новости

«Будто из концлагеря вышла...»

20.09.2020 15:11

Дуся говорит, что ее били, постоянно держали под замком и впроголодь

В редакцию ВШ пришли две женщины - одна статная, уверенная в себе, вторая - маленькая, худенькая и молчаливая. Обратились они к нам с необычной просьбой - помочь вернуть документы - паспорт, код и банковские карточки. И рассказали свою непростую историю...

Около четырех лет назад Юлия Петровна познакомилась с Евдокией Ивановной. Обе женщины немолодые, Евдокия к тому же имеет легкую умственную отсталость, жила в селе одиноко, и жизнь ее веселой не назовешь... Дом в с.Козельное разваливается, ремонтировать его некому, да и не за что...

Женщины подружились. Юлия Петровна пожалела Дусю и забрала ее к себе в Краснополье. Три месяца они прожили вместе, оказалось, что у Евдокии нет никаких документов, куда делся паспорт, справка об идентификационном коде, она не помнила. Юлия Петровна помогла восстановить документы, оформить пенсию, банковскую карту, на которую ее выплачивали. И вот когда все это было сделано, у Евдокии вдруг объявились друзья. Они начали уговаривать жить с ними, мол, все будет хорошо, будешь у нас жить-поживать и добра наживать. Уговорили. Юлия Петровна, предчувствуя недоброе, взяла справку в «ПриватБанке», где Евдокия получала пенсию, что долговых обязательств у нее нет. И подруга переехала к друзьям.

Прошло несколько месяцев. «Друзья» свою подругу передавали друг другу как переходящее знамя, и каждый в банке брал от ее имени кредит. Суммы небольшие - тысяча, полторы, - но погашать их никто не собирался. А потом Дуся попала в реанимацию - перепутала бутылку с ядом с бутылкой с лимонадом и хлебнула. Хорошо, что врачи успели вовремя, Дусю откачали. После этого «друзья» перепугались, из больницы Дусю забрали, но не к себе домой, а отвезли на автостанцию и бросили. Кто-то Дусю узнал, вспомнил, что она жила в Краснополье, - вот и посадил ее в автобус, который как раз туда ехал. В нем, по счастью, была Юлия Петровна. Так Дуся снова вернулась к ней.

Жить с этой женщиной было непросто - и характер, и слабоумие наложили свой отпечаток. Но Юлия терпела, помня выражение Экзюпери «мы в ответе за тех, кого приручили», и старалась спокойно относиться к выходкам своей подопечной. А тут - новый сюрприз. Выяснилось, что пенсии у Дуси фактически нет, так как нужно выплачивать кредит. Чтобы сумма не увеличивалась и проценты не накапливались, решили пенсию полностью отдавать на погашение кредита. Прошло несколько месяцев, большую часть заплатили, оставалось отдать около четырех тысяч. Жизнь понемногу налаживалась.

Как-то Юлия Петровна вместе с Евдокией поехали собирать шиповник в село. Этот населенный пункт приграничный, так что при себе нужно иметь документы, удостоверяющие личность. Паспорт у Юлии Петровны был, а есть ли он у подруги, забыла проверить. Оказалось, нет. Что делать? Возвращаться назад, не собрав шиповник, не хотелось. Юлия Петровна вспомнила, что в этом селе у нее живет знакомая Ирина (имя изменено). Вот она и попросила, чтобы Дуся день-два побыла у нее, а Юлия съездит в Краснополье, возьмет документы Дуси и заберет подопечную домой.

Ирина жила одна, имела большое хозяйство (две коровы, теленок), так что помощь Дуси лишней не была. А вечером Ирина позвонила Юлии и сообщила, что Дусе у нее очень понравилось и она не хочет возвращаться.

- Я была не против, - рассказывает Юлия Петровна, - но честно Ирину предупредила, что Дуся умственно отсталая, что на ней висит кредит и его нужно будет погашать. Правда, вскоре Евдокия должна получить деньги за свой земельный пай (это около трех тысяч) и пенсию, так что этих денег должно хватить, чтобы закрыть долг.

Так Дуся снова сменила место жительства. Я, наученная горьким опытом, документы - паспорт, идентификационный код и банковскую карточку Евдокии - отдавала подруге в присутствии свидетелей, в сельхозконторе, и взяла об этом расписку. Дуся осталась жить у Ирины, и два года я о ней ничего не слышала.

А тут ко мне приезжает дочь подруги и рассказывает, что ее мама очень сильно обижает Дусю, бьет ее, держит впроголодь и заставляет много работать.

Я поехала узнать, как обстоят дела, но Ирина меня на порог не пустила. Говорю ей: «Покажи Дусю!» - «Она спит, - ответила подруга, - и вообще это не твое дело». Пришлось уйти, но беспокойство за Дусю появилось.

И вот в августе мне позвонила соседка и рассказывает, что Дуся моя в психбольнице. Оказывается, она сбежала, как-то добралась до автостанции с. Алексеевка. Но Ирина об этом узнала, приехала на машине и начала Дусю заталкивать в авто. Тут на станцию подъехал автобус из Беловод, люди увидели все это безобразие - пожилую женщину, которая яростно сопротивляется и кричит: «Я никуда не поеду», и вторую, которая запихивает ее в машину. Кто-то вызвал полицию. Приехал наряд, полицейские, видя неадекватное состояние жертвы насилия, вызвали скорую, которая и доставила Дусю в областной психоневрологический диспансер.

Когда я ее увидела, у меня сердце кровью облилось - была полная цветущая женщина, а стала худющая старушка, будто из концлагеря вышла. Санитарки мне рассказывали, что когда ее привезли - Дуся страшная была, бомжи лучше выглядят - дрожит вся, одетая в тряпье, грязная. Санитарочки и медсестры ее вымыли, постригли, одежду дали. Пролежала в больнице до 10 августа, а потом я Дусю забрала к себе.

Как она рассказывает, тяжело ей пришлось, ее били, постоянно держали под замком, ни с кем не разрешали говорить. Два года назад Дуся попыталась сбежать, добралась до соседнего села, но там Ирина ее поймала и вернула в домашний ад.

Теперь Дуся снова живет у меня, но проблема в том, что паспорт, банковская карточка остались у Ирины - и отдавать их она не хочет. А недавно звонит мне и требует, чтобы я вместе с ней пошла в суд, так как «ПриватБанк» подал иск на Дусю за невыплату кредита, Ирина его так и не погашала, хотя получала Дусину пенсию и на карточку перевели около 10 тысяч за земельные паи Евдокии. Что дальше делать, не представляю.

Так как на «Привате» висит кредит, Ирина переоформила выплату пенсии на карточку «Ощадбанка». Мы ее заблокировали, чтобы она не могла получать пенсию Дуси, но ведь и Дуся ее получить не может - для оформления новой карточки нужен код и паспорт, а Ирина их не отдает, кричит: «Мне Дуся должна, я за нее кредит платить не буду, там больше 20 тысяч набежало!» Как нам хотя бы паспорт вернуть?

Наш корреспондент связался с бюро правовой помощи, где разъяснили, что нужно делать и куда обращаться. В итоге Юлия Петровна вместе с Евдокией поехали в Сумской райотдел полиции, где написала заявление с требованием вернуть паспорт, справку об идентификационном коде и банковские карточки. Рассказали следователю и об условиях, в которых Дуся жила. Материалы передали для разбирательства участковому. С ним пообщался наш корреспондент. К сожалению, так как участковый один на несколько сел, работы ему хватает. До каждого села добираться приходится на перекладных, а топлива нет. Материалов много, так что разбирается он с ними в порядке очереди. Но через три-четыре дня обещал поехать в село и разобраться в ситуации.

Надеемся, что так и будет - и правоохранители не только помогут вернуть паспорт, но и выяснят, действительно ли Евдокию насильно удерживали в доме, заставляли работать и отбирали пенсию и паевые деньги. И если этот так, то этим займутся всерьез, ведь уголовное наказание за подобные действия никто не отменял. Если над Евдокией действительно жестоко издевались и держали впроголодь, то неужели в селе об этом никто не знал? Почему не сообщили об этом полицию? Неужели всем было просто наплевать? Что будет с кредитным долгом? Ведь в любом случае с ним придется разбираться в суде, тем более что этот процесс уже запущен банком...

Виктория Ростоцкая


п»ї












Новости
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Новости
Товары