Мужественный бренд города

«Верному сыну народа»: об истории появления в Сумах памятника С. П. Супруну

Сумщина - родина многих выдающихся военных деятелей. Потому нет ничего удивительного, что во многих населенных пунктах нашего региона установлены монументы, связанные в первую очередь с событиями войны 1941-1945 гг.

В областном центре есть памятники сразу двум известным военным летчикам - Ивану Кожедубу и Степану Супруну. Однако если скульптура Ивана Никитовича появилась при памяти ныне здравствующего поколения - в 2004 г., то бюст Степана Павловича был водружен более 70 лет назад. Истории его появления и посвящена эта публикация.

Биография героя

Людям, интересующимся историей ВОВ или краеведением, жизнеописание Супруна известно довольно хорошо, потому укажем здесь лишь самые основные вехи его биографии.

Родился Степан Павлович 2 августа 1907 г. в с. Речки нынешнего Сумского района в многодетной крестьянской семье. В 1913 г. семья Супрунов эмигрировала в Канаду (г. Виннипег), где Степан окончил школу (благодаря чему свободно говорил на английском языке). В 1924 г. семейство вернулось на родину и поселилось в Сумах. Здесь юный Степан начал свою трудовую деятельность учеником столяра в кустарной мастерской. Затем трудился в мастерской комитета безработных и на машиностроительном заводе им. Х. Г. Раковского (позднее - имени Фрунзе, ныне - СНПО). В 1929 г. благодаря хлопотам отца, ответственного секретаря исполкома Сумского округа (округ - основная административно-территориальная единица УССР в 1923-1930 гг.), Степан по призыву в армию был направлен в авиацию. В 1931 г. окончил школу летчиков при 83-м авиационном отряде. После учебы последовала служба в Бобруйске, Брянске, Москве (с 1933 г.). В советской столице Супрун служил при Научно-испытательном институте ВВС РККА, где его товарищами стали выдающиеся авиаторы современности - Валерий Чкалов, Владимир Коккинаки и Георгий Байдуков. За успешное испытание летательных аппаратов Степана Павловича неоднократно премировали деньгами, разово - автомобилем, также он был награжден золотыми часами (их ему вручал лично нарком обороны, маршал К. Е. Ворошилов), двумя орденами Ленина и, наконец, в мае 1940 г. - медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза. В 1937 г. молодой авиатор был избран депутатом Верховного Совета СССР. В том же году над летчиком сгустились тучи - он был исключен из партии в связи с делом начальника Политуправления РККА и первого заместителя наркома обороны СССР Яна Гамарника; могло дойти и до ареста. Однако благодаря заступничеству сослуживцев Супруна восстановили в ВКП(б).

Военное командование справедливо считало летчика незаменимым в испытании машин, привлекая его в состав советских научно-технических комиссий, выезжавших за границу (США, Германия) с миссией изучения и покупки иностранной военной техники. В результате Степан Павлович облетал не только все новые отечественные марки авиационной техники, но и многие иностранные (в общей сложности - более 140 конструкций). Например, во время посещения весной 1940 г. советской делегацией авиа- и мотостроительных заводов III Рейха на аэродроме в г. Росток он немало удивил «коллег» из люфтваффе, с ходу облетав самолет марки Heinkel He 100, используя фигуры высшего пилотажа, которых, по воспоминанию генерала авиации И. Ф. Петрова, «не делали немецкие летчики при заводских испытаниях». После посадки немцы понесли Степана на руках в столовую, где Эрнст Хейнкель, глава одноименной авиационной фирмы, устроил в его честь банкет. «В ознаменование столь акробатического полета он предложил своеобразный салют: после каждого выпитого тоста рюмки били о лист 10-миллиметровой авиационной фанеры. К концу банкета у этого листа выросла довольно большая куча битого хрусталя», - описывал необычное торжество советский военачальник.

Авиатор поучаствовал в военном конфликте на Дальнем Востоке, где Советский Союз оказывал помощь Китайской Республике в отражении японской агрессии. Правда, далось это ему с большим трудом - уж очень не хотело командование отпускать из-под крыла талантливого испытателя, тем более после гибели Валерия Чкалова. В 1939-1940 гг. Супрун возглавлял группу советских летчиков в Китае, лично сбив на И-16 шесть самолетов Империи.

С началом нацистского вторжения в СССР в июне 1941 г. подполковник Супрун получил разрешение командования на создание 1-го истребительного авиационного полка особого назначения (позже - 401-й полк), основу парка которого (40 машин) составили новейшие высотные истребители МиГ-3. 30 июня командир полка отправил в Сумы своей семье последнее сообщение: «Чкаловская. Дорогим родным. Сегодня улетаю на фронт защищать свою Родину, свой народ. Подобрал себе замечательных летчиков-орлов. Приложу все свои силы, чтоб доказать фашистской сволочи, на что способны советские летчики. Вас прошу не беспокоиться. Целую всех. Степан».

Однако долго руководить своими «орлами» Степану Павловичу не пришлось. Командир сам совершал боевые вылеты, проводил разведку, подвергая себя опасности. В небе над Беларусью в первом же бою полка 2 июля он лично сбил несколько самолетов противника, а через два дня, отправившись на «охоту» против асов люфтваффе, погиб в бою. Его тело было похоронено местными жителями близ деревни Монастырь Толочинского района Витебской области. Гибель летчика сослуживцам Супруна подтвердил один местный житель, принесший в штаб 23-й авиадивизии обгоревшие документы, звезду Героя Советского Союза и депутатский значок Степана Павловича. Место погребения удалось обнаружить лишь спустя 19 лет - 28 июля 1960 г. состоялось перезахоронение останков нашего выдающегося земляка. 22 июля 1941 г., согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР, уже посмертно, Супруна представили во второй раз к званию Героя Советского Союза, в первую очередь за умелое сопровождение его «орлами» бомбардировщиков. Таким образом, Супрун стал первым из всех награжденных в годы Великой Отечественной войны, кто был повторно удостоен звания Героя Советского Союза.

«Из внелимитных капвложений»

Все вышеперечисленное отвечает на логичный вопрос - зачем понадобилось в голодное послевоенное время тратить значительные средства не на решение острых хозяйственных задач города, а на установку памятника. Население нуждалось не только в материальной поддержке, но и в укреплении духа. Именитый летчик, дважды Герой Советского Союза кстати подходил на роль символа воинского мужества, сына народа, устоявшего и победившего в схватке с беспощадным врагом. Не зря же его портрет и прежде вместе с портретами трижды Героя Советского Союза И. Н. Кожедуба и Героя Социалистического Труда А. А. Пармузиной выставлялся на Красной пощади (ныне - пл. Покровская) во время официальных государственных торжеств. Наконец, установка памятника была даже запоздалым действием, поскольку эта инициатива исходила со стороны правительства. Сообразно тексту упомянутого Указа 1941 г., предполагалось Супруну «соорудить бронзовый бюст и установить его на постаменте на родине награжденного».

Окончательное решение об установке монумента было принято исполкомом Сумского горсовета в октябре 1945 г. Тогда местная власть постановила на изготовление проекта памятника выделить 25 тыс. руб. - из суммы «общей экономии по бюджету на 1945 год». В апреле 1947 г. исполком утвердил «титульный список на строительство памятника дважды Герою Советского Союза подполковнику Супруну в г. Сумы на Петровской площади» (ныне - часть площади Независимости) в размере 329200 руб. «за счет внелимитных капиталовложений по благоустройству города» (внелимитные капвложения - затраты средств предприятий и учреждений сверх государственного плана, за счет специальных источников финансирования, например, из получаемых ими ассигнований). Летом того же года эта сумма выросла до 350 тыс. руб., что составило почти половину годового расхода города на задачи благоустройства «по внелимитным капиталовложениям». Наконец, на само открытие памятника горсовет выделил исполкому 5800 руб. с припиской «расходы

оплатить за счет перевыполнения доходов по местным налогам и сборам». Итого на памятник было потрачено более 380 тыс. руб.

Для понимания объема указанной суммы приведу цены на некоторые товары и услуги в конце 1947 г. в Сумах: один номер газеты «Більшовицька зброя» стоил 20 коп., проезд в автобусе - 1-1,5 руб., 1 кг мела - 20 руб., табуретка - 30 руб., алюминиевая кастрюля - 46 руб., суконная фуражка - 55 руб., детская кровать - 145 руб. При этом зарплаты населения в среднем составляли 250-500 руб. Зарплата директора городского парка - 790 руб., методиста института повышения квалификации учителей - 600 руб., кассира - 360 руб., уборщицы - 225 руб. Учителя уходили на пенсию в 150 руб., а вот персональная пенсия местного значения для бывших участников борьбы за власть советов составляла 300-400 руб.

«Крайне медленно...»

Изготовление памятника было поручено скульптору-монументалисту, члену Союза художников СССР Якову Самойловичу Ражбе (1904-1986). К этому времени он уже был известен выполненными в соавторстве барельефами, установленными на фасадах и в интерьерах общественных зданий в Луганске, Харькове и Днепропетровске, а также памятником Дзержинскому на Штеровской ГЭС (Луганская обл.). Сумской «Супрун» - первая самостоятельная крупная скульптурная портретная работа мастера. Автором постамента выступил архитектор Николай Кузьмич Иванченко (1904-1970), известный по работе над проектом павильона УССР на ВДНХ в Москве (в соавторстве) в довоенный период, а также над постаментом памятника А. В. Суворову, установленного в Измаиле уже по окончании войны.

Авторы своевременно изготовили проект и предоставили все необходимые материалы, чего не скажешь о непосредственном исполнителе - киевском тресте «Будмонумент». Это вызвало беспокойство среди представителей сумской городской власти. Судя по распределению выделенных на памятник средств, основные расчеты по его созданию проводились в III квартале 1947 года. Однако, как стало известно, на середину августа изготовление монумента практически не сдвинулось с мертвой точки. Пришлось сумчанам самим включиться в этот процесс: фрунзенцы взяли на себя отливку постамента к 1 октября, расположенная в городе часть военных строителей - устройство к 15 сентября фундамента. Параллельно осенью была проведена перепланировка сквера на Петровской площади с учетом предполагавшейся в нем установки памятника (вокруг монумента разбили клумбу, от круговой дорожки радиально расходились аллеи, сделали четыре входа в сквер, установили лавочки). Тем не менее, несмотря на сразу же взятый быстрый темп работ, власти так и не удалось успеть с установкой скульптуры ко дню основного государственного праздника 7 ноября - Великой Октябрьской социалистической революции (предположительно, изначально планировали установить памятник Супруну ко Дню освобождения города - 2 сентября). Приемка произошла уже

8 ноября в присутствии одного из авторов - Н. Иванченко.

9 ноября 1947 г. состоялось торжественное открытие памятника. По этому поводу сперва был дан артиллерийский салют, а затем состоялся митинг, на котором выступили представители органов власти, артиллерийского училища, педагогического института, брат героя Григорий, а также мать Степана Павловича. В частности, Прасковья Иосифовна поблагодарила сумчан за память о ее сыне, который ей навсегда запомнился жизнерадостным и веселым человеком (таковым его рисовали в мемуарах и соратники по военной службе).

«Превосходно выполненные детали»

Именно так охарактеризовал художественные особенности памятника известный сумской архитектор Анатолий Дейнека. Высота бюста (бронза) составляет 1,2 м, а постамента в виде классической колонны (чугун) - 3 м. Последняя водружена на прямоугольном стереобате (цоколе), украшенном по верхнему краю орнаментом из лавровых листьев. Скульптор, мастер психологического портрета в бронзе, фотографически точно передал детали развернутого в сторону лица Супруна, подчеркнув сильный характер и твердый взгляд летчика. Искусствовед С. Побожий отметил интересную деталь - «плечи снизу срезаны таким образом, что далеко выступают за край колонны-постамента, в некоторой степени ассоциируясь с крыльями», что по задумке скульптора подчеркивало принадлежность Степана Павловича к выбранной им профессии. На гимнастерке видны награды героя - ордена Ленина и звезды Героя Советского Союза. На фасаде постамента посредине установлен овальный бронзовый щит, обрамленный венком из лавровых листьев. Внутри размещен текст указа Президиума Верховного Совета СССР на украинском языке о награждении подполковника второй медалью «Золотая Звезда» «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецким фашизмом» с предложением установить ему памятник. Под щитом размещена эмблема на петлицы ВВС СССР (крылья и пропеллер).

Мемориализация Супруна привела к написанию ряда посвященных ему стихотворений с обязательным упоминанием памятника в Сумах. Одно из первых принадлежит А. Янину, назвавшему авиатора в духе эпохи «звитяжцем сталінського гарту». Уже без упоминания «вождя всех народов», в 1957 г. сумской поэт Анатолий Семенюта написал посвященную Степану Павловичу «Песню про сокола», оценив жертву летчика, отдавшего свою жизнь за мирные и радостные будни:

Але ж не даром пролилася кров:

В міському сквері знов цвітуть

каштани,

Життя шумить, всміхається ізнов.

І знов гуляють парами кохані,

Над ними в небі мерехтять зірки...

А він стоїть у бронзовім убранні,

Живий в народнім серці на віки.

И вправду, тенистый и уютный сквер на Петровской площади был известным местом назначения встреч и свиданий.

В 1970-е в связи с реконструкцией Петровской площади памятник Супруну был перенесен на новое место - в сквер в начале ул. Дзержинского (ныне - ул. Троицкая). Здесь, на возвышении, над широкой лестницей памятник смотрелся особо подчеркнуто и торжественно, хоть и оказался несколько отстраненным от общественного пространства. Вместе с тем существует мнение представителей старшего поколения горожан о том, что на старом Петровском майдане «Супрун» все же лучше вписывался в городскую среду, оставаясь доминантой зеленой территории площади.

В период Независимости памятник и территория вокруг него дважды подвергались ремонту. В 2006 г. было обновлено тротуарное покрытие, поставлены скамейки. В 2015 г. - отреставрирована лестница, а сам памятник покрашен. В черный цвет был убран постамент; бюст, бронзовые детали постамента и лавровая ветвь покрыты золотым колером. Впрочем, данные нововведения вряд ли можно признать настоящей реставрацией. С художественной точки зрения, памятник, конечно, только потерял.

Летчик-испытатель, воздушный ас японско-китайской и Второй мировой войны, безусловно, заслуживает свое место среди мемориальных объектов и в истории нашего города. Супрун, выражаясь современным языком, - бренд Сум. Это понимала городская власть послевоенного времени, акцентировав биографию авиатора в сумской контекст (памятник, сквер, название улицы, популяризация биографии героя). Вопрос - есть ли такое понимание сегодня и сохранится ли оно в будущем?

Дмитрий Кудинов











Новости
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Новости
Товары