Люди

Ей муж дарил не бриллианты, а оперы

В своей книге мемуаров «Я, Майя Плисецкая» она писала: «За прожитую жизнь я вынесла простую философию. Простую, как кружка воды, как глоток воздуха. Люди не делятся на классы, расы, государственные системы. Люди делятся на плохих и хороших. На очень хороших и очень плохих. И только так».

Дочь врага народа

Майя Михайловна Плисецкая родилась в Москве 20 ноября 1925 года в большой еврейской семье. Все ее родственники по маминой линии были артистами и танцорами, кроме деда - зубного врача. Из 11 дядюшек и тетушек танцевали все, многие были преподавателями балета. Мама Майи Рахиль Мессерер в девичестве была звездой немого кино. Впрочем, актрисой она была недолго - через шесть лет после дочери она родила сына, затем - еще одного, хлопоты о муже и детях занимали все ее время. Ее муж - Михаил Эммануилович, в отличие от жены и ее родственников, был мужчиной хозяйственным, он делал успешную карьеру - работал в исполкоме, комиссариатах иностранных дел и внешней торговли, заведовал угольными рудниками на архипелаге Шпицберген в Северном Ледовитом океане, одновременно занимая должность генерального консула СССР.

Конечно же, все дети Рахили танцевали с детства - Майя впоследствии стала великой балериной, Александр - балетмейстером, Азарий - хореографом. И безо всякого принуждения - Майя с самого маленького возраста грезила сценой и выступлениями на публике, постоянно пела, танцевала, импровизировала. В итоге после возвращения в Москву непоседу отдали в хореографическое училище, в класс бывшей солистки Большого театра Евгении Долинской.

В мае 1937 года, когда Майе было 12, ее отца увезли чекисты и через год после ареста и множества допросов расстреляли, подозревая в шпионаже. Правда, тогда о его судьбе семья не знала, поэтому все жили в неведении. Еще через несколько месяцев арестовали и его жену Рахиль - прямо в Большом театре, в то время, когда на сцене шла «Спящая красавица» и выступала тетя будущей балерины Суламифь. Рахиль Плисецкая-Мессерер получила 8 лет тюрьмы как жена врага народа. Ее вместе с новорожденным младшим сыном поместили в Акмолинский лагерь для жен изменников Родины. Брата Александра забрал к себе дядя Асаф, Майю - тетя Суламифь, которая, заботясь о ней, болезненно унижала ее каждый день. Семья, узнав о местонахождении Рахили из записки, выброшенной ею в окно вагона и подобранной стрелочницей, больше года добивалась, чтобы Рахиль перевели на вольное поселение в Чимкент. И только в 1941 году ей смягчили приговор и позволили вернуться в Москву. Своей квартиры у нее уже не было, поэтому она тоже поселилась у сестры.

Сцена - это жизнь!

Первым значимым выступлением Майи в Большом театре был выпускной концерт хореографического училища. Он состоялся 21 июня 1941 года, прошел с большим успехом... А на следующий день началась война. С сентября 1941 года семья Майи была в эвакуации в Свердловске - девушку с мамой и братьями вывезли те же тетя Суламифь и дядя Асаф. К сожалению, в городе невозможно было продолжить обучение или заниматься балетом - Майя вместе с братьями выстаивала многокилометровые очереди за хлебом и картошкой, чувствуя, как уходит время и теряется пластичность. Чтобы закончить свою учебу, 16-летняя девушка решила одна сбежать в Москву, где даже в войну продолжались занятия в Московском хореографическом училище. Она снова была зачислена, но на этот раз - сразу в выпускной класс на курс Елизаветы Гердт и Марии Леонтьевой. Весной 1943 года она сдала на пятерку последний экзамен. Поскольку большинство артистов Большого театра находились в эвакуации, в труппу взяли всех выпускников училища.

Чтобы не терять формы, 18-летняя балерина стала участвовать во всех мыслимых и немыслимых концертах. С первых шагов на сцене проявилась ее яркая индивидуальность - необыкновенная выразительность и страстность движений. Впервые зрители это заметили в балете «Шопениана», где она исполняла мазурку, вызывая аплодисменты каждым прыжком. Как выяснилось, она любила танцевать, но не трудиться. Но, понимая, что одного таланта мало, она заставляла себя снова и снова повторять партии. К своим главным партиям она шла постепенно. К примеру, в балете «Спящая красавица» она была сначала феей Сирени, затем феей Виолант, а потом уже Авророй. В «Дон Кихоте» балерина станцевала почти все женские партии и, наконец, получила роль Китри. В 1948 году Майя станцевала Жизель в одноименном балете. А после того, как из театра на заслуженный отдых ушла Галина Уланова, Плисецкая стала прима-балериной и стала исполнять сольные партии. Уникальный стиль ее танца вскоре получил мировое признание. Большой победой стала партия Одетты-Одиллии, в которой через движение в двух сменяющих друг друга образах выражалась вся глубина добра и зла, любви и коварства, благородства и низменности характера. Движения необыкновенно гибких рук, корпуса создавали иллюзию трепета крыльев, плывущего лебедя, превращения девушки в птицу. Шедевром в исполнении Плисецкой стал и «Умирающий лебедь» Сен-Санса, поставленный еще Фокиным для великой Анны Павловой.

Но признание не сделало ее карьеру безоблачной - не зря уже постаревшая Майя Михайловна писала о своей конфликтности. Все время ее работы в Большом театре она не могла найти общий язык с главным балетмейстером Юрием Григоровичем, причем с годами их конфликт усиливался. В 1956 году труппа театра впервые отправилась в зарубежные гастроли в Англию, но Майя Плисецкая не получила разрешение на выезд из страны. Ее пытались обвинить в шпионаже, и в течение последующих пяти лет она была невыездной. При этом всех известных зарубежных гостей вели в Большой театр «на Плисецкую». За нее пробовали вступиться коллеги по театру, подписывали коллективное письмо, но все было бесполезным.

Вместо бриллиантов - балеты

В это время балерина познакомилась со своим будущим мужем - композитором Родионом Щедриным. Незадолго до этого она уже сходила замуж - очень мимолетно. Ее первый муж - Марис Лиепа тоже был солистом театра и танцовщиком. Они поженились в 1956 году, но через три месяца развелись. Родион был на семь лет ее младше - и после первой встречи они не заинтересовались друг другом, но через три года стали встречаться. «Я был очень настойчивым, - позже вспоминал Щедрин, - когда мужчине нравится женщина, его мало что может удержать. И Майя ответила мне взаимностью». В октябре 1958 года они поженились. Свадебным подарком от матери стала выхлопотанная двухкомнатная квартира на Кутузовском проспекте. «Он продлил мою творческую жизнь по крайней мере на двадцать пять лет», - говорила Плисецкая о своем муже. Настоящим мировым открытием стала ее партия Кармен в весьма новаторской «Кармен-сюите», написанной Щедриным, в успех которой никто не верил, кроме него. Этот балет мировые критики считали выдающимся. Всесильный тогда министр культуры Екатерина Фурцева обвиняла балерину в роли Кармен в чрезмерной сексуальности, но запретить не смогла. Специально для жены Щедрин создал также балеты «Конек-Горбунок», «Анна Каренина», «Чайка», «Дама с собачкой». Плисецкая вспоминала: «Родион дарит к каждому моему юбилею музыку. Не бриллианты, а балеты. Зачем мне бриллианты? У меня их нет и не надо. Однажды я сказала Славе Ростроповичу: «Родион подарил мне «Даму с собачкой». Он спрашивает: «Статуэтку?» А я: «Нет, балет!» Им никогда не было скучно друг с другом. Но детей у пары не было. Несмотря на протесты Щедрина, Майя Михайловна не решилась родить ребенка - ведь, скорее всего, это означало бы бросить сцену. Супруг во всем поддерживал Плисецкую и отстаивал ее интересы перед советским правительством. Именно благодаря его стараниям прима получила возможность выезжать за рубеж.

Американский друг

В ноябре 1962 года Большой театр приехал в Вашингтон. На приеме у советского посла Майе представили брата президента США Роберта Кеннеди. Балерина знала по-английски всего несколько слов, и им пришлось общаться через дипломата, выступившего переводчиком. Выяснилось, что они с Робертом родились в один день и год.

Утром следующего дня курьер принес балерине букет белых роз и элегантную коробочку, в которой обнаружился великолепный золотой браслет с двумя подвесками. Позже Кеннеди позвонил лично, но языковой барьер все-таки очень мешал общению. По пути на репетицию Майя столкнулась с очередным сюрпризом - коробкой вина. Через год, в очередной день рождения балерины, заместитель премьера СССР Анастас Микоян, только что вернувшийся из Америки, привез Плисецкой букет искусно выполненных фарфоровых гвоздик. Так советская прима и американский политик начали поздравлять друг друга в «свой» день. Во время следующей встречи они обнялись и поцеловались как старые знакомые.

Иногда он приходил в театр, где она танцевала. Ей так и не удалось понять, что это было - он слыл еще тем донжуаном, но не позволял себе никаких намеков или флирта. «Что-то нас взаимно влекло друг к другу... Мы были друг другу интересны», - позже говорила балерина. Во время очередного визита Большого театра в Нью-Йорк в 1968 год Роберт позвонил ей в гостиницу и сказал, что отправляется в предвыборную поездку по нескольким штатам. Просил, чтобы она оставила для него вечер 11 июня. А 5 июня на него, как и на его брата, было совершено покушение в Лос-Анджелесе. Через день он скончался.

У Плисецкой в этот день было выступление в «Метрополитен-опера» с партией из «Спящей красавицы». Перед поднятием занавеса представитель дирекции театра сообщил публике: «В знак траура по Роберту Кеннеди, в честь его памяти Майя Плисецкая станцует «Умирающего лебедя». Весь зал в едином порыве встал.

Мировая слава

Балерина танцевала на кремлевской сцене и не скрывала своего неприятия к советской власти. Она бы давно уехала за границу, но не делала этого из-за мужа. В Большом театре она выступала в качестве балетмейстера для спектаклей Родиона Щедрина и сама же исполняла в них главные женские партии.

В 1983 году ей предложили стать художественным руководителем балета в Римском театре оперы и балета. На этом посту Майя была полтора года, периодически приезжая в Рим.

А с 1988 по 1990 годы она возглавила Испанский национальный балет в Мадриде. За это время мировая сокровищница балета пополнилась несколькими чудесными постановками.

В январе 1990-го Плисецкая станцевала свой последний спектакль в Большом театре. Им стала «Дама с собачкой». Уйти из Большого театра балерине пришлось опять-таки из-за разногласий с художественным руководителем. Это вызвало большой общественный резонанс. Но 65-летняя балерина не оставила сцену, а продолжила участвовать в концертах и давать мастер-классы, сотрудничая с выдающимися хореографами мира.

На приеме после вручения орденов Почетного легиона кто-то из стоявших рядом с Майей Плисецкой удивленно поинтересовался: «А я думал, что этот орден вручают только борцам Сопротивления». На что балерина парировала: «А я только и делаю, что всю жизнь борюсь».

Жили они с мужем уже в Мюнхене. Щедрин подписал контракт с известным немецким издательством «Шотт», которое решило издать все его произведения - как написанные, так и те, которые он еще не сочинил. Столица Баварии им очень нравилась - богатейшие культурные традиции, чудесная природа, качественная медицина - на тот момент для Майи Михайловны это было очень важно. А еще - мюнхенская «Бавария»! Родион и Майя болели за этот футбольный клуб, знали всех игроков. На футбол ходили как на работу, старались не пропускать ни единого матча. В 1993 году Плисецкая с мужем первыми из россиян получили литовское гражданство.

Свой дом супруги так и не купили - не хотели. Майя была против. «Мы снимаем квартиру, - говорила она. - Это, как говорили в старину, меблированные комнаты. Нас это устраивает... Я не нахожу радости в том, чтобы шиковать. Я нахожу в этом заботы. Если иметь дом, его же надо убирать, содержать. Караул! А так, как в гостинице, мне удобно». Плисецкая умела готовить, но делала это редко. Предпочитала небольшие кафе и ресторанчики. Сама балерина жалела о том, что ей редко приходилось бывать на родине в последние годы. Она изредка посещала балетные конкурсы и появлялась на юбилеях коллег по цеху.

Майя Михайловна скончалась 2 мая 2015 года в Мюнхене на 90-м году жизни от обширного инфаркта миокарда. Прощание с балериной прошло в Германии. Согласно завещанию, прах Плисецкой будет соединен воедино с прахом Родиона Щедрина после его смерти и развеян над родной страной.


п»ї
Читайте в этой рубрике

Хронограф

15 ноября умер Ян Коменский

Основатель педагогики как науки Ян Коменский родился 28 марта 1592 года в Южной Моравии (Чехия) в семье протестантов. Окончив школу и Хернборнскую академию, он поступил в Гейдельбергский университет. Работал учителем братской школы, начал писать дидактический... Читать статью полностью





Анонс






Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Новости
Новости
Товары