Суд да дело

Уход за право наследования

Почему вокруг квартир одиноких стариков после их смерти разгораются баталии?

Из-за неподъемных цен на жилье у простых граждан сегодня практически нет шансов приобрести собственную квартиру. Поэтому неудивительно, что многие и решаются за право наследования жилья ухаживать за одинокими пожилыми людьми.

О том, во что вылилась одна из таких историй, рассказывает в своем письме наша читательница Наталья:

«Я молодой специалист. И давно поняла, что даже в кредит купить себе квартиру не смогу. После учебы я не уехала назад к родителям, а осталась в областном центре и устроилась работать фельдшером на «скорой помощи». Однажды нашей бригаде поступил вызов - пожилой сумчанке стало плохо. Пока врачи помогали старушке, я разговорилась с ней. Александре Григорьевне в ее возрасте было тяжело хлопотать по хозяйству, а иногда она даже не могла встать с постели. С 2005 года к ней приходила соцработник из «Берегини», но в последнее время она почему-то не появлялась. Старушка не в состоянии была приготовить себе еду, а помочь ей было некому, поэтому она подолгу голодала. Иногда стучала соседям в стену, чтобы они ее хоть чем-нибудь покормили. Состояние Александры Григорьевны ухудшилось настолько, что она не могла даже подняться в туалет... Поэтому она и искала человека, который бы ухаживал за ней за право наследования ее двухкомнатной квартиры.

И мы с Александрой Григорьевной договорились, что я буду ухаживать за ней, а она оставит мне в наследство свое жилье. Как только я появилась в квартире, тут же нашлась и «пропавшая» соцработница, у которой, кстати, были от нее ключи. Она постоянно отговаривала меня от грязной работы санитарки при лежачем человеке, не раз говорила, что у Александры Григорьевны есть племянник и что мне здесь ничего не светит... Она даже обещала найти для меня в качестве подопечного другого одинокого старика с квартирой и без родственников... Но я не обращала внимания на эти разговоры, мне до слез было жаль немощного, никому не нужного человека.

А буквально через пару недель 93-летняя Александра Григорьевна умерла. Своим присутствием я хоть как-то смогла скрасить ее последние дни, подарить заботу и тепло. Она говорила, что очень довольна мною - своей «нянечкой». И, как обещала, перед смертью написала завещание, по которому все свое имущество оставила мне.

После смерти Александры Григорьевны прошло уже больше двух месяцев. Я понемногу начала отходить от потрясения (старушка умерла у меня на руках) и потихоньку обживалась теперь уже в своей квартире. Чтобы меньше платить по счетам, да и просто чтоб не так скучно жилось, взяла к себе квартирантку, свою подружку Алину, студентку одного из сумских вузов.

Днем 1 декабря Алина позвонила мне на работу. В истерике она рассказала, что, раньше обычного вернувшись из института и поднявшись на свой этаж, увидела, как какие-то незнакомые люди выбили входную дверь в нашу квартиру и уже начали устанавливать новую. Мужчины сказали ей, что их наняли сменить входную дверь в якобы нежилой квартире. Я отпросилась с работы и на такси помчалась домой. Пытаясь прояснить ситуацию, я добилась, чтобы рабочие вызвали человека, который их нанял. Через некоторое время приехали двое молодых мужчин. Они очень культурно сказали мне, что купили эту квартиру накануне - 30 ноября 2007 года - у Александры Григорьевны через ее племянника по доверенности, и показали копию договора купли-продажи. Они даже сообщили, что перед покупкой, несколько дней назад, приходили ее смотреть. Как доказательство, рассказали, что в тот день посреди комнаты кошка устроила себе туалет. А я, действительно, сразу после смерти Александры Григорьевны взяла себе маленького котенка, который и точно недавно «нашкодил». Выходит, мужчины и вправду были в квартире, пока нас не было дома! Но где же они могли взять ключи? Не у соцработника ли?

Собравшиеся на шум соседи сказали, что на самом деле племяннику Александры Григорьевны около семидесяти лет и он давно живет во Львовской области. А непрошенные гости заявили, что квартира уже оформлена в БТИ на имя одного из них. И попросили меня пока никуда не обращаться, сказав, что сами во всем разберутся. После чего, захватив с собой копию завещания Александры Григорьевны, ушли. И появились снова через три дня. На встречу «хозяин» квартиры приехал с несколькими сильно поддавшими амбалами. Мужчины начали мне угрожать, кричали, что я незаконно заняла квартиру их друга, которому из-за меня негде жить, называли меня обманщицей и аферисткой.

Моя мама, приехавшая поддержать меня, уговорила рассвирепевших парней дать нам время до следующего дня. Мужчины наконец утихомирились, сказали, что придут на следующее утро - и чтобы к этому времени ни меня, ни моих вещей в квартире не было. Мне и Алине даже предложили вернуть все деньги, которые мы успели заплатить за комуслуги, и бесплатно подогнать микроавтобус, чтобы мы могли перевезти свои вещи, лишь бы только побыстрее освободили квартиру...

Сначала я думала, что парни, возможно, стали жертвой чьих-то махинаций, и спокойно попыталась во всем разобраться. Поэтому в назначенное утро не стала дожидаться гостей, а отправилась в БТИ, чтобы все-таки узнать, на чье имя оформлена квартира. Оказалось, пока по всем документам хозяйкой числится Александра Григорьевна, но буквально завтра (6 декабря) ее должны были переоформить на другого человека. На кого - мне не сказали. Я написала заявление на имя начальника БТИ Бориса Афанасьева, где подробно изложила ситуацию и попросила временно приостановить переоформление документов. Обратилась я также в милицию и прокуратуру Заречного района, все мои заявления были приняты и зарегистрированы.

Пока меня не было, квартиру охраняла мама. Правда, одна в квартире оставаться она не решалась - дежурила у подъезда. Не застав никого дома, «хозяин» с дружком залили в замочную скважину входной двери суперклей. Когда мужчины уже выходили из подъезда - встретились с мамой.

Из-за испорченного замка я не смогла открыть дверь, пришлось вызывать мастера и менять замок. Сейчас я боюсь выходить из квартиры и постоянно сижу дома. Запереть входную дверь я могу только изнутри, и то только на предохранитель, поэтому подпираю ее шваброй и креслом. В тех редких случаях, когда мне срочно надо куда-то отлучиться, меня сопровождают друзья...»

Уже не первый год квартиры одиноких людей находятся «под прицелом» «предприимчивых» дельцов, которые в своем желании как можно быстрее прибрать их к рукам нередко идут на противоправные действия. Ведь как еще можно объяснить тот факт, что парни могли купить квартиру у человека, который на момент заключения сделки был уже мертв. Если же предположить, что действительно была доверенность на племянника Александры Григорьевны, квартира все равно не могла быть продана, пока не истек предусмотренный законом полугодовой срок со дня смерти хозяйки. К тому же маловероятно, что старушка могла одновременно завещать квартиру девушке и дать добро на оформление доверенности на продажу квартиры своему племяннику. Кроме того, по словам Натальи, последние несколько лет Александра Григорьевна была очень обижена на него из-за того, что он забыл о ней и совсем перестал навешать в такое трудное для нее время.

Так что, есть ли во всей этой истории признаки преступления, смогут сказать только правоохранительные органы.

Как следует Наталье поступать в этой ситуации, мы спросили у юриста ВАЛЕНТИНЫ ТОЛМАЧЕВОЙ:

- После смерти Александры Григорьевны данная ею доверенность автоматически стала недействительной. А признать договор купли-продажи квартиры по такой доверенности недействительным можно только через суд. Ни милиция, ни прокуратура не уполномочены принимать какое-то решение по этому делу. Наталье необходимо срочно обратиться в нотариальную контору по месту нахождения квартиры и подать заявление о принятии наследства в порядке завещания. А когда договор купли-продажи будет признан судом недействительным, девушке можно будет оформить квартиру на себя. Если в течение шести месяцев такого заявления она не подаст, то это будет расцениваться как отказ от принятия наследства.

Специалист ЦОС УМВД Украины в Сумской области ГАЛИНА КОЖЕДУБОВА прокомментировала ситуацию так:

- Во время проверки установлено, что в действиях неустановленного лица формально усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 356 УК Украины, решение по которому принимает суд в порядке частного обращения.

Марьяна Говорун


п»ї
Читайте в этой рубрике

«Заезженный» вопрос имеет решение

И у перевозчиков, и у водителей маршруток есть основания бояться обоснованных жалоб пассажиров

К сожалению, услышать грубые слова от водителя маршрутного такси - не редкость. Из практики любой может констатировать самое грустное: больше всего их раздражают льготники, особенно пожилые... Читать статью полностью













о чем говорят?
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Новости
Новости
Товары