Люди

То ли мужчина, то ли женщина…

Явная и тайная жизнь Шарля д’Эона - шпиона, дипломата и самого знаменитого трансвестита Франции

В эпоху французского короля Людовика XV по велению монарха была создана тайная структура, получившая название «Королевский секрет». Перед агентами «Королевского секрета» ставилась задача влиять на политические процессы в других странах в выгодном для Парижа ключе.

«Королевский секрет» действовал методами, не доступными для обычных дипломатов. Подкуп, интриги, фабрикация документов, даже убийства - допускалось все, что позволяло достичь поставленной цели. Одним из самых загадочных агентов «Королевского секрета» был Шарль де Бомон, шевалье д’Эон.

В жизни этого французского дипломата и тайного агента было много загадок. Все, что вместилось между датами его рождения и смерти, полно недомолвок и слухов - то ли мужчина, то ли женщина, шпион, скандалист, плодовитый литератор и непобедимый фехтовальщик.

Шпион на службе короля

Шарль-Женевьев-Луи-Огюст-Андре-Тимоте д’Эон де Бомон появился на свет в 1728 году в бургундском городке Тоннер и был сыном адвоката Луи д’Эона и его жены Франсуазы. Или дочерью? Сам д’Эон писал, что родился девочкой, но его дед обещал отписать наследникам свое состояние, только если родится мальчик. Поэтому родители якобы воспитали маленькую Шарлотту по-мальчишески. Правда, в другом сочинении шевалье

утверждал обратное: на самом деле он был мальчиком, но мать мечтала о дочке, потому и наряжала его в платья.

Шарль был мал ростом и хрупок. Однако при этом дразнившие его сверстники быстро узнавали, что нрав у этой «девчонки» драчливый, а кулаки на удивление твердые.

В парижском колледже Мазарини д’Эон продолжал изо всех сил доказывать, что он ничуть не хуже других, став не только первым учеником, но и мастером фехтования, старостой школьной команды шпажистов. В 21 год он окончил учебу с дипломом юриста и получил назначение в налоговое ведомство. Скучая на службе, увлекся сочинительством: его книга о финансовой политике Франции привлекла внимание самого короля Людовика XV, ломавшего голову над наполнением быстро пустеющей казны. В то время во Франции развивалась шпионская сеть, прозванная «Королевским секретом», которая не подчинялась официальной дипломатии и часто действовала наперекор ей. Франция как раз вступила в Семилетнюю войну с Англией и Пруссией и отчаянно нуждалась в союзниках. Таким союзником могла стать Россия, но отношения между этими странами давно были прерваны по воле ориентировавшегося на Англию канцлера Бестужева-Рюмина, который велел не пропускать через границу ни одного француза, а просочившихся сажать в тюрьму.

Однако хитроумный глава «Секрета» принц Луи де Конти нашел способ обойти запрет. Он отправил в Россию шотландского дворянина Дугласа Макензи, который занялся поисками железных и иных руд. С ним ехала молоденькая племянница Луиза де Бомон, роль которой исполнял д’Эон. Ему это было несложно: он обожал маскарады и в женском платье чувствовал себя как рыба в воде. Существовала даже легенда, будто однажды на маскараде сам Людовик XV принял его за девицу и попытался за ним ухаживать. И неудивительно - шевалье описывали как юношу среднего роста, с тонкими чертами лица, довольно округлыми формами. Говорил он фальцетом, и никто никогда не слышал о его любовных похождениях - ни с мужчинами, ни с женщинами.

Для поездки в Россию секретная служба снарядила его на славу: в каблуках модных туфелек были спрятаны шифры для тайной переписки, а в переплете книги Монтескье «О духе законов», с которой не расставалась юная особа, - послания Людовика царице Елизавете. Елизавета была так очарована иностранцами, что тут же назначила Луизу своей чтицей. Миссия Луизы увенчалась успехом - Елизавета отправила Бестужева в отставку и заключила с Францией союз против прусского короля Фридриха.

В своих мемуарах д’Эон намекает, что для выполнения задания ему пришлось даже соблазнить любвеобильную царицу, рассказывает он и о других своих возлюбленных. Правда, ни один документ того времени этого не подтверждает.

Отважный драгун и дипломат

Годом позже, когда отношения двух стран наладились, д’Эон приехал в Петербург в мужском обличье как секретарь посольства. На этот раз тоже не обошлось без приключений - в своих мемуарах шевалье живописал, как он прямо во дворце сразился на шпагах с оскорбившим его польским графом, а потом, рискуя жизнью, проник в царский архив в поисках секретов династии Романовых. Покинув Россию в 1760 г., д’Эон вернулся в Париж не просто удачливым шпионом и дипломатом - он сфабриковал документ, которого не было: внешнеполитическую доктрину Российской империи, разработанную будто бы еще Петром Великим и последовательно внедряемую его преемниками. Этот документ стали называть «Завещанием Петра I». Хотя многие и тогда считали его грубой подделкой, это не помешало Франции использовать «Завещание» во внешней политике.

Устав от дипломатии, шевалье записался в драгунский полк и отправился на войну с пруссаками. В одном из сражений он с обнаженной шпагой взял в плен целый батальон врагов, в другом был тяжело ранен и отправлен в запас, получив высокую награду - крест Людовика Святого и, собственно, титул шевалье, то есть кавалера.

Под конец войны героя назначили секретарем при французском представителе в Лондоне. Шевалье выпала честь доставить во Францию из британской столицы ратифицированный Парижский договор о мире. В 1763 году, выполняя задание в Лондоне, шевалье выкрал портфель с документами у британского министра Роберта Вуда, благодаря чему французские дипломаты смогли выторговать немалые уступки у англичан на переговорах по мирному договору между Англией и Францией. Одно время д’Эон даже исполнял обязанности посла в Англии. Однако французское министерство иностранных дел продолжало намекать ему на излишнюю расточительность и даже пригрозило понизить до секретаря, как только новый посол приедет в Лондон.

С его приездом и начались неприятности. Граф де Герши потребовал передать ему все дела и отчитаться, в том числе по финансовым статьям, что д’Эону было особенно неприятно. Однако по секретным каналам шевалье получил письмо от Людовика XV: монарх подтверждал свою благосклонность и приказывал продолжать работу на «Секрет короля». Так что д’Эон отказался отдавать де Герши архив посольства и пошел на большой скандал. Сначала его пытались убить, а потом все газеты объявили его вором, сумасшедшим и гермафродитом. Д’Эон ответил де Герши, который нанял памфлетистов, публичным оскорблением. За это его привлекли к суду и заочно приговорили к заключению. Но так просто авантюриста не возьмешь: он обвинил посла в попытке убийства и даже добыл доказательства.

Де Герши обратился к милости английского короля Георга III. Дело замяли, но послу пришлось спешно покинуть Британию. Король Людовик пошел на мировую, назначил шевалье пенсион, понимая, что в случае продолжения конфликта д’Эон может стать неуправляемым. А в его личном архиве хранятся секретные документы, в том числе письма короля. Что, если, к примеру, англичане узнают о готовящемся вторжении на Британские острова? Да не с чьих-то слов, а из собственноручных королевских писем! Вскоре д’Эон получил требование вернуть все секретные документы и письма. Он отказался. Тогда ему перестали выплачивать пенсион. Д’Эон в ответ сообщил, что бедствует, а государственные тайны - ходовой товар, покупателя найти нетрудно. Так д’Эон объявил войну правительству и лично королю Франции.

Барышня де Бомон

В 1774 году скончался Людовик XV, его сменил Людовик XVI. Поскольку и для нового правительства архив шевалье д’Эона представлял серьезную угрозу, Людовик XVI послал в Лондон великого драматурга Бомарше. Ему предстояло заключить с д’Эоном сделку: выкупить архив и… убедить его появиться в женском обличье. В Версале прекрасно знали, что уже с 1771 года шевалье д’Эон все чаще появлялся на публике в дамском наряде. Британцы даже заключали пари: мужчина он или женщина? Да и сам Бомарше писал королю Людовику XVI: «Когда думаешь, что это преследуемое создание принадлежит к тому полу, которому все прощают, сердце сжимается от нежного сострадания». Поэтому, по условиям короля, шевалье д’Эон отныне всегда должен был носить женское платье. Таким образом правительство хотело обезопасить себя, если д’Эон все-таки припрячет часть архива: ну кто поверит шуту или человеку неопределенного пола?

Шевалье д’Эон, поразмыслив, согласился. В результате 4 ноября 1775 года был заключен самый не-обычный договор в истории мировой дипломатии. С одной стороны он был подписан г-ном Пьером Огюстеном Кароном де Бомарше, «в силу полномочий, возложенных на него Людовиком XVI», а с другой - «барышней д’Эон де Бомон, старшей дочерью в семье, известной до сего дня под именем кавалера д’Эона, бывшего капитана драгунского полка, кавалера ордена Святого Людовика, а еще ранее - доктора гражданского и канонического права». Основная часть договора гласила:

«Барышня де Бомон признает, что по воле своих родителей она до сих пор жила под чуждым ей мужским обличьем, и отныне, дабы положить конец этому двусмысленному положению, вновь станет носить женское платье и больше никогда от этого не откажется, за что ей будет позволено вернуться во Францию. Как только это условие будет выполнено, она получит пожизненную ренту в размере 12 тысяч ливров, а все ее долги, сделанные в Лондоне, будут оплачены. Учитывая ее ратные заслуги, ей разрешается носить крест Святого Людовика на женском платье и выделяется 2000 экю для приобретения женского гардероба, вся же мужская одежда будет у нее изъята, дабы не будить желания вновь ею воспользоваться».

Так довершилось превращение шевалье д’Эона в женщину. Как пошутил один британский газетчик, «одевшись женщиной, шевалье стал собственной вдовой». В 1777 году шевалье д’Эон вернулся во Францию. Он сразу получил приглашение в Версаль, но явился туда в мундире драгунского капитана и при этом заявил: «Я, шевалье д’Эон, тожественно заявляю, что никогда не был женщиной, а значит, не стану ею и в будущем». Король был недоволен и издал специальный указ, запрещавший д’Эону носить другую одежду, кроме женской. А самого шевалье отправил на время в женский Сен-Сирский монастырь.

На чужбине

Выйдя из монастыря, д’Эон понял, что на родине ему слишком неуютно. Он решил вернуться в Британию в женском обличье и жил на правительственную ренту. Но после Французской революции все пошло прахом. Директория отказалась платить ренту, назначенную королем. Он просил принять его на службу во французскую республиканскую армию и буквально засыпал письмами знакомых военачальников. Ему отвечали хотя и вежливо, но в высшей степени уклончиво и неопределенно.

Шевалье д’Эон зарабатывал уроками фехтования и участием в соревнованиях с призовым фондом. Особый интерес публики вызвал его поединок на рапирах с кавалером Сен-Жоржем, который был на 20 лет моложе и на голову выше, шевалье был в тесном платье, но молниеносно нанес своему противнику семь ударов, заставив судей прекратить бой.

Шевалье продолжал свою карьеру фехтовальщика, пока неловкий выпад ученика не рассек ему мышцы на правой руке.

Рука ослабела, точность изменяла ему. Тогда он стал участвовать в шахматной игре на деньги, но средств на жизнь не хватало, росли долги.

Пришлось продавать библиотеку. В ней были целые разделы по законодательству, финансам, истории, языкознанию, не говоря уже о философской и художественной литературе. Шевалье д’Эон предложил библиотеку целиком русской императрице Екатерине II. Он убеждал царицу, что его собрание необходимо ей при составлении свода законов. Императрица отказалась. В 1793 году библиотека была выставлена на аукционе Кристи и частично распродана. Это спасло шевалье д’Эона не только от нищеты, но и от полного забвения, о нем неожиданно опять заговорили.

Так, распродавая книги, мебель, оружие, драгоценности и памятные вещицы, он дожил свой век. Смерть его 21 мая 1810 года поставила точки над «i»: консилиум врачей в присутствии полиции и свидетелей констатировал, что умерший был мужчиной «без какой-либо примеси иного пола». Некоторые современные исследователи полагают, что шевалье д’Эон страдал от синдрома Каллмана, то есть неполной маскулинизации - его организм вырабатывал недостаточно гормонов, необходимых для правильного полового развития. А после смерти д’Эона медицинские светила ввели в оборот термин «эонизм», означающий неправильное осознание своего пола...

Что же касается могилы д’Эона, то ее не существует. На том месте, где когда-то похоронили великого мистификатора, теперь проходит железная дорога. Ничего не осталось от того, кто 48 лет прожил мужчиной, а 34 года считался женщиной; кто и в мундире, и в юбке сумел прославить себя, одинаково доблестно владея и шпагой, и пером.

Возможно, о д’Эоне забыли бы навсегда, если бы не неожиданная находка. В конце весны 2012 года в частной коллекции отыскался считавшийся пропавшим «Портрет дамы в шляпе с пером». Крупнейший британский специалист по живописи Филипп Моулд установил, что на портрете, написанном с натуры англичанином Томасом Стюартом, изображен именно д’Эон. А поскольку Томас Стюарт рисовал исключительно театральных актеров, можно предположить, что в жизни д’Эона была еще одна и, похоже, самая загадочная страница - связанная с театром.


п»ї




Анонс








о чем говорят?
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Новости
Новости
Товары