Бомонд

Айседора: танцующая любовь...

Айседора Дункан. Ее имя так или иначе до сих пор знакомо всем. Но для многих жителей бывшей «шестой части Земли с названьем кратким - Русь» эта женщина знаменита всего лишь как иностранная жена нашего великого поэта (ее образ несколько освежил, правда, только что прошедший по ОРТ сериал о жизни и смерти Сергея Есенина).

И, пожалуй, только долгожители помнят, какой танцовщицей она была... 100 лет назад Айседора Дункан впервые приехала на гастроли в Россию.

Танцы у моря. Семейный подряд

Айседора не стала бы той, какой стала, если бы в детстве ей не пришлось зарабатывать танцами на хлеб. Хотя до определенного момента ее дом в Сан-Франциско был вполне благополучным - мать, отец, четверо детей, из которых она была самой младшей. Увы, источником этого благополучия были финансовые аферы главы семейства. Вскоре Джозеф Дункан скрылся в неизвестном направлении, прихватив что успел. Они переезжали с места на место, пока не нашли пристанище в Окленде. Миссис Дункан стала давать уроки на фортепьяно, дети - ходить в школу. Правда, все молодые Дунканы унаследовали не тягу к знаниям, а любовь к искусству. Но меньше всего желания постигать науки было у младшей дочери.

Айседора безбожно прогуливала школу, предпочитая прогулки к океану. Именно там, у природной стихии, она стала брать первые уроки танца. Вскоре танцы стали приносить семье не только удовольствие, но и прибыль - под аккомпанемент матери все четверо выступали и давали уроки.

Первая любовь

Айседоре исполнилось 18, когда она с матерью переехала в Чикаго, подписав выгодный контракт на сольные выступления. Здесь юная танцовщица и встретила 45-летнего поляка Ивана Мироски. Он был и писателем, и художником, и бизнесменом, правда, все эти занятия не приносили ему прибыли. Тем не менее Иван и Айседора страстно влюбились друг в друга и решили пожениться. Свадьбу отложили из-за выгодного предложения, поступившего Айседоре из Нью-Йорка. Ее пригласили участвовать в постановке пантомимы. Это был ее путь к Олимпу - но путь тернистый. Она снимала самое дешевое жилье, часто голодала, но в конце этого пути ее ждала слава и благополучие, а значит, и семейное счастье с Мироски... Она уже предвкушала его, когда получила жуткое известие о том, что ее возлюбленный женат.

Первый любовник

К этому времени она уже оформилась в собственном отношении к танцу. Несмотря на свой успех, балет она считала «фальшивым искусством». Ее танец должен был выражать ЕЕ собственные чувства. В Америке, решила Айседора, у нее нет возможности выразить себя, и вся семья, кое-как собрав денег, двинулась в Англию. И у нее снова все получилось! Без особого труда она покорила и столицу мира - Париж. В Европе в центре внимания было не только ее искусство, но и она сама. Полку поклонников все прибывало, а сама Айседора была все так же одинока и... невинна. «Счастливчиком» оказался венгерский актер Оскар Бережи, в которого 24-летняя звезда влюбилась с первого взгляда во время гастролей в Будапеште. Они стали тайными любовниками - но на большее красавчик-актер оказался не готов.

После разрыва Дункан отправилась в путешествие по Греции. Она была пределом мечтаний всех Дунканов, а Айседора так просто ощутила там себя нереидой. На свои гонорары от европейских гастролей она даже решила построить в Копаносе собственный храм. А когда она возобновила свои выступления, все ее танцы были пропитаны духом Древней Греции. Теперь Айседора танцевала босиком, что было в новинку и, как все новое и необычное, принесло ей просто оглушительный успех. Пережив еще одну любовную драму и интерес к к трудам Ницше, она решила-таки наконец осуществить свою давнюю мечту - открыть танцевальную школу для девочек.

Между Крэгом и Зингером

В декабре 1904 года, когда в школе Дункан уже начались занятия, в ее жизни появился Гордон Крэг - лучший театральный постановщик начала века. Две недели они провели, запершись в берлинской студии Крэга, пока перепуганный менеджер Айседоры обзванивал больницы и морги. Через некоторое время в газетах появилось объявление, что госпожа Дункан страдает от тонзиллита и ее выступления временно прекращаются. Через 9 месяцев после «приступа тонзиллита» у Айседоры родилась дочь Дидра. Практически сразу после этого Крэг женился на Елене, подруге детства. Айседоре он сказал: «Ты же понимаешь, любовь никогда не бывает вечной...» Правда, когда Айседора отправилась на гастроли в Россию, Крэг заскучал и решил больше не расставаться. Но было поздно.

Она опять осталась одна и танцевала, танцевала, танцевала... Однажды в гримерную вошел мужчина с вьющимися светлыми волосами и бородой, статный и уверенный. «Парис Юджин Зингер», - представился он. «Сын швейной машинки?» - съязвила Айседора, хотя про себя уже подумала: вот и миллионер, которого стоит придержать. Айседора, так нуждавшаяся в детстве, любила жить шикарно. А Лоэнгрин, как называла его Дункан, унаследовал огромное состояние. Они много путешествовали вместе, он дарил ей дорогие подарки и окружал нежнейшей заботой. Но она не стала его женой: Зингер был очень ревнив, а Айседора не собиралась отказываться от приобретенной такими трудами самостоятельности...

От Лоэнгрина у Айседоры родился сын Патрик, и она наконец почувствовала себя почти счастливой. Но теперь у нее начались видения. Айседора просыпалась ночью в слезах и кричала сонному Зингеру: «Я видела два детских гроба! Они там, между сугробов! И похоронный марш!» Измученный Лоэнгрин отправил любимую с детьми в Париж.

...В тот день Айседора послала Патрика и Дидру на экскурсию в Версаль с гувернанткой - ей надо было выступать. По дороге мотор заглох, но, когда шофер вышел проверить его исправность, внезапно заработал и... Тяжелый автомобиль скатился в Сену. Никого спасти не удалось. От этой катастрофы Айседора Дункан никогда уже не оправилась.

«Я хотель быть твоя»

Чтобы как-то отвлечься, она «заразилась» русской революцией. И тут ее пригласил в Москву сам Луначарский - организовать в Советской России школу танцев.

- Дети, я не буду учить вас танцам: вы будете танцевать, когда захотите. Я научу вас летать, как птицы, гнуться, как деревца под ветром, радоваться, как радуется лягушонок в росе, прыгать легко и бесшумно, как кошка... Переведите, - обращается Дункан к политруку школы и переводчику товарищу Грудскому.

- Детки, - переводит Грудский, - товарищ Айседора не собирается обучать вас танцам, потому что танцульки являются пережитком гниющей Европы. Товарищ Айседора научит вас махать руками, как птицы, ластиться вроде кошки, прыгать по-лягушиному, то есть в общем и целом подражать жестикуляции зверей...

Устав от преподавания, вечерами она танцевала. На одном из приемов она и встретилась со своим единственным законным мужем - Сергеем Есениным. В тот вечер Айседора Дункан, первая танцовщица мира в стиле модерн, исполняла свой знаменитый танец с шарфом под аккомпанемент «Интернационала». Когда к ней подвели золотоволосого молодого человека, ее первой мыслью было: «Это Патрик, которому 25 лет». На самом деле поэту было 27, ей, располневшей женщине с коротко остриженными крашеными волосами - 43... Через несколько дней после знакомства он переехал к ней на Пречистенку.

Вскоре Айседора выучила несколько десятков русских слов и стала называть любимого «Сергей Александрович». На приемах, литературных вечерах она танцевала, а он читал стихи. Домой возвращались под утро. Проезжая мимо церквушки на Арбате, Есенин тыкал в нее пальцем и говорил: «Видишь, Сидора, вот здесь мы с тобой будем жениться! Ты понимаешь, же-нить-ся!» Айседора недоверчиво улыбалась: в ее жизни было немало мужчин, но ни одному из них она не позволила взять себя замуж...

Через полгода Есенин, в беспамятстве, швырял в нее тяжелыми советскими сапогами, а она, поймав сапог, говорила сквозь слезы на ломаном русском: «Сергей Александрович, я тибья лублю...» Есенин убегал, скрывался у друзей, а потом возвращался, охваченный нежностью и раскаянием. И плакал, уткнувшись ей в колени. Однажды она нашла его вдребезги пьяным в одном из кабачков. Он бил об пол стаканы, а она безбоязненно подошла: «Сергей Александрович, давай жениться. Я хотель быть твоя. Только твоя».

Позже Айседора увезла Есенина в Европу, а оттуда в Америку. Участие Сергея в ее гастролях как «первого российского поэта» должно было привлечь внимание мировой прессы и публики. Но и там начались проблемы... А Айседора уже устала. Поэтессе Одоевцевой она жаловалась, что артисты и писатели слишком много пьют и оттого никудышные любовники. Она сказала: «Сергей Александрович, я уезжаль в Париж».

- Ну и катись, старая карга! - любовно попрощался Есенин. Слава богу, Айседора до сих пор владела русским едва-едва...

«Я отправляюсь к славе!»

Вскоре после этого на земле не стало Есенина. Они расстались ненадолго. 14 сентября 1927 г. Дункан, взяв свой любимый красный шарф, предприняла автомобильную прогулку. Садясь в машину, Айседора обмотала шарф вокруг шеи и крикнула провожавшим ее друзьям: «Прощайте, я отправляюсь к славе!» Автомобиль тронулся, потом внезапно остановился, и окружающие увидели, что голова Айседоры резко упала на край дверцы. Шарф попал в ось колеса и, затянувшись, сломал ей шею... Чтобы освободить голову, притянутую к борту машины, пришлось разрезать шарф. Толпа набросилась на искромсанный кусок ткани в жажде заполучить «автограф на память» - и растерзала его на куски.


п»ї

 Комментарии:

Имя Отзыв (сообщение)
BorisovEgor2 4
Дата поступления: 17.04.2011 17:08

На храм добровольные пожертвования только тут

Оставить отзыв

Имя
Сообщение
 

Внимание! Комментарии с нецензурными выражениями, оскорбительного характера, призывающего к межнациональной розни и пр., содержание которых противоречит Законам Украины, а также содержащие недостоверную информацию - будут удаляться. Если у вас есть достоверная информация (с доказательствами) о правонарушении тех или иных лиц, можете связаться с РЕДАКЦИЕЙ.

Код потверждения
Введите код потверждения:

Если Вы не видите картинку с кодом, проверьте, включен ли в Вашем браузере показ картинок. Если Вы сомневаетесь в том, что за символы изображены на картинке, обновите страницу и попробуйте еще раз.










Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Новости
Новости
Товары