Судьбы

Москва слезам не верила - но верила любви

«А вы любили когда-нибудь, Эльза Ивановна? - «Я - нет, но мне столько об этом рассказывали, что я практически все себе представляю!»

Ее образ возникает на экране часто: нет недели, чтобы, переключая каналы, не остановиться на старых добрых «Розыгрыше», «Блондинке за углом», «По семейным обстоятельствам» или «Москва слезам не верит», а «Старый Новый год» в этом январе вообще крутили день и ночь! Горячей и неизменной любовью зрителей эти фильмы пользуются во многом и благодаря ее в них участию. Героини Евгении Ханаевой, вроде бы далеко не главные, способны были украсить и придать остроту даже самому пресному, самому «советскому» кинопроизведению - но таковых у нее почти не было.

Грустно знать, глядя на них, таких ярких, таких живых, что сама их исполнительница - и довольно рано - ушла из жизни. А еще трудно представить себе создательницу этих острых, резких, часто эксцентричных, часто знающих только свою правоту и не терпящих возражений (как мамаша Родика-Рудика из фильма «Москва слезам не верит»)

героиней любовной драмы. Но случилось именно так: вся жизнь актрисы Евгении Ханаевой предстает настоящей любовной драмой - даже трагедией.

«Женя, с твоей внешностью на героинь можешь не рассчитывать»

Вопреки экранному образу, в жизни она была добрейшим, тонким, интеллигентным человеком. И немудрено: все детство Евгении проходило в Большом театре. Единственный ребенок знаменитого оперного певца (и заместителя директора Большого) Никандра Ханаева, она родилась 2 января 1921 года - в минувшем январе ей могло бы исполниться 90. Женя видела все спектакли с участием отца, присутствовала на домашних посиделках с участием всех знаменитостей того времени. К музыке ее приучали с малых лет, она с удовольствием играла и пела.

Но родители были против того, чтобы Евгения стала актрисой. Она же, когда настала пора делать выбор, осознала, что, кроме театра, ни о чем другом думать не может. Чтобы не огорчать домашних, Женя поступила в МГУ на юридический, но тайно подала документы и в Щепкинское училище при Малом театре. Спустя несколько дней к Никандру Сергеевичу подошел коллега из «Щепки» и горячо его поздравил. «Спасибо, а с чем?» - «Как с чем? Твоя дочь стала нашей студенткой!» Начавшаяся война оборвала эти увлекательные занятия на два фронта.

В 1943 году Евгения узнала, что создана Школа-студия МХАТа. И устремилась туда - она всегда бредила МХАТом - хотя три года учебы в «Щепке» вылетели в трубу. Первыми студийцами вместе с ней стали Владимир Трошин, Игорь Дмитриев, Ирина Скобцева, Михаил Пуговкин, Константин Градополов... Их не учили - воспитывали. Великие мхатовские «старики» рассказывали о жизни и о театре, выслушивали мысли молодого поколения, приглашали в народные сцены и эпизоды. Евгению Ханаеву занимали во всех отрывках, а на третьем курсе удостоили персональной стипендии имени Чехова. Ее дипломная работа - Татьяна в «Мещанах» - имела такой шумный успех, что спектакль студийцев перекочевал на основную сцену МХАТа и даже был выдвинут на Сталинскую премию. Правда, премию дали другим. Что же касается Ханаевой... «Женя, помни: с твоей внешностью на героинь можешь не рассчитывать», - говорили педагоги.

Она и не рассчитывала. Женя стала героиней собственного романа. Она влюбилась в Костю Градополова, сына знаменитого тогда спортсмена и киноартиста, он ответил взаимностью, и все годы учебы они не расставались. Друзья уже считали их супругами, но что-то разладилось.

По семейным обстоятельствам...

Сбылась ее мечта: Евгения стала актрисой МХАТа. А ее любимый все больше отдалялся. Она даже не замечала, что за ней пристально наблюдает начинающий экономист Толя Успенский, сын главного бухгалтера МХАТа. Успенский-старший был личностью уникальной. Потомственный дворянин, до 1917 года служивший в царской армии, он перешел на сторону красных, а когда в 30-х на «бывших» начались гонения, сам Калинин предложил ему занять место главбуха.

Когда у молодых дело дошло до свадьбы, оба родителя брак не одобрили. «Он не нашего круга. Это все несерьезно», - говорил Никандр Сергеевич. «Бог мой! Неужели не мог найти кого покрасивее?» - удивлялся Анатолий Иванович. Тем не менее свадьба состоялась, и в 1953 году у них родился сын Владимир. Но, видно, родители были правы: семейное счастье было недолгим. Евгения понимала, что это не любовь, но хотела иметь ребенка, быть как все...

В театре премьер почти не было. Если в труппе вдруг всем прибавляли зарплату, про Женю говорили: «Она обойдется, у нее богатая семья». И вдруг однажды Ханаеву попросили заменить заболевшую Ангелину Степанову - сыграть королеву Елизавету в шиллеровской «Марии Стюарт». Успех, восторги - и опять тишина. Ситуация изменилась с приходом в МХАТ Олега Ефремова. Он дал Евгении Ханаевой «зеленую улицу», она стала настоящей примой, играла все - и классику, и современность, и драму, и комедию, и гротеск...

А вскоре в театр пришел актер Лев Иванов, от которого без ума были все актрисы (всем, кто видел фильм о декабристах «Звезда пленительного счастья», он знаком по роли грозного генерала Раевского). Но он решил завоевать Ханаеву. Он красиво ухаживал за ней, засыпал цветами, безумствовал... Через три месяца она сдалась. Лев Иванов был ее партнером по нескольким спектаклям, приходилось много работать вместе... и постепенно их чувства стали достоянием всех. Оба были несвободны. Тут же появились «доброжелатели», которые звонили в семьи и рассказывали пикантные подробности из жизни своих «оступившихся» коллег. Некоторые доброхоты не стеснялись подзывать к телефону маленького Володю и в крепких выражениях поносить его мать. Евгения Никандровна посчитала, что оставаться в семье она больше не имеет права. Она не просто оформила развод, но и сына оставила Анатолию Анатольевичу. Так она наказывала саму себя, понимая, что за все надо платить. Лгать, быть неискренней она просто не умела. И в то же время осознавала, что любимый человек не будет рядом с ней, не бросит больную жену... Но она и не требовала ничего - а просто с головой окунулась в пьянящую последнюю любовь.

Москва слезам не верит

1972 год стал для Евгении Ханаевой переломным. В пятьдесят лет она впервые появилась на киноэкране. Дебютом стала роль экономки Эльзы Ивановны в изумительном фильме Ильи Авербаха «Монолог». Авербах снимал «по-театральному» - с репетициями, что было на руку начинающей киноактрисе. И все равно многое было трудно и непонятно. Выручил Михаил Глузский, игравший профессора Сретенского: «Женечка, представь, что ты давно и тайно в меня влюблена и мечтаешь уйти на край света, потому что я твоих чувств не замечаю». «Монолог» стал киношедевром своего времени, и публику потрясли не только игра в нем юной Марины Нееловой, но и преданная Эльза Ивановна, та самая, которая на вопрос «а вы любили когда-нибудь» смиренно отвечает: «Нет, но мне об этом столько рассказывали, что я почти все себе представляю...»

Актрису тут же пригласили в лирическую драму «Странные взрослые», а следующей «визитной карточкой» стала роль мудрой учительницы Марии Васильевны Девятовой в знаменитой картине Владимира Меньшова «Розыгрыш». Поначалу Ханаева отказывалась от съемок в фильме. «Походите по театрам, посмотрите других актрис», - говорила она Меньшову. Но тот не отступал, и его режиссерское чутье не подвело!

Мария Васильевна была настолько достоверна, что актрису стали отождествлять с ее героиней и забрасывать тысячами писем.

Потом Владимир Меньшов скажет: «Кино много потеряло, что не открыло ее раньше!»

Следующие десять лет Евгения Ханаева не сходила с экрана. Советское кино подарило ей амплуа резкой, вполне советской «командирши»: та же мамочка в фильме «Москва слезам не верит», убежденная, что прекрасно знает жизнь и людей; тетушка Петра Полуорлова из комедии «Старый Новый год», называющая себя «мы, старые работники культуры...» и якобы все отдающая народу. Бывшая школьная учительница Татьяна Васильевна из «Блондинки за углом», так привыкшая перекрикивать своих питомцев, что орет во все горло даже дома.

А чего стоит Изольда Тихоновна в фильме «По семейным обстоятельствам»! «Строя» всех, в том числе вполне пожилого сына (Евстигнеев), она внезапно сама становится невесткой... и преображается в хрупкую, нерешительную женщину... Как сама актриса - героини которой стали прикрытием ее теплой, израненной разрушенной жизнью и несчастливой любовью души.

Роковая страсть

Уйдя из семьи, порвав с Ивановым, Евгения Никандровна жила одна. Теперь, снимаясь в трех-четырех фильмах в год, она хорошо зарабатывала, ей устраивали творческие встречи. Конечно, ей льстила слава, была приятна зрительская любовь - ведь все это пришло так поздно.

Сама занималась хозяйством, шила, вязала, готовила, на даче копошилась тоже сама. Зная ханаевские щедрость и великодушие, к ней первой бежали одалживать деньги ее артистичные коллеги...

Была у нее еще одна страсть - автомобиль. Отец подарил ей когда-то «Жигули», и Евгения прекрасно освоила премудрости вождения. Но именно лихачество стало для актрисы роковым. Как-то на перекрестке ей пришлось так резко затормозить, что острая боль пронзила все тело. Через несколько дней боль, правда, прошла, а спустя полтора года возобновилась - и больше не утихала. Не помогали ни мази, ни массаж. Евгения Никандровна все же работала. И выходила на сцену, и снималась, превозмогая дикие боли.

На дворе был уже 1987 год: перестройка, первые в СССР бизнесмены, наконец, раскол МХАТа. Все было интересно, ново, но она уже чувствовала, что близится финал. И решилась позвонить сыну.

Первый разговор - сумбур. Потом Владимир приехал к ней, простившие друг друга мать и сын ездили вместе на кладбище, на могилу деда. Он приходил на ее спектакли в ефремовский МХАТ. Но здоровье Евгении Никандровны все ухудшалось. Наконец она решилась на операцию. Хирург вынес вердикт: «Операция небезопасная, только пятьдесят процентов за успех. Или - или».

Она сказала «да». Указ правительства о присвоении Ханаевой звания народной артистки СССР в больницу через два дня после операции принесли коллеги из театра. Доктор сообщил актрисе: «Евгения Никандровна, вы получили звание народной, если вы меня слышите, пожмите мне руку...» Потом повернулся к актерам: «Она слышит...» Но друзьям показалось, что доктор их только успокаивает. Через десять дней, 8 ноября 1987 года, Евгения Ханаева, не приходя в сознание, умерла.

Подготовила Людмила Гриневич


п»ї

 Комментарии:

Имя Отзыв (сообщение)
 
Отзывов (сообщений) по данной статье нет!

Оставить отзыв

Имя
Сообщение
 

Внимание! Комментарии с нецензурными выражениями, оскорбительного характера, призывающего к межнациональной розни и пр., содержание которых противоречит Законам Украины, а также содержащие недостоверную информацию - будут удаляться. Если у вас есть достоверная информация (с доказательствами) о правонарушении тех или иных лиц, можете связаться с РЕДАКЦИЕЙ.

Код потверждения
Введите код потверждения:

Если Вы не видите картинку с кодом, проверьте, включен ли в Вашем браузере показ картинок. Если Вы сомневаетесь в том, что за символы изображены на картинке, обновите страницу и попробуйте еще раз.
Loading...
Читайте в этой рубрике

Жизнь на птичьих правах

Читать статьюПочему полковник медслужбы запаса из Полтавы до сир пор живет у сумских родственников без документов?

Полтавчанка Евдокия Компаниец - участница боевых действий, инвалид войны I группы, полковник медслужбы запаса, - свой 90-й день рождения встретила в Сумах, в семье родного брата.

... Читать статью полностью

Помогите Славе!

Четырнадцатилетний Вячеслав Чепа - один из лучших учеников Салтыковского учебно-воспитательного комплекса в Конотопском районе. И успевает он не только хорошо учиться, но и играть в футбольной команде, заниматься теннисом, даже быть ведущим на всех школьных праздниках и вечерах. Именно... Читать статью полностью

Обычные люди с необычным хобби

Читать статьюАлексей Евтушенко: "Самое опасное в нашем деле? Огонь!"

Они были первыми, кто поразил город огненными трюками. Представьте себе: ночь, парк, погруженный во тьму, и на его фоне несколько молодых людей жонглируют... огнем. В воздухе мечутся ослепительные огненные фигуры. Уследить... Читать статью полностью















Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Loading...
Новости
Loading...
Новости