Судьбы

Ах, как захочется вернуться...

В «Городок» мы приезжали по воскресеньям, оказывается, 19 лет. Проскочив по дороге полные разного юмора каналы, останавливались на том, где с ходу начинали хохотать от души.

Ролей, которые без конца примеряла на себя эта парочка - Стоянов и Олейников, - и правда хватило бы на целый рай- или даже облцентр. Короче, городок. Ай да типы, ну и рожи! Точь-в-точь наши Иванов с Петровым или Петровна с Иванычем! И как это они подсмотрели?.. И наконец - песня. На титрах уморительно-юмористической программы почти неожиданно начиналась щемящая песня. Полная ностальгии по этому самому городку: «Ах, как хочется вернуться, ах, как хочется ворваться в городок, на нашу улицу в три дома, где все просто и знакомо, - на часок...» и т.д.

И внезапно, как водится, настал день, когда пронзительная грусть песенки терзает сердце и не выходит из головы жителя необъятного этого, сплошного городка - каковым был и уже не будет почти что каждый из нас, телезрителей-любителей «Городка».

«Я не могу представить себе, что я должен о нем вспоминать», - сказал Стоянов, не в силах пока поверить в смерть своего друга и коллеги. Пусть и на нашей странице о веселом, добром, талантливом Илье Олейникове, ушедшем от нас в минувшее воскресенье, он по возможности рассказывает собственным неповторимым голосом.

«На нашу улицу в три дома, где все просто и знакомо...»

Его «городок» - город Кишинев. «Да, улица Кряндера, на которой я родился... Только война закончилась, и все жили воспоминаниями об эвакуации в Узбекистане. Я жил в Кишиневе до 17 лет. И просто лет с 14, когда мы садились за стол, я обязательно выпивал стакан вина - это было в порядке вещей.

Кишинев - это был какой-то совершенный, удивительный город, была такая песня - «Мой белый город, ты цветок из камня...». Действительно, это был такой бело-зеленый город с этим ароматом вина. Я помню такие теплые летние вечера, когда мы с мамой и папой выходили на центральную улицу Ленина, Бродвей в народе. 500-метровка, по которой фланировали, как правило, евреи, потому что тогда Кишинев был столицей Молдавии, а жили там евреи. А где жили молдаване, я не знаю.

И вот, значит, эти потенциальные молдаване, все усеянные брильянтами, все только что не в шубах, хотя очень жарко, где-то часов с 7 до 11 вечера вот так вот гуляют... Было огромное количество маленьких закусочных, где опять же было вино, очень вкусное мясо... А сейчас, к сожалению, Кишинев совершенно другой город. Он какой-то очень темный, мрачный.

У меня фамилия Клявер, если кто не знает. У меня был партнер замечательный - Рома Казаков. Но он был такой же Казаков, как я Олейников, - Бронштейн. А самое страшное, что это он по папе был Бронштейн, а - это Троцкий, если вы помните. А мама у него была Каплан, понимаете?! По матери он был Каплан. Страшная совершенно смесь. И он стал Казаковым. А я был Клявером. И вот мы с ним работали, мы хорошо работали. Но, тем не менее, нас по телевизору не показывали, потому что считалось, что два еврея из двоих - это очень много. И когда мы пришли работать к Винокуру, он мне сказал: «Илюха, давай возьми себе какой-то псевдоним, потому что тебя по телевизору никогда с такой мерзкой фамилией не покажут». И я взял фамилию жены.

А жена у меня русская, потому что всякий приличный еврей всегда женится на русской. И я взял ее фамилию, стал Олейниковым. Она мне говорит: «Я тебе подарила фамилию, а ты мне национальность. Большое тебе спасибо». Оказались в выигрыше оба. Поскольку когда я стал Олейниковым, то сразу стал значительно больше зарабатывать... Жена пользуется плодами своей фамилии, прекрасно себя чувствует. Но Динька - это сын - он формировался уже в другое время и работает под фамилией Клявер. Да, группа «Чай вдвоем». Сейчас они очень раскрутились».

«Где без спросу ходят в гости, где нет зависти и злости - милый дом...»

В 17 лет Илюша Клявер отправился в Москву и поступил в эстрадно-цирковое училище. В числе его преподавателей были Ширвиндт и Аросева. А на одном курсе с ним учился Хазанов.

«Поскольку это было эстрадно-цирковое училище, а не театральное, то, значит, первые два года мы занимались вместе. А потом начиналось то, что называется специализация. Кто-то должен был быть музыкальным эксцентриком, кто-то уходить в пантомиму, кто-то в разговорный жанр, кто-то пел... Я, хоть и учился в цирковом училище и очень люблю цирк, никогда не хотел там работать. Как-то вот тогда меня тянуло на эстраду, о театре я вообще не мечтал. Потому что мне казалось, что эстрада - это как бы луч света в темном царстве. Когда я закончил училище, Ширвиндт сделал передачу на телевидении под названием «Телеинтервью», юмористическую, в которой состав был такой: Андрей Миронов, Тонков, Владимиров, сам Ширвиндт, Татьяна Пельтцер и я. И тут я получил повестку в военкомат - и как бы сказка закончилась. Популярность пришлось отложить... лет на 15-20. Гена же за эти два года, пока я служил в армии, стал Хазановым.

А я как-то был нацелен на то, что вот обязательно должен чего-то в этой жизни добиться... И у меня перед глазами стоял Гена Хазанов. Он был для меня как бы возбудитель, скажем, вот так. Мы с ним на курсе шли всегда... я привык, что мы с ним идем как бы голова в голову! И когда он вдруг так резко ушел вперед, у меня была одна задача - я хотел, чтобы мы с ним опять встали на одну ступень. И это было для меня колоссальным стимулом. Потому что если б не было Хазанова - я не знаю, бился бы я так за себя в искусстве?..

Я начал искать партнера. И очень долго не мог его найти. И вот когда Ромка Казаков умер, а он умер как раз тогда, когда мы выскочили с этим номером - «Вопрос, конечно, интересный...», - вот это было ужасно! Во-первых, то, что он умер, а, во-вторых, то, что нас как бы на подъеме подкосило. И потом все долго было «не туда». Пока мы не встретились с Юрой. Для меня это совершенно не случайная встреча! Потом, когда я уже проанализировал все, то понял, что меня преследуют такие понятия, как судьба, Бог...

Нас часто спрашивают: ругаетесь часто? Мы или не ругаемся вообще, или устраиваем такой ор, что становится страшно. Но при этом оба абсолютно понимаем, что я без него и он без меня - это просто две одинокие фигурки, которые никому не нужны. А вместе мы с ним... Если говорить серьезно, у нас с Юрой очень хорошие отношения. Даже не отношения, мы - некий единый организм. Если говорить по большому счету, мы с ним любим друг друга. По-хорошему. Не так, конечно, как Боря Моисеев, скажем, Пенкина... По-нормальному.

Юмор - это такая сложная штука-то. Я не знаю, может, это профессия наложила на меня этот отпечаток, но я устал от юмора. Потом, у меня есть как бы примеры - вот того же Аркадия Исааковича Райкина. Такая высокая планка, которую никто никогда не перепрыгнет. Потом, тот же Гена Хазанов совершенно потрясающе работал на эстраде. Карцев и Ильченко. Жванецкий... То есть качество юмора было совершенным. Дальше я никого не воспринимал. Ну, я, конечно, не государственный обвинитель, я не критик, я никто. Но не могу смотреть сегодня «Камеди клаб», «Наша Раша» «Аншлаг», «Кривое зеркало»...

Я не хочу обсуждать коллег. Ну, они зарабатывают хлеб таким образом. Честно говоря, Денис, мой сын, когда я был в Москве, меня потащил на «Камеди клаб». Я просидел там три часа. Там есть несколько очень способных ребят. Но они, когда начинали, как-то выглядели значительно резвее, скажем. Там действительно были какие-то смешные вещи. А сейчас я смотрю и вижу, как они девальвируются. Но при этом сидят там люди в этом зале и просто умирают. Я думаю: может, я больной?.. Но вот две недели назад, когда мы были на юбилее Жванецкого... не знаю, там все до меня доходило. И смеялся, и оторваться вообще от него не мог!..»

«Где рождения справляют, и навеки провожают - всем двором...»

«Сейчас, конечно, время молодых. И если говорить о телевизионных передачах, то мы самые старшие - мастодонты. Но пока еще тянем. Если «Городок» в конце концов закончится, я уйду в театр. Пока, правда, не присматривал, в какой. В любом случае это будет Питер, потому что перебираться в Москву не хочу.

Комедийному артисту легче сыграть драму, чем герою. Возьмем пример Чаплина. Он был смешон, но и трагичен одновременно. И всегда вызывал жалость. Я играл в спектакле «Улица Вашингтон, тридцать шесть», с Ниной Усатовой и Семеном Фурманом. К финалу с моим комическим персонажем происходила метаморфоза - перерождение в трагическое существо. И зрителю было меня безумно жаль. В конце все трое вызывали у зрителя слезу. Этим и был труден и хорош спектакль.

В кино меня тоже тянет в трагикомедию. Я не сравниваю себя со Смоктуновским, но мне близка роль Юрия Деточкина в «Берегись автомобиля». В кино другие правила игры, чем в театре, но мне это интересно. Есть хорошая идея: если мы договоримся с женой Леонида Гайдая Ниной Гребешковой, хотим снять ремейк «Бриллиантовой руки». Максимально приближенный к тому сценарию и к тем трюкам, которые были... Приглашения в кино есть, но все такое фуфло... Сериалы безобразные российские, которые смотреть невозможно... Понимаете, хочется уже совершенно по-другому. Я ведь могу не только шутить, я вообще очень глубокий человек. Просто об этом никто не догадывается! (Смеется.)

Я вам больше скажу. Во мне сидит неплохой композитор. Мюзикл «Пророк», который я написал и который шел на больших площадках, пришлось снять только потому, что он был очень дорогостоящим проектом и я вбухал в него все, что у меня было. Ну в смысле денег. Хотя он шел с аншлагами. Я устал просто.

Ну, я же не бизнесмен. А что касается моих песен, их исполняли Эдита Пьеха, Надежда Бабкина, Игорь Скляр... Я дважды был лауреатом «Песни года», просто об этом никто не знает, поскольку для меня это никогда не было главным. Ну, просто было хобби такое. И сыну тоже писал музыку. Ну конечно, а почему нет? Я же все-таки старше, чем сын!.. Дело в том, что у нас и мама пишет музыку, поэтому Денька как бы все время находился, очевидно, под каким-то музыкальным флером. Поэтому он пишет такие очень симпатичные песенки, действительно симпатичные...»

Свой последний день рождения - 65-летие - Илья Олейников отмечал скромно. (Они со Стояновым, кстати, родились в один день, 10 июля - но с разницей в 10 лет, Олейников был старшим.) Именно тогда у него начались серьезные проблемы со здоровьем. Он мужественно боролся, его поддерживали любимые и преданные люди: жена, сын, внук и самый надежный друг. Оказывается, из-за болезни вот уже которую серию «Городка» за Олейникова озвучивает другой артист... Это был компромисс - надежды, а не отчаяния. Но теперь замена невозможна. «Городок» осиротел. Ах, как нам захочется туда вернуться...

Полосу подготовила

Людмила Гриневич


п»ї

 Комментарии:

Имя Отзыв (сообщение)
 
Отзывов (сообщений) по данной статье нет!

Оставить отзыв

Имя
Сообщение
 

Внимание! Комментарии с нецензурными выражениями, оскорбительного характера, призывающего к межнациональной розни и пр., содержание которых противоречит Законам Украины, а также содержащие недостоверную информацию - будут удаляться. Если у вас есть достоверная информация (с доказательствами) о правонарушении тех или иных лиц, можете связаться с РЕДАКЦИЕЙ.

Код потверждения
Введите код потверждения:

Если Вы не видите картинку с кодом, проверьте, включен ли в Вашем браузере показ картинок. Если Вы сомневаетесь в том, что за символы изображены на картинке, обновите страницу и попробуйте еще раз.
Читайте в этой рубрике

Дети-инвалиды - звезды ЦТ

Читать статьюТакой триумф вдвойне приятен, поскольку речь идет о детях с ограниченными возможностями.

Но родители этих мальчиков и девочек не зациклились на физических недостатках своих чад, а дали им возможность чувствовать себя полноценными людьми, дарить радость и пользу: записали в художественно-театральную... Читать статью полностью

«Неспокій його душі»

Читать статьюНеЧасто случается так, что заслуги и успехи человека признают при его жизни. В Сумах это произошло дважды. Первый раз - когда в честь Михаила Лушпы был назван проспект Космонавтов.

И второй раз - когда пять лет назад была открыта именная доска на фасаде библиотеки-филиала №3 по... Читать статью полностью

эта неделЯ в истории

Снова трудная неделя: на семь просто дней приходится 10 всемирных и праздничных. Крепитесь! Боритесь с вредными привычками, относитесь ко всему терпимо и философски, уважайте белого друга, перечитайте малышам Карлсона, порадуйтесь (или вспомните) радости студенческой жизни.

14... Читать статью полностью

Аленке так хочется видеть!

Читать статьюНаталье Алексеевой из Путивля нелегко одной растить двух дочерей. Юля учится в 11 классе. 15-летняя Аленка в этом году окончила 9 классов, поступила в Путивльский колледж СНАУ. Аленушка - улыбчивый и очень добрый человечек с самыми разносторонними интересами.

Ей нравится петь... Читать статью полностью











о чем говорят?
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Новости
Новости
Товары