22 июня посвящается

О боях за Сумы. Записки очевидца

Из дневника подполковника Хайрутдинова, воевавшего на Сумщине и погибшего в лагере «Дахау»

Уважаемые читатели! Предлагаемый вашему вниманию дневник - единственное свидетельство о боях в Сумах в октябре 1941 года. Он опровергает миф о том, что Красная Армия оставила город без всякого сопротивления, что наши солдаты бежали, едва завидев немцев.

Судьба автора мемуаров, отрывки которых мы публикуем, да и самого текста, весьма драматична. Музагит Хайрутдинович Хайрутдинов родился в 1901 г. в Башкирии. Известный татарский поэт (псевдоним Хайрутдин Мухай), с 1919 г. в Красной Армии. Долго служил в Средней Азии на границе. Участник боев на озере Хасан. К началу войны - подполковник. 789-й полк под его командованием с августа 1941 г. на фронте, с тяжелыми боями отступал от Днепра через Конотоп, Терны, Сумы на Белгородщину. За боевую доблесть полк стал гвардейским. Летом 1942 г., в окружении под Харьковом, тяжело раненый командир попал в плен. Словно чувствуя беду, за несколько дней до ранения он отослал свои записки жене, Марьям-ханум. В плену непокорный татарин стал одним из руководителей подпольной группы «БСВ» (Братское сотрудничество военнопленных). Организация была раскрыта. 4 сентября 1944 г. Музагит Хайрутдинов и его 91 товарищ были расстреляны в лагере смерти «Дахау». Узник «Дахау», чех Франц Блаха, на Нюрнбергском трибунале вспоминал, что перед смертью приговоренные пели «Интернационал».

Воспоминания воина и поэта были опубликованы в 1978 г. в Казани. В Украине они публикуются впервые.

7 октября, 1941 г.

Опять всю ночь в дороге. Спим на ходу. Ночь темная, грязь. Дорога местами непролазная. Приходится частенько вылезать и подталкивать машину. До села Степановки осталось немного.

Светает. Мы на перекрестке дорог в трех километрах южнее Степановки. Справа - село Головашевка. С той стороны доносятся не то взрывы, не то выстрелы. Чуть левее - села Красное и Добровольск. Берега речки Сумы, разделяющей эти села, очень топкие.

На высоте у перекреста дорог оставляю батальон Шеверева. Это самая важная позиция, поскольку находится на большаке между городами. Жукову достались хутор Тротивищина и деревня Новогеоргиевка. Фронт растянут, но в открытом поле врагу будет не очень-то удобно. Ибрагимова послал в Подлесновку. Там наш резерв, им нужна помощь.

Пока размещал роты, настал полдень. Дождя не было, но прохладно. В Подлесновке надо подыскать нам дом потеплее. Местные жители не столь щедры, как в селе Красном. И суп из наших консервов нам сварили без особого желания.

Вздремнул. Как будто легче стало. Никаких вестей о передвижении врага. По старой привычке, ждем нового приказа об уходе. Он, бесспорно, будет. Но когда? Все хорошо понимают, что эта очередная остановка лишь для того, чтобы передохнуть и подкрепиться. Все готовы снова двинуться в путь.

8 октября

Вечереет. Справа доносится до нас очень далекая орудийная канонада. Кто-то сообщил: танки врага, находящегося правее, дошли до хутора Бульбовщина, где расположился штаб дивизии. Это у нас в тылу. Как бы нам не отрезали путь. Получили приказ перебраться в город Сумы. Собираемся в поход.

В районе расположения Шеверева стучат пулеметы, рвутся мины. Что же там происходит? Похоже, что наше сегодняшнее отступление не обойдется без боя. Спасти нас может лишь темнота. Уходим. Машина то и дело вязнет в грязи... Нас догнал Шеверев. Немцы наткнулись на два его пулемета.

- Батальона врага как не бывало, - доложил Шеверев. - Немец пригнал две бронемашины, чтобы охранять солдат, подбирающих убитых и раненых... Слышите?.. Все еще стреляют. Впустую...

Так Шеверев приостановил противника, наступавшего нам на пятки. Этот короткий бой по тактическому значению оказался очень важным.

Вокруг сплошная темень. Приткнувшись к машинному окошку, смотрю на карту. Город Сумы на возвышении. С юга к нему подходят шесть дорог, не считая железной. Очень удобное для обороны место. Если в домах поставить огневые точки, закрыть подступы ко всем улицам, в город никто не пройдет.

Но командование, по-видимому, собирается город сдавать без боя. Наша задача, следовательно, сводится к тому, чтобы задержать немцев перед Сумами. Дело это не из веселых, но куда же денешься. Видно, этого требует сложившаяся обстановка.

Мы, как слепые и глухие, не ведаем, что вокруг нас творится. Нет вестей и с других фронтов. Газет не получаем - видимо, наши бесконечные передвижения не дают возможности доставлять нам почту вовремя.

Наши самолеты частенько разбрасывают листовки. Для немецких солдат. Немцы тоже иногда сбрасывают листовки. В одной из них написано: «Красная Армия разгромлена. Маршал Буденный куда-то удрал. Ваше положение тяжелое, быстрее сдавайтесь. Вас ожидает счастливая жизнь». И еще много подобного вранья.

В специальных листовках для колхозников немцы пишут о разрешении земельного вопроса «надлежащим образом». «Помещиков не будет», - пишут они. Знают, что помещики у нас не в чести. «Собирайте урожай, не разбрасывайте его», - призывают листовки. Поистине - курице снится просо, а голодным немцам урожай. Все равно им не видать его, как своих ушей! «Колхозы не разваливайте». Ясно, пока не прибудут помещики, нужно же как-нибудь сохранить для них крупные хозяйства. А колхозники - готовые рабы. Хитро, ничего не скажешь! Этим сказкам никто не верит. Местные жители, разумеется, догадываются, что им угрожает голод, поэтому по возможности стараются все прибрать, а что невозможно спрятать, сжигают, уничтожают, не оставляют врагу ни грамма.

Перед нами город. Слышатся там взрывы. Должно быть, уничтожают заводы, мастерские. Позади нас рушатся мосты. Ничего не достается врагу. В последнее время и погода «работает» против него: дожди совсем размыли дороги. Мы теперь можем не опасаться ни танков, ни машин противника. Сейчас он топает пешком. Говорят, будто у врага есть кавалерия.

Сумы. Я хожу по улицам города. Все они опустели, вокруг лишь разрушенные дома. Изредка встречаются нам группы самообороны. Комдив Макарчук обосновался около моста. Ждет, когда город эвакуируется. Впереди у нас большие сражения.

9 октября

С рассветом начали строить в Сумах оборону и в основном закончили ее к заходу солнца.

По-видимому, до войны Сумы были небольшим, но богатым городом. Сейчас улицы его перегораживают баррикады из мешков, наполненных песком. Несколько дней назад была здесь очень сильная бомбардировка: по обе стороны улиц разрушенные дома, столбы с порванными проводами.

На востоке чудом уцелели несколько мостов через небольшую речку. Мы готовимся разрушить их, укрепляем вдоль восточного берега оборонительные позиции. Забаррикадированные улицы обороняют боевые дружины, созданные в городе, но они так малочисленны, что приходится их усиливать своими людьми.

Вскоре мы покинули Сумы, чтобы занять оборону в районе села Васильевки. Штаб наш расположился в двух километрах от города.

В шесть часов утра был взорван первый мост - Харьковский. В двенадцать часов рухнул и второй - Северный. Первые вражеские отряды вступили в город в сумерках. Боевые дружины оказали врагу сопротивление и, сражаясь, вышли к основной черте нашей обороны.

В боевом охранении погиб красноармеец Гилевский.

Враг вводит в город большие силы. У Харьковского моста произошло столкновение, начался там артиллерийский обстрел, загорелись дома. Наше орудие у въезда на мост разбило несколько вражеских машин: были убиты много солдат и офицеров. Их трупы до наступления темноты лежали посреди мостовой. Снайперы Шеверева сняли с церковной колокольни вражеских наблюдателей.

11 октября

Разведчики обнаружили узкий деревянный мост в укромном месте, в стороне от больших дорог. Судя по словам одной старухи, мост построен всего четыре дня назад, о нем еще не знал ни один человек. Этот невесть как возникший мост и стал причиной сегодняшнего боя. За него дрались девять часов. Обе стороны яростно ходили в атаку друг на друга. Наши орудия и станковые пулеметы, расположенные у Харьковского моста, уже взорванного, также косили вражеские колонны одну за другой.

В этом бою отличился командир пулеметной роты лейтенант Ананьев. Часам к двенадцати бой достиг наивысшего напряжения. Сообщения Шеверева шли кружными путями, так что поступали к нам с опозданием. Посланный к нему из штаба красноармеец Вилков пропал без вести. Мой наблюдатель сержант Русаков сообщил, что большая колонна врага зашла в тыл батальону. Около Васильевки слышны стали не только разрывы снарядов, но и потрескивания разрывных пуль.

Бой продолжался до пяти вечера. Немцам удалось форсировать речку Сумы (судя по всему, речь идет о Псле. - Ред.). Потеряв около пятисот человек, они окружили батальон Шеверева со всех сторон. Я приказал Шевереву отступить. Пришлось ему огнем прорывать линию врага. Раненые красноармейцы вышли берегом реки на участках обороны Константинова и соединились там с подразделением соседнего полка. В сегодняшнем сражении потеряли мы в окопах двадцать своих товарищей. В 19 часов, согласно приказу, дал команду батальонам отступить на другой рубеж.

12 октября

Мы ушли примерно за четыре километра и до рассвета подготовились к новому бою. Наш правый фланг - дремучий лес и разрушенный завод, на левом фланге - село Токари. Перед лесом и заводом - холмистое поле, на котором высились две скирды соломы. Перед селом Токари торфяное болото, за селом - снова лес. Там, говорят, уже появились первые партизаны.

Сегодняшний бой начался в 9 часов 25 минут. Первая партия вражеских разведчиков из Васильевки вышла к нашим позициям, открыла стрельбу и проворно спряталась в поле за большой скирдой. Наша батарея меткими выстрелами вскоре подожгла эту скирду. Беспорядочно посыпались ответные снаряды. Надеясь легко овладеть Токарями, немцы пошли в атаку. Но безуспешно. Артиллеристы, затем пулеметчики повернули их вспять.

Атака повторилась. На этот раз батальон Жукова не стреляет, подпуская их поближе. Вот несколько гитлеровцев уже подошли к самым окопам. Сержант Рагозик внезапно выскочил с гранатой в руке и остановил их. Два солдата стоят перед Рагозиком с поднятыми руками, третий, бросив автомат, побежал назад. Но красноармеец Кузьменко уложил его метким выстрелом. В его сумке нашли карту и пистолет, не успевший сделать ни одного выстрела. «Солдаты кавалерийского эскадрона 75-й дивизии», - говорят пленные, но допрашивать нет времени, велел проводить в штаб дивизии.

Ровно в шестнадцать часов началась третья атака. На этот раз автоматчиков было больше и фронт их наступления шире. Видно, решили взять Токари во что бы то ни стало. Но за полтора часа боя мы так разделали немцев, что немногие из них унесли ноги. Получасовое затишье - и снова немцы начали артиллерийский обстрел. Снаряд попал в дом, где стоял мой штаб. Несколько человек засыпало землей, но убитых и раненых не было.

На этом рубеже враг получил по заслугам. Мы выполнили свой долг. Пора в путь, чтобы успеть до рассвета укрепиться на другом рубеже. Сегодня у нас всего лишь двое раненых.

16 октября

С рассвета 13 октября до 10 часов сегодняшнего утра гитлеровцы ведут себя тише воды ниже травы, хотя и сидят на расстоянии вытянутой руки. По сведениям партизан, враг обошел наш район обороны с двух сторон и продвинулся на 30-40 километров. Прошедшей ночью Жищенко и Передирей, сделав налет на хутор, уничтожили несколько немецких солдат. В 10 утра пришел приказ об отступлении. Слышен гул боя позади нас и где-то справа. Для защиты правого фланга послал первый батальон еще позавчера.

14 октября около Тимофеевки разгорелся бой. Село стоит на пути отхода нашего полка, значит, возможна встреча с противником. Немедленно выслал подкрепление первому батальону.

Простившись с лесником, выступили в путь. Когда вошли в село Марченки, получил сообщение от командира первого батальона: «Враг из Тимофеевки выбит, путь свободен». Позднее стало известно, что батальон, уничтожив несколько десятков гитлеровцев, захватил оружие и патроны к пулеметам. У нас потери незначительные: четыре красноармейца погибли, семь получили ранения. В тыл был отправлен также раненый комбат Ибрагимов.

Покинув село Марченки, расположенное в глубокой низине, пошли вдоль опушки леса через гору и спустились к деревне Кринычная. Это последняя украинская деревня, дальше идет Курская область. Двухчасовой привал на обед и отдых. Хозяева дома, где мы остановились, оказались щедрыми. Белобородый старик велел поставить самовар. Вырыл спрятанную от немцев кадушку меда. Запомнилась его фраза: «Мы русскую землю не позволяли осквернять». Да, он прав. Ни в одну из прошедших войн врага к этим краям не подпускали. Старик - участник войны 1914 года, у него есть основание упрекать нас. Хотя и сам, чтобы нас ободрить, с уверенностью утверждает: «Как бы далеко немец ни зашел, все равно ему тут не удержаться!» Верно сказано.

Идти нам еще далеко. Покидаем и эту деревню. В ней заняла оборону 112-я бригада. Но далеко уйти мы не смогли. В сумерках, перевалив какие-то холмы, остановились в деревне Малый Прикоп, застигнутые ночью. Я постучался в крайний дом.

- Мужчин тут нет, не открою, - отозвался женский голос.

- Не съедим же вас!

- Идите к соседям, там есть мужчины, - стоит на своем хозяйка. Еле уговорили ее. Дверь наконец открылась. Входим. Дом оказался колхозным общежитием. В трех комнатах живут четыре женщины с детьми. Мужья в Красной Армии. Одна из них верит, что муж непременно будет в деревне, и выходит на дорогу встречать его.

- Сам зайдет, - смеемся мы, - не-

обязательно торчать на дороге...

Ночевали в другом доме. Хозяева и тут оказались на редкость гостеприимными. Угостили нас яблоками, приготовили постели. С 29 июня я ни разу не спал разувшись. Впервые за много месяцев блаженствовал на мягкой перине.

17 октября

Несмотря на роскошную постель, проснулся рано. Поваляться бы еще немного, да нельзя. Там, за окнами, слякотно, падает с неба мокрый снег. В такой непогожий день хорошо бы дома сидеть. Но пора в поход. Грязь по колено, с трудом переставляем ноги. Вот и Украина осталась позади. В селе Репяховка возле школы встретил своего помощника. Остановились ненадолго. В сентября школа, как обычно, работала, но вскоре закрылась. Учительница жила здесь же, при школе. Она проворно испекла нам блины. Согрелись чаем.

А дождь с хлопьями снега не прекращается. Нам с каждым шагом все тяжелее продвигаться вперед. Сумерки застали в деревне Семейная, вытянувшейся вдоль дороги. Здесь полк расположился на ночлег...


п»ї

 Комментарии:

Имя Отзыв (сообщение)
Передирей Илья
Дата поступления: 07.07.2011 13:26

Нашел в интернете статью. Читал не отвлекаясь. Очень яркие описания. Хотел бы узнать про бойца по фамилии Передирей. Кто он ,откуда. Может родственник. Если есть возможность, ответьте.

Заранее благодарен.

Оставить отзыв

Имя
Сообщение
 

Внимание! Комментарии с нецензурными выражениями, оскорбительного характера, призывающего к межнациональной розни и пр., содержание которых противоречит Законам Украины, а также содержащие недостоверную информацию - будут удаляться. Если у вас есть достоверная информация (с доказательствами) о правонарушении тех или иных лиц, можете связаться с РЕДАКЦИЕЙ.

Код потверждения
Введите код потверждения:

Если Вы не видите картинку с кодом, проверьте, включен ли в Вашем браузере показ картинок. Если Вы сомневаетесь в том, что за символы изображены на картинке, обновите страницу и попробуйте еще раз.














Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Loading...
Новости
Loading...
Новости