История

Театромания Михаила Бабичева

За десять лет он привил горожанам устойчивую потребность в сценическом искусстве

В истории культурной жизни нашего города заметное место занимает любительский театр Михаила Бабичева (Бабича), который работал в 60-70-е годы XIX в. Правда, спрос на искусство Мельпомены у сумчан поддерживался и прежде - крупные ярмарки в конце года и летом привлекали в город различные театральные труппы.

Одно из первых упоминаний летнего театра для заезжих трупп относится еще к началу XIX века. Однако лишь десятилетия спустя горожане организовали собственный театральный коллектив.

«Нашла линия» на обывателя

Родоначальник первого сумского театра - не актер, не литератор, не учитель, а самый заурядный обыватель. И все же Михаил Федорович Бабичев, небогатый мещанин, по воспоминаниям сумского публициста и этнографа Павла Анастасьевича Чугуевца (1855-1895) - «личность интересная и типичная». «Типичная» - в том смысле, что его жизнь не предполагала какого-либо подвига и вообще чего-то необычного - промышлял он, как и многие прочие горожане в то время, розничной торговлей, разъезжая по сельским ярмаркам с «железным товаром». Да и образованием похвалиться не мог (правда, существует ошибочное мнение, что учился М.Ф. Бабичев в Сумском уездном училище, где на него якобы оказывал большое влияние тогдашний учитель математики и украинский поэт Филипп Морачевский). А «интересная» - из-за необычного для своей среды увлечения - драматическое искусство. В Сумах Михаила Федоровича воспринимали не иначе как тронувшегося на творческой почве «театромана».

Отчего на тридцатилетнего сумского мещанина вдруг, по его же собственному выражению, «нашла линия», как вскипела в нем страсть к сценическим подмосткам и с чего началась любовь малообразованного человека к искусству? Вдохновиться идеей создания собственного театра Михаил Федорович вполне мог, пообщавшись с известным крымским антрепренером и сочинителем, купцом Даниилом Жураховским (?-1867). Последний немало странствовал со своей труппой по южным городам, пока не обосновался в Севастополе, где в

1842 г. на Фонтанной площади (впоследствии - Театральной, а теперь - Ушакова) при финансовой помощи морских офицеров и неравнодушных к делу искусства севастопольцев выстроил двухэтажный стационарный театр (к сожалению, здание было разрушено во время Крымской войны). Отсюда труппа Жураховского регулярно выезжала на гастроли с пьесами как на русском, так и на украинском языке. В том числе бывала она и в Сумах, где ставила спектакли в плохо приспособленном для этого сарае помещика Дмитрия Ивановича Кондратьева. Однако неудобства для публики и актеров и авторитетные мнения профессионалов сцены с очевидностью указывали на необходимость особого помещения. Тут-то и пришел на помощь Михаил Федорович. По расхожему мнению, к драматическому искусству он неровно дышал, еще когда торговал под началом своего отца. Бывая на ярмарках, он при-страстился к зрелищам балаганных театров, скупал художественную литературу, а когда умер его отец, забросил «металлическую» коммерцию и вложил семейный капитал в новое занятие.

На городской земле и без документов

Дискуссионным является вопрос о месте расположения «театра Бабичева». Ряд краеведов считают, что он был на базарной площади.

Еще одна мысль - что заведение Бабичева якобы работало в хозяйственном помещении, принадлежащем его семье еще с начала XIX века, на участке, где теперь старый корпус Сумского Дворца детей и юношества. После пожара театр был отстроен на прежнем месте (называется дата - 1864 год). Однако благодаря журналу заседания Сумской городской думы от 13 февраля 1873 г. с уверенностью можно указать иное место его нахождения - «по горе на пустопорожнем городском месте, на котором в настоящее время находится деревянный театр Бабичева», где Сумская уездная земская управа предложила построить здание для женской гимназии, с чем и обратилась к городской власти в конце 1872 г. Ныне в нем располагается корпус №1 Учебно-научного института бизнес-технологий «УАБД» Сумского госуниверситета (ул. Соборная, 39). Учитывая, во сколько обошлось строительство театра его основателю, сомнительно, что изначально здание могло стоять в другом месте, хотя полностью исключать версию с переездом театра не следует.

Примечательно, что в переписке земства и думы возникла казусная ситуация - документов на этот участок у города не оказалось. Впрочем, не было юридического основания на владение им и у Бабичева. Следовательно, Михаил Федорович в свое время занял у города землю под строительство здания без правильного письменного решения городской управы, скорее всего, по неизвестной нам устной договоренности, что, собственно, тогда никого не смущало. Тем более, что «театр Бабичева» оказался куда более подходящим местом для приобщения к прекрасному, нежели лавки и прочие хозяйственные постройки. По словам Чугуевца, наружно театр походил на летучую мышь, а «внутри был тепел и удобен». Т.е. помещение отапливалось и использовалось в холодное время года. Тут же любителям театрального искусства предлагались маленькие радости жизни - спиртные напитки и закуски в буфете. При этом разливать водку по рюмкам не гнушался и сам содержатель заведения. Посему вряд ли можно согласиться с бытующим мнением, что театр жил по принципу l’art pour l’art, а суммы с проданных билетов окупали лишь костюмы и ремонт здания, тогда как собственник и актеры ни копейки за свой труд не имели. Тот же Чугуевец подтверждает обратное: «Дохода от него (то бишь театра. - Д.К.) Михаил Федорович получал не меньше, чем от своей прежней торговли».

«И букеты, и соленые огурцы»

С открытием заведения Бабичева (середина 1860-х годов) «начались правильные наезды организованных трупп». В их числе порой оказывались известные актеры своего времени - трагик Николай Хрисанфович Рыбаков (1811-1876), драматург и переводчик Александр Павлович Толченов (?-1888), будущий ведущий актер Императорских театров Федор Петрович Горев (Васильев; 1850-1909). Вместе с тем единомышленники Бабичева, как считается, при поддержке штатного смотрителя уездного училища Петра Гавриловича Андреева создали собственную труппу, силами которой ставились пьесы «Лес» А.Н. Островского, «Женитьба» Н.В. Гоголя, «Сватанье на Гончаровке»

Г.Ф. Квитки-Основьяненко, «Наталка Полтавка» И.П. Котляревского, «Свадьба Кречинского» А.В. Сухово-Кобылина, «Мотя» К.А. Тарновского, «Много шуму из пустяков» А.А. Яблочкина и др. Для информирования горожан о гастролях или собственных постановках заведение Бабичева выпускало рисованные, а затем и печатные афиши. Судя по отзывам в газетах, представления пользовались успехом у местной публики, отнюдь не избалованной развлечениями в провинциальной глубинке.

Наконец, не удовлетворяясь чужими пьесами, Михаил Федорович приступил к сочинительству собственных комедий. Одна за другой из-под пера самодеятельного драматурга появились пьесы - «одобренный цензурным комитетом к представлению» «Гусар, или Интересная мысль - трагедия или малорусская комедия в 5 действиях с эпилогом и прологом», «Набойщики, або Знайшов батька в сундуці» на два акта, «Не рассмотрел, с кем перевенчался - малорусская комедия», «Чумак, или Бойкая дивчина - малорусская комедия» (обе пьесы в трех действиях). Помимо прочего, Бабичев написал и несколько рассказов из украинского быта. «Не пил, не ел, а все сочинял для театра или мечтал о театре», - отзывался современник о внезапном вдохновении, снизошедшем на сумского Менандра.

Примечательно, что напряженная творческая жизнь сильно отразилась на поведении Бабичева. «Совсем сдуревший» автор, со слов его родных, действительно казался нездоровым. «Когда я увидал Михаила Федоровича стоящим близ театра и на всю улицу декламирующим свою «трагедию или малороссийскую комедию», я счел его за сумасшедшего. Глаза метали искры... Доселе маленькая, скромненькая фигурка его с косым глазом приняла героическую, вызывающую позу. Точь-в-точь гоголевский Поприщин (Аксентий Иванович Поприщин - главный герой повести «Записки сумасшедшего», 1835. - Д.К.), восклицающий: сегодняшний день есть день величайшего торжества!» - делился впечатлениями с натуры Чугуевец. Нетрудно себе представить, что в провинциальных Сумах экзальтированный и эпатажный Бабичев служил популярнейшим объектом обывательских пересудов и анекдотов. «Над ним весь город смеялся самым плоским, грубо-циничным образом», а «театроман», наоборот, еще пуще заставил о себе заговорить, когда горожане увидели афишу «Гусара», в которой крупными литерами обещалось исполнение главной роли «самим автором М.Ф. Бабичем». Описание дальнейшего предоставим Чугуевцу: «Публики на спектакле было видимо-невидимо. Кто отроду и мимо театра не ходил, пошел смотреть Бабича в «Гусаре». В городе никогда не бывало такого шума и гама, как в этот памятный день спектакля «с Бабичем». Бросали на сцену, в физиономию Бабича и букеты, и соленые огурцы. «Наш драматург» благодарил за все специальным экспромтом. Раза два даже выскакивал из-за опускавшегося занавеса и все шаркал ногой по-гусарски». При всей комедийности ситуации отметим коммерческий успех представления - с лихвой окупился и пошитый в Харькове гусарский мундир, и расходы на рекламу, реквизит, транспорт и пр. Да и сами пьесы Бабичева вряд ли можно назвать откровенной «шляпой», поскольку написаны они все же были на злободневные темы, отражали происходящие в годы реформ общественные изменения и к тому же звучали со сцены привычным народным языком.

«Не будет театра -не будет меня»

Перспективы сумской сцены, снабжаемой пьесами доморощенных авторов, были резко оборваны решением городской власти передать участок под театром для строительства здания Сумкой женской гимназии. Разумеется, без финансового предложения об устройстве его на новом месте. Детище Бабичева на его собственных глазах разломали: «Прибежал Бабич рано утром на место ломки своего театра, вскрикнул что-то драматическое, залился кровью, хлынувшей горлом, и на третий день скончался. Последними словами его были: «Мои пьесы... мой театр» (точная дата смерти нам неизвестна - не позднее весны 1876 г., когда произошла закладка корпуса гимназии). Так сбылось пророчество театрального самородка, обращенное к самому себе: «Не будет театра - не будет меня». А город вскоре позабыл маленького смешного человека и зажил свежими событиями - устройством новеньких корпусов учебных заведений, переездом в Сумы учителя французского языка, ветерана Франко-прусской войны графа де Ла-Барта, открытием фотоателье Макашова, отправкой добровольцев на Балканский фронт и образованием лазаретов Красного Креста, прибытием на только что построенный вокзал первого поезда по Сумской линии Харьково-Николаевской железной дороги, перестройкой Спасо-Преображенского собора...

Впрочем, «театр Бабичева» не остался безвестной страницей в летописи Сум. Сама биография Михаила Федоровича - пример преодолевающей провинциальную косность и непонимание

увлеченности, благодаря которой, собственно, и родилась сумская Мельпомена. За десять лет существования театра его вдохновитель привил горожанам устойчивую потребность в сценическом искусстве. Отсутствие вплоть до 1910-х годов «зимнего» театра отрицательно сказывалось на культурной жизни города и, вероятно, заставляло старшее поколение порой ностальгировать по заведению «Бабича».

Наконец, привлечение им аматоров на подмостки породило любительскую сцену, снискавшую особую популярность уже в начале ХХ века, а также способствовало появлению нескольких поколений профессиональных актеров - уроженцев Сум. Посему в «театре Бабичева» следует искать и истоки нынешних городских театров, без которых трудно представить сам дух областного центра. Да что и говорить - слова Бабичева о небытии вне драматического искусства вполне применимы к самому факту существования города. Потому чудесным продолжением традиции увековечивать славные страницы прошлого нашего города стало бы открытие на стене учебного корпуса СумГУ мемориальной доски, посвященной первому стационарному сумскому театру.

Дмитрий Кудинов


п»ї












о чем говорят?
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Новости
Новости
Товары