытию (в Холм) уже было согнано до 100 тыс. советских военнопленных. Из этого числа в ноябре или декабре 1941 г. в живых осталось не более 10 тыс. человек, остальные умерли от голода или эпидемических заболеваний. Почти ежедневно из лагеря вывозили от 500 до 800 трупов, которые кроме того целыми штабелями складывались на территории лагеря, так как не успевали их вывозить. В ноябре или декабре 1941-го (точно даты не помню) к нам в лагерь прибыл немецкий офицер и приказал коменданту лагеря построить 800 человек. Затем сам офицер стал ходить вдоль строя и отбирать наиболее физически здоровых и молодых пленных и отводить в сторону. Было отобрано 80 человек. Нашу группу (80 человек) отделили, поселили в отдельные землянки, значительно улучшили питание. Через неделю на автомашинах нас вывезли в местечко Травники Люблинского повета (Польша), где формировалась команда СС из числа советских военнопленных. К прибытию в Травники нашей группы в 80 человек таких, как мы, было уже подобрано до 1000 человек. По прибытии каждому из нас был присвоен личный номер, мой номер был 987. До весны 1942 г. мы проходили военную подготовку».

Первый год после обучения в Травниках Ляхов охранял лесопильный завод в г. Парчево (Польша). В марте 1943-го в составе группы в 20 человек он был отправлен в лагерь Собибор. Месяц спустя за отличную службу ему было присвоено звание обервахман (старший охранник). После ликвидации Собибора группа вахманов была расформирована: 20 человек отправились служить дальше в Италию, 30 - в Ориенбург и позднее в Бухенвальд. Там Ляхов также был обервахманом и начальником взвода, служил в этой должности до мая 1945 г.

Когда американские войска подошли к Бухенвальду, батальон вахманов разбежался. Несколько эсесовцев переоделись в гражданскую форму и решили слиться с толпой освобожденных заключенных и остарбайтеров. Неподалеку от Бухенвальда был химический завод, на котором американцы устроили фильтрационный лагерь, там было собрано до 3000 советских граждан. Туда явился и Ляхов с некоторыми своими бывшими сослуживцами. Факт службы в полиции СС он скрыл. Позднее был передан советскому командованию. Спустя некоторое время вернулся в СССР к своей семье.

5 июля 1949 г. Военный трибунал Харьковского гарнизона в г. Сумы на основании ст. 54-1 УК УССР и в соответствии со ст. 2 Указа от

26 мая 1947 г. «Об отмене смертной казни» приговорил Г.Я. Ляхова к заключению в исправительно-трудовых лагерях сроком на 25 лет. Сведений о судьбе Ляхова после вынесения приговора в деле нет.

Заключенный Освенцима

Иван Хрисанфович Тищенко - 1918 г. р., уроженец села Луциковка Штеповского района Сумской области, украинец, из крестьян-середняков. Образование - семь классов, беспартийный, ранее не судим, женат. Арестован органами НКВД 10 апреля 1948 г. На момент ареста проживал и работал в колхозе по месту рождения.

До войны служил рядовым в 11-м артиллерийском полку. В октябре 1941 г. в районе Умани его полк попал в окружение, Тищенко вместе с другими солдатами и офицерами сдался в плен. В декабре 1941 г. он был доставлен в лагерь военнопленных в городе Холм, затем отобран для прохождения обучения в лагере Травники.

И. Тищенко: «О том, что нас готовят в качестве охранников специальных немецких команд СС для службы в концентрационных лагерях и лагерях уничтожения, вначале мы точно не знали. Это стало известно, когда наша 2-я рота на прохождение практики выехала в феврале 1942 г. в Люблин. Здесь командир роты нам объявил, что в Люблине в виде практических занятий мы будем охранять еврейское гетто и участвовать в отправке оттуда евреев в специальные лагеря для уничтожения. На охране гетто в Люблине наша рота находилась около двух недель. За это время из гетто в лагеря уничтожения отправка евреев производилась четыре-пять раз эшелонами».

Тищенко утверждал, что лично не убивал евреев, но был свидетелем таких убийств: «Я как-то стоял на охране гетто и был свидетелем при расстреле прямо около дома немцами из команды СС одного мужчины и одной женщины, пытавшихся спрятаться на чердаке дома».

После Люблина Тищенко участвовал в аналогичных операциях в Радомске, Чистахове, Пяткове, Тамошеве и Опочне. По окончании «практики» по зачистке еврейских гетто в польских городах Тищенко был откомандирован на службу в лагерь Собибор. Увиденное там подвигло его на побег.

И. Тищенко: «Из команды CС в апреле 1943 г. я бежал вместе с другими охранниками, по фамилии из них я помню только одного - Григория Сиренко. После побега, дней через пять, мы в лесу встретились с большой группой советских военнопленных, бежавших из разных лагерей. Многие из них были вооружены и вели партизанскую борьбу с немцами. На следующий день после встречи с этими военнопленными на их отряд была облава, и находившиеся в нем люди рассеялись по лесу. В числе 11 человек я сумел уйти из окружения немцев и перешел в другой лес».

Около двух месяцев Тищенко и еще нескольких человек скрывались по лесам и у польских крестьян. Затем были задержаны немцами, и в августе 1943 г. Тищенко стал заключенным концлагеря Освенцим, где находился до освобождения американскими войсками весной 1945 г. В числе других освобожденных граждан СССР он был передан советскому командованию.

27 мая 1948 г. приговором Военного трибунала Харьковского гарнизона в г. Сумы И.Х. Тищенко был осужден на 25 лет заключения с отбыванием в исправительно-трудовых лагерях. Наказание отбывал в Красноярском крае, в Норильске. В 1954 г. осужденный подал жалобу в Верховный суд СССР, в ней он утверждал, что материалы дела были сфальсифицированы: «В период всего следствия мне не пришлось читать и половины протоколов допросов, которые были написаны заранее и даны на подпись без зачитки самими и прочитки мною». В июне 1955 г. дело Тищенко было рассмотрено в порядке прокурорского надзора, в пересмотре дела отказали. Последующая его судьба в материалах дела не отражена.

Чешский партизан

Анатолий Яковлевич Алексенко - 1915 г. р., уроженец Великой Писаревки Сумской области, гражданин СССР. Образование высшее, в 1939 году окончил Воронежский пединститут, женат, дочь Татьяна 1949 г.р., беспартийный, бывший член ВЛКСМ - с 1933 по 1941 год, имел награды - медали «За взятие Праги» и «За победу над Германией». После войны с семьей проживал в Саратовской области. Арестован 3 августа 1949 г. в с. В. Писаревка.

В 1939 г. Алексенко был призван в РККА, служил заместителем политрука роты в г. Новоград-Волынский. 22 июня 1941 г. его часть вступила в бой, а 6 июля попала в окружение немецких войск между Новоград-Волынским и Житомиром; 8 июля 1941 г. Алексенко был взят в плен (контужен) и в числе других военных пленных направлен в Житомир. Позднее был этапирован в лагерь военнопленных в г. Холм, где находился до октября 1941 г.

Согласился перейти на службу к немцам и с октября 1941 г. по май 1942 г. проходил военную подготовку в лагере Травники. После окончания учебы в течение года в составе полицейской роты СС охранял лесопильный завод в г. Парчево (Польша), затем был переведен в Собибор.

Из рассказа А. Алексенко: «Лагерь смерти в Собиборе был расположен в лесу, у самой станции Собибор в Польше. Территория лагеря была в форме квадрата, размером приблизительно один квадратный километр. Вся территория лагеря была обнесена изгородью из колючей проволоки. Чтобы не было видно, что делается в лагере, в изгородь из колючей проволоки были вплетены сосновые ветки. К середине лагеря со станции Собибор была проложена железнодорожная ветка, по которой в лагерь перевозились эшелоны граждан из Бельгии, Франции и Германии, по национальности преимущественно евреев.

Перед гражданами, доставленными в лагерь смерти железнодорожными эшелонами, кто-нибудь из немцев выступал с коротким объявлением, что их повезут на работу на Украину, что остановка в Собиборе сделана для того, чтобы отдохнуть, пройти санитарную обработку и помыться в бане. После чего этим гражданам предлагалось раздеться, оставить одежду и вещи у сараев, а самим по дороге, огороженной проволокой, пойти в баню. Обычно под предлогом помыться в бане в душегубку заводили сначала мужчин, затем женщин и детей. Зондеркоманда СС, в которой я был вахманом, с оружием в руках окружала граждан, которым немец объявлял, что им нужно помыться перед отправкой на Украину, и охраняла их от возможных случаев побега.

Внутри лагеря было два больших сарая, в которых размещались обреченные на удушение граждане, доставленные из Западной Европы. В одном сарае размещались мужчины, во втором - женщины. Приблизительно на расстоянии 300 м от этих сараев находилась каменная или бетонная душегубка. Дорога к душегубке, шириной 3-4 м, также была огорожена колючей проволокой, в которую были вплетены сосновые ветки, и представляла собой своеобразный коридор.

В середине лагеря было кирпичное или бетонное здание, в котором было несколько камер. Прибывших в лагерь для уничтожения граждан заставляли раздеться и под предлогом искупаться в бане заводили в камеру, после чего камера закрывалась и наполнялась газом от работающего мотора, существовавшего для выработки газа. Таким образом, в камерах происходило массовое удушение отработанными газами мотора внутреннего сгорания. Трупы удушенных выносились и складывались в кучу на территории лагеря смерти, после чего сжигались.

После того, как лагерь Собибор был расформирован, Алексенко был переведен в концлагерь около с. Гузен (Австрия). Оттуда он и еще трое охранников совершили побег. Наткнулись на немецкий пост, завязалась перестрелка, в которой двое беглецов погибли, третий пропал без вести. Алексенко добрался до Чехословакии, там вступил в партизанский отряд Яна Рохача (около 100 чел.) и воевал в его рядах до 9 мая 1945 г. В отряде выполнял функции разведчика и диверсанта.

После капитуляции Германии отряд Рохача прекратил свои действия. Алексенко сдал оружие и явился в г. Буднивице в советскую военную комендатуру, где заявил коменданту, что находился в чехословацком партизанском отряде. Комендант направил Алексенко в фильтрационный лагерь в местечке Карлупы, откуда позднее он был снова мобилизован в Советскую Армию. После войны Алексенко работал учителем в средней школе в г. Балашове Саратовской области.

15 октября 1949 г. трибунал Сумского гарнизона приговорил А. Алексенко к 20 годам ИТЛ с конфискацией имущества. Наказание осужденный отбывал в Коми АССР, в Устьвымлаге. В 1955 г. дело Алексенко пересматривалось в рамках прокурорского надзора, предлагалось сократить ему срок до 15 лет, но документы, подтверждающие вынесение данного решения, в материалах дела отсутствуют.

Елена Приймач

Статья написана по материалам уголовных дел на Ляхова, Тищенко, Алексенко в ГУ УСБУ в Сумской области. Благодарю архив СБУ в Сумской области за всестороннее содействие в работе с документами.











Новости
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Новости
Товары