новини

Из двухмиллионной взятки вышел пшик

11.12.2021 10:31

Некоторые уголовные производства, кажется, открываются исключительно для того, чтобы показать, как не надо работать. И большинство из них начинаются с весьма громких заявлений и большого общественного резонанса.

Недавно коллегия судей Заречного райсуда г. Сумы закончила рассмотрение одного из таких дел. От его открытия до завершения прошло семь лет. И остается только догадываться, как повлияли эти семь лет на жизнь обвиняемой по этому делу - бывшей начальницы одного из отделов обеспечения деятельности руководства ОГА Ирины Т.

Как водится, громкое задержание прогремело на всю Украину. СБУ и Генпрокуратура, проводившие операцию, не скромничали в деталях: по их данным, целая группа чиновников организовала преступную схему, собирая большие суммы с предприятий и должностных лиц под видом помощи на АТО. В частности, Ирина Т. была задержана после получения

300 тыс. меченых гривен. Это была третья часть взятки от тогдашнего руководителя управления ГСЧС в Сумской области. Последний утверждал, что взятку с него требовали за то, чтобы он остался работать на своей должности. Согласно озвученной информации, чиновница уже получила 517 тыс. грн.

(100 тыс. в безналичной форме и 417 тыс. - наличными) взятки, эти факты также были задокументированы в рамках уголовного производства. «В ходе обысков в служебных помещениях были обнаружены платежные поручения, письма благотворительных фондов по перечислению средств якобы на нужды АТО, распечатки о движении средств по счетам этих фондов, другие документы, подтверждающие перечисление средств от субъектов хозяйствования», - сообщали в пресс-релизах силовики. И спасатель, и адвокат Ирины Т. утверждали, что деньги предназначались для Владимира Шульги, который был губернатором области после событий на Майдане, с марта по сентябрь 2014 года. Сама Ирина полгода провела в Лукьяновском СИЗО в Киеве. Поскольку причастность экс-губернатора доказана не была, преступление, вменяемое ей, было квалифицировано как мошенничество и подстрекательство к даче взятки - ведь она не имела отношения к назначению на должности руководителей областных управлений. После первой передачи обвинительного заключения в суд, в мае 2015 года коллегия судей отправила его обратно прокурору из-за ряда недостатков документа. Спустя какое-то время дело вновь попало в суд, затем состав суда менялся и рассмотрение начиналось сначала. И вот в нем наконец поставлена точка.

Согласно данным обвинения, Ирина ввела руководителя облуправления ГСЧС в заблуждение и от имени председателя ОГА потребовала у него 2 млн. грн. за то, что он останется на своей должности, но фактически передавать их не собиралась, а хотела присвоить. Тот был вынужден согласиться. Обвиняемая предложила ему перечислить эти деньги как благотворительную помощь на счет благотворительного общества «Засулля», якобы на нужды Вооруженных Сил Украины, и дала ему необходимые реквизиты. В июле 2014 года спасатель перечислил 100 тыс. грн. на указанный счет и передал квитанцию обвиняемой. Она же предложила руководителю фонда купить за эти средства ряд товаров и услуг, не связанных с оказанием благотворительной помощи военнослужащим, и поручила получить их своему знакомому. В итоге Ирине были доставлены пачки различной ксероксной бумаги, скотча, деловой дневник, средства для мытья посуды и унитазов и даже уличная урна и туалетная бумага. А ее знакомый получил по доверенности талоны на бензин, микроволновку, составляющие компьютера, набор отверток, фотоаппарат, чехлы для телефонов, наушники, сетевые фильтры, планшет. Также за эти деньги помещение на ул. Воскресенской, 15, где и складировались все приобретения, было оборудовано охранной сигнализацией. Дальнейшие средства спасатель, уже обратившийся к правоохранителям, передавал наличными - 100 тыс. грн. в сентябре и 300 тыс. - в октябре, когда указ об увольнении Владимира Шульги с должности губернатора был уже подписан, и обвиняемая об этом знала. После этого ее задержали.

В суде Ирина не признала свою вину в полном объеме. По ее словам, губернатор и начальник управления ГСЧС обсуждали финансовые вопросы без ее участия, и она не знает, какие у них были договоренности. Губернатор сказал ей получить средства для дальнейшей их передачи в АТО. У нее не было цели завладеть этими деньгами, с потерпевшим вопрос передачи средств за должность она не обсуждала. По поручению Владимира Шульги передала реквизиты благотворительного общества, к которому не имела отношения, оплату средств не контролировала. Наличные деньги от потерпевшего взяла для передачи руководителю, о том, что он уже уволен, не знала. По ее поручению директор благотворительного общества товары не покупал, что он имел в виду в своих показаниях, она не знает. Платежки о закупке бумаги не контролировала, а чехол на ее личном телефоне (который был в списке покупок) ей подарили друзья, где они его приобрели, она не знает.

Сторона обвинения предоставила массу письменных доказательств, включающих протоколы следственных действий, однако суд посчитал их недопустимыми. Ведь досудебное расследование вели следователи Генпрокуратуры Украины в то время, как и по предмету обвинения, и по кругу участников данное дело должны расследовать сотрудники органов внутренних дел. Доказательства же могут быть получены только уполномоченными на это лицами (органами), иначе они являются недопустимыми.

Согласно закону, прокурор, открыв уголовное производство, должен был передать имеющиеся у него материалы Нацполиции и поручить ее следственным органам досудебное расследование. Однако первый заместитель Генпрокурора Украины вынес постановление о поручении досудебного расследования следственным органам Генпрокуратуры, видимо, не зная, что подследственность дела определяется законом, а вовсе не назначается в ручном режиме.

Таким образом, все письменные доказательства и материалы дела были признаны недопустимыми, а единственными допустимыми доказательствами, предоставленными стороной обвинения, стали показания свидетелей. Которые, как водится, ничего не знают, ничего не помнят и ничего по существу дела не сказали. После начала слушания сначала в связи с заменой состава суда потерпевший отказался принимать в нем участие и давать показания - так что и его слова в расчет не принимались. В связи со всеми этими обстоятельствами суд принял решение признать Ирину Т. невиновной в предъявленном ей обвинении и оправдать ее.

Ярослав Берест


п»ї






Новини
Реклама
Новини
Новини
Будь в курсі!