Конфликт

«Без прогнозов на положительный исход»

Вот уже скоро два года, как Николай Дигтяр живет вдвоем со своим малолетним сыном-инвалидом. 4 января 2014 года в отделении терапии Лебединской ЦРБ умерла его жена, которой было всего 37 лет. С того времени все заботы и уход за сыном легли на плечи мужчины. Но с этим он справляется. А вот с тяжелой утратой, которая, по его мнению, произошла по вине врачей, смириться не может.

- Наталья на здоровье особо не жаловалась, хотя была инвалидом II группы (сколиоз IV степени с нарушением функций позвоночника). Но с сердцем и легкими проблем не было. Если не брать во внимание, что летом 2013 года она лечилась в стационаре по поводу заболевания легких. Перед Новым годом у жены стали отекать ноги, появилась слабость. Мы подумали, что что-то с сердцем или легкими, и 31 декабря вызвали на дом врача. Он сделал кардиограмму, сказал, что результаты неважные - похоже на ишемию сердца, и с диагнозом «острый обструктивный бронхит» жену госпитализировали в терапию. Завотделением Сергей Чистюхин направил ее на рентген легких и на снимке увидел пневмонию, хотя теща полдня пыталась показать ему результаты кардиограммы. Затем быстро назначил лечение (видимо, спешил отмечать Новый год), не пригласив на консультацию кардиолога. При том, что жена была в тяжелом состоянии, завотделеним даже не поместил ее в палату интенсивной терапии. Наталье ставили капельницы, делали уколы, но ей становилось все хуже. Уже после праздника, 2 января, я зашел к завотделением узнать ситуацию (жена сообщила, что капельницы ей отменили, оставили только уколы и назначили таблетки от сердца), а он мне говорит, что у нее какая-то непонятная пневмония - нет ни кашля, ни температуры, плюс еще и осложнения с сердцем. Оказывается, к ней кардиолога пригласили только на третий день после поступления в стационар.

В ночь со 2 на 3 января состояние жены значительно ухудшилось. Рано утром мне позвонила теща, чтобы я принес Наташе свитер, вдруг ее будут отправлять в Сумы. Консилиум собрался ближе к 10 часам. Меня выставили из палаты ожидать вердикт в коридоре. Время шло, а никто ничего не сообщал. В обед пошел кормить сына и договорился со знакомыми, чтобы помогли своей машиной отвезти жену в Сумы. Они стали дожидаться моего звонка. Когда вернулся обратно, Наталья была совсем плоха, ее подключили к аппарату... Три раза я пытался разузнать о прогнозах и почему жену не отправляют на Сумы, но меня выгоняли из палаты. Вечером в 20.00 она потеряла сознание, а утром 4 января в 5.30 ее сердце остановилось. Ее даже не пытались реанимировать...

Через месяц после похорон Николай Дигтяр решил добиться правды, обратившись в Мин-

здрав, на правительственную «горячую линию», облздрав и прокуратуру с просьбой провести проверку по факту смерти жены и привлечь виновных к ответственности. Он считает, что такого исхода можно было избежать, если бы завотделением сразу же созвал для тяжелой пациентки консилиум специалистов, направил на консультацию и лечение в областную больницу.

«Почему нельзя было все это сделать при поступлении?! - недоумевает мужчина. - Лечили какую-то непонятную пневмонию, которая при вскрытии не подтвердилась. Ответ на этот главный вопрос я так и не получил. Письма из всех инстанций пришли, словно кто-то один писал их под копирку: причиной смерти является хроническая легочно-сердечная недостаточность тяжелой степени и хроническая обструктивная болезнь легких, а лечение проводилось в соответствии с установленным диагнозом. Никаких нарушений со стороны врачей нет. Со мной так никто и не встретился, чтобы хоть что-то объяснить. Или хотя бы по-человечески извиниться...»

Мы также ознакомились со всеми ответами на обращение Николая Дигтяря, пришедшими из облздрава, прокуратуры и Лебединской РГА. Там также сказано, что женщина страдала хроническим постоянно прогрессирующим неизлечимым заболеванием легких на фоне деформации грудной клетки, о чем свидетельствуют результаты вскрытия. Однако непонятно, почему же ее тогда систематически не лечили (или не поддерживали медикаментозно)?! Еще мы узнали о том, что больная поступила в терапевтическое отделение крайне тяжелой, а ухудшение состояния здоровья возникло больше чем за две недели до этого. Промедление с госпитализацией, по мнению клинико-экспертной комиссии облздрава, повлияло на дальнейшее течение заболевания. Николай Дигтяр нам подтвердил, что, несмотря на его просьбы, жена не хотела обращаться в больницу. Даже если принять во внимание этот факт, вопросы все равно остаются: раз состояние при госпитализации было тяжелое, почему же консилиум собрался так поздно?! Если Наталью нельзя было транспортировать в областную больницу, то почему специалистов не вызвали к ней?!

Ответы на них мы попытались получить, обратившись в Лебединскую ЦРБ. Заведующий терапевтическим отделением Сергей Чистюхин подтвердил: «У пациентки было тяжелое прогрессирующее заболевание. Речь идет не только о серьезной деформации грудной клетки, но и патологических изменениях внутренних органов, которые произошли на этом фоне. Легочная ткань была очень сильно сплющена, если не сказать, что она вообще отсутствовала. Нужно просто понимать, что это за болезнь, при которой функции внутренних органов ограничены (им негде располагаться, они сдавлены). В результате деформации уменьшается объем легких, нарушается газообмен: в крови становится больше углекислого газа и меньше кислорода. Как следствие - возникают заболевания. В частности, хроническая обструктивная болезнь легких, как это было у Натальи. Летом 2013 года она лечилась у нас в стационаре. Возможно, проблемы были и раньше, и женщина с этим справлялась самостоятельно - она же была медиком. 31 декабря пациентка поступила в отделение уже в критическом состоянии, была помещена в обычную палату (палаты интенсивной терапии у нас нет). Созывать консилиум не было нужды - лечение проводилось в соответствии с установленным диагнозом «хроническая обструктивная болезнь легких» (на основании обследования, в том числе кардиограмм) и, по сути, продлило ей жизнь на несколько дней.

Ввиду состояния пациентки не было смысла везти ее в Сумы или приглашать оттуда специалистов: несмотря на лечение, оно ухудшалось из-за нарастающих признаков легочно-сердечной недостаточности. В итоге спасти женщину не удалось. Она прожила только потому, что была подключена к кислородному концентратору (уровень кислорода в крови был ниже 60%). Прогнозов на положительный исход в такой ситуации не было...»

Николай Дигтяр намерен снова обращаться в облздрав, чтобы провели повторную проверку по факту смерти его жены. Он все равно считает, что медики не все сделали для того, чтобы ее спасти... Лиза Павлова


п»ї

 Комментарии:

Имя Отзыв (сообщение)
Ольга
Дата поступления: 14.12.2015 16:02

В Минздрав надо обращаться.

Оставить отзыв

Имя
Сообщение
 

Внимание! Комментарии с нецензурными выражениями, оскорбительного характера, призывающего к межнациональной розни и пр., содержание которых противоречит Законам Украины, а также содержащие недостоверную информацию - будут удаляться. Если у вас есть достоверная информация (с доказательствами) о правонарушении тех или иных лиц, можете связаться с РЕДАКЦИЕЙ.

Код потверждения
Введите код потверждения:

Если Вы не видите картинку с кодом, проверьте, включен ли в Вашем браузере показ картинок. Если Вы сомневаетесь в том, что за символы изображены на картинке, обновите страницу и попробуйте еще раз.
Читайте в этой рубрике

Вышка МТС на крыше жэка

Читать статьюБольше недели тому назад возле входных дверей в подъезды многоэтажек на ул.Прокофьева и К.Зеленко появились объявления, призывающие жильцов к протесту против появления на двухэтажном здании жэка (сейчас это ООО «Сумытехностройсервис») на ул.Зеленко,4, вышки мобильной связи, излучение... Читать статью полностью





Анонс








о чем говорят?
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Новости
Новости
Товары