Культура

Помочь ангелу угнаться...

Вышла в свет книга доктора Сницаря «Очерки инфектологии»

Книгу Андрея Олеговича ждали. С ее автором, главным врачом Сумской областной инфекционной больницы им. Красовицкого, будущие читатели могли познакомиться не только как пациенты, но и по странице «Доктор Сницарь» в «Фейсбуке». На нее заходили и медики, и люди, далекие от медицины. Первые - за уникальным опытом, кто-то - за медпросветом, и все - почерпнуть от мудрости борьбы за жизнь.

Но книга оказалась труднее постов в соцсети. Ведь посты обращены ко всем, а книга - лично к каждому. Посты - это как лекция в Гайд-парке - можно пройти мимо или остановиться послушать, можно с чем-то согласиться, а чего-то не заметить. Читая книгу, пройти мимо трудных или неудобных мест не получается.

Есть места, которые требуют специальных медицинских знаний. С этим понятно. Но хуже с теми, которые требуют от читателя действий. По меньшей мере, привиться от дифтерии или срочно провериться на гепатит и затем повторять проверку каждый год. Андрей Олегович написал об этом настолько убедительно, что объяснить себе, почему ты этого не делаешь, без ущерба для самоуважения сложно. Еще одна трудность - вопросы, связанные с состоянием нашей медицины и нашего общества.

Даже глава «Таджикистан», где автор рассказывает о своей работе в 1990 году в поселке Дусти в порядке оказания медицинской помощи, поражает не столько местной экзотикой, и даже не крайностями стремительной разрухи тридцатилетней давности в далекой стране, сколько сходством с нашей жизнью здесь и сейчас. Не ждет ли и нас в недалеком будущем лечение гепатита медитацией перед тазом с плавающей форелью и обмазыванием составом из меда, яйца и отвара лекарственных трав? Что мы, читатели, можем изменить - и не в обещанном политиками светлом будущем, а сегодня, когда нам понадобилась медицинская помощь? Еще одна трудность - недостаток доверия.

Было бы замечательно, если бы медицина представляла собой оазис разумности и доброты в нашем устроенном не самым лучшим образом обществе. Увы, она - яблоко все той же яблоньки. Попадая в руки врачебной системы, мы чувствуем себя носителями болезни, потерявшими право на самих себя. А так хочется, чтобы в нас видели живых людей. От Андрея Олеговича достается и «яблоньке», и «яблочку», и пациентам. («Ваш ангел может не

угнаться за полетом вашей безответственности».) Все связано. Инфекционисту виднее. «Сила инфекционистов в том, что, в отличие от узких специалистов... мы не утратили широты взгляда - способности окинуть всего человека целиком...» - цитата из главы «Инфекция и температура».

Мы написали о трудностях, с которыми могут столкнуться читатели. Что делать, таковы все серьезные книги. К счастью, эта книга интересна, а раз так, то и трудности преодолимы. И уж во всяком случае, они не идут ни в какое сравнение с трудностями, которые преодолел сам автор. Мы имеем в виду не только наработанный им врачебный опыт и не только зрелость души, но также и писательский подвиг - свою книгу Андрей Олегович писал, преодолевая тяжелую болезнь. В предисловии к «Очеркам инфектологии» он об этом написал так: «Идея книги родилась давно. За повседневной работой, суетой и якобы неотложными делами все не хватало времени. Или казалось, что его нет. И вот так сложилось, что время появилось - много свободного времени. И стала писаться книга». «Так сложилось, что время появилось», - это о болезни, приковавшей его к инвалидному креслу. Когда ему стало трудно удерживать в руках ноутбук, он набирал книгу в телефоне - так писалась книга. Что двигало им? Желание достучаться?

Вспоминается один резонансный случай из практики доктора Сницаря. Мы готовили по его свежим следам статью, но Андрей Олегович попросил тогда нас этого не делать - чтобы лишний раз не травмировать пациента и его семью. Но в нынешнем году он сам его вспомнил на своей странице в «Фейсбуке», приурочив публикацию к празднику Спаса. Статья эта не вошла в книгу. Но, на наш взгляд, она важна для понимания того, что же хотел донести до нас Доктор.

17 августа 2018 года А.Сницарь опубликовал в соцсети заметку с просьбой по возможности помочь инфекционному больному, находившемуся в его больнице в тяжелом состоянии. Больной принадлежал, как говорится, к изгоям общества и успел приобрести целый букет тяжелых инфекционных болезней. Реакция читателей была бурной. «Комментирующие - а их на данный момент более 500 - разделились на два противоположных лагеря, - писал Андрей Сницарь. - Я пока о вторых. Это люди, категорически отказывающие этому человеку не только в помощи - это право каждого, помогать или нет - они отказывают ему (и мне!) в праве спасать его жизнь, в его праве жить. «Таким не место на земле», «Нечего его спасать», «Купіть йому труну», «Спаліть його, він розносить заразу», «Лечите лучше невинных детей и одиноких стариков», - дословно. Какая-то яростная злоба, ненависть - совсем не христианские чувства - брызжет со страницы... Когда вы присвоили себе право решать, кто достоин лечения, спасения и жизни, а кто нет? Вы начали с наркомана, алкоголика, с заразного больного - кто дальше в этом ряду? А окна Овертона меняются очень быстро и незаметно. «Бесполезный для общества элемент, поэтому не достоин жить в нем», - звучали слова. Это уже было в истории... Спарта - когда стариков и слабых детей сбрасывали со скалы или изгоняли, Германия - когда сжигали психически неполноценных и умственно отсталых, душили детей с ДЦП, синдромом Дауна... - очищали расу, возомнив себя вершителями человеческих судеб... Что дальше?»

Андрею Сницарю лучше многих пришлось познакомиться с той категорией людей, о которой шла речь в его заметке, - хотя бы в силу их инфекционной специфики. «Да, знаю, что это за люди. И выполняю свой долг по-другому, иногда возвращая их к жизни, иногда - в жизнь. Как и тысячи моих коллег, которые молча и неприметно делают свою обыденную работу, - почему мне и понятна их реакция, несколько раздраженная, обвиняющая меня в пиаре, досадующая. Они все время видят таких больных и знают, как редко их усилия заканчиваются добром... И черствеешь, выгораешь... Но, в отличие от вас, у нас нет права пройти мимо. Мы должны оказывать помощь всем».

Прошел год. «Пациент тогда благодаря лечению, проведенному на собранные небольшие, но достаточные средства, был успешно выписан, когда угроза его жизни миновала. Этому человеку был подарен еще один год жизни - вопреки многочисленным пожеланиям совершенно иного толка... После выписки из больницы [он] ни разу не выпил, даже безалкогольного пива. Наркотики тоже не употребляет. Устроился на работу подсобным рабочим, помогает деньгами; из последнего - одел детей в школу. Опухают, правда, ноги и живот - цирроз никуда не делся. Договорились, в среду придут на анализы. [Его жена] просила передать благодарность всем вам, помогшим ему тогда и заставившим его поверить в людей. Заставившим жить».

«Поверил в людей, заставивших жить». Так от чего лечил пациента доктор Сницарь? И только ли его он лечил?

Виталий Сергеев


п»ї
Читайте в этой рубрике

За ТВ придется платить

С 20 ЯнварЯ сигнал 23 телеканалов может исчезнуть у тех зрителей, которые смотрят телевизор через спутниковую тарелку.

По требованию законодательства будет закодирован сигнал каналов «1+1», «2+2», «ТЕТ», «Плюсплюс», «УНИАН ТВ», «Бигуди», СТБ, ICTV, «Новый канал», М1, М2, «Оце»,... Читать статью полностью

Его путеводная звезда

В конгресс-центре СумГУ прошел вечер памяти доктора Сницаря

ВеЧер памяти - он назывался «Ты здесь» - был приурочен к выходу книги Андрея Сницаря «Очерки инфектологии» вторым изданием. Возможно, поэтому воспоминания получились не столько горькими от потери, сколько светлыми от ощущения... Читать статью полностью





Анонс








о чем говорят?
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Новости
Новости
Товары