Судьбы

Он завещал нам «Лето Господне»

137 лет назад в эти осенние дни, предшествующие великому празднику Покрова Пресвятой Богородицы, появился на свет один из самых удивительных русских писателей - Иван Сергеевич Шмелев.

Знаменитый в дореволюционной России и Европе не меньше тех же своих тезок Тургенева или Бунина, в советское время Шмелев совсем «выпал» из нашей литературы. Но он вернулся, а иначе просто и быть не могло. Он вернулся, когда и мы вернулись - в мир, в общий поток, который не прерывался никогда и в котором развитие неизменно сливается с прошлым, с традицией. А ощутив реальное культурное и духовное обновление, обнаружили, что одним из пророков этого обновления был и он - замечательный писатель Иван Шмелев.

Предсказание

«Что во мне бьется так, наплывает в глазах туманом? Это - мое, я знаю. И стены, и башни, и соборы... Там, за стенами, церковка под бугром, - я знаю. И щели в стенах - знаю. Я глядел из-за стен... когда?.. И дым пожаров, и крики, и набат... - все помню! Бунты, и топоры, и плахи, и молебны... - все мнится былью. Моей былью...»

Иван Сергеевич Шмелев родился в Москве 3 октября

(21 сентября по ст. ст.) 1873 года в глубоко православной, патриархальной купеческой семье. В «купеческом» Замоскворечье, с его и до сих пор чудом уцелевшими особнячками, бесчисленными храмами и церквушками. Детство стало главным истоком его творчества. В своих книгах Шмелев запечатлел мировосприятие русского ребенка, принявшего в сердце Бога. Даже купеческая среда предстает, в отличие от его старшего замоскворецкого коллеги Александра Островского, не диким «темным царством», а целостным миром, полным нравственного здоровья, внутренней культуры, любви и человечности. Он тоже не затушевывает грубых и жестоких сторон русской жизни, ее «скорбей», - но для чистой детской души бытие открывается светлой, радостной стороной.

«Лето Господне» он написал уже в эмиграции. Шмелев как будто взялся исполнить задачу сохранить для потомков душу православного русского народа. Его веру, обычаи, быт...

Глазами замоскворецкого мальчика мы и сегодня видим смысл и красоту наших православных праздников, обрядов, остающихся неизменными из века в век, описанных им так ярко и живо, что роман называют «энциклопедией жизни русского православного человека».

Когда читаешь биографию и вглядываешься в жизнь Ивана Шмелева, невольно приходит на ум словосочетание «нести свой крест». Крест фигурировал в этой жизни с самого детства: «Как-то приехала матушка от Троицы. Была она у батюшки Варнавы, и он сказал ей: «А моему... - имя мое назвал, - крестик, крестик...» Это показалось знаменательным: раза три повторил, словно втолковывал... «Тяжелая тебе жизнь будет, к Богу прибегай!» - не раз говорила матушка. И мне делалось грустно и даже страшно. Сбылось ли это? Сбылось».

«На скалах Валаама»

В августе 1895 года студент юридического факультета Московского университета Шмелев по желанию своей невесты Ольги - худенькой синеглазой девушки, дочери генерала-героя обороны Севастополя, - выбрал местом для их свадебного путешествия древний Валаамский монастырь. Брак оказался счастливым: 50 с лишним лет, вплоть до смерти Ольги Александровны, Шмелев почти не расставался с женой. Благодаря ее светлой религиозности он и сам вернулся к своей детской, искренней вере уже на осознанном «взрослом» уровне - за что всю жизнь был ей признателен.

А перед отъездом Шмелев с невестой съездили в Троице-Сергиеву Лавру - получить благословение у того же старца Варнавы. Но не только на путешествие благословил духовный отец молодого человека. Он чудесным образом провидел то, что станет делом всей его жизни: «Смотрит внутрь, благословляет. Бледная рука, как та в далеком детстве, что давала крестик... Кладет мне на голову руку, раздумчиво так говорит: «Превознесешься своим талантом». Все. Во мне проходит робкой мыслью: «Каким талантом... этим, писательским?..» Это воспоминание он пронес через всю жизнь. И умер - так совпало - в день преподобного Варнавы.

Впечатление же от путешествия было таким сильным, что юноша должен был рассказать это людям. Так появилась первая книжка «На скалах Валаама» - ставшая его неудачей, но определившая судьбу.

Крымский расстрел

В начале 1900-х Шмелев - уже признанный писатель, а его повесть «Человек из ресторана» имела такой шумный успех, что по ней был создан одноименный фильм с Михаилом Чеховым в главной роли «маленького человека». О популярности «Человека из ресторана» можно судить и по такому эпизоду. Через семь лет после триумфа, в июне 1918-го, в голодном Крыму Шмелев зашел в маленький ресторанчик с почти безумной надеждой купить там хлеба. Вышедший к нему хозяин случайно услышал его фамилию и поинтересовался, не он ли автор книжки о жизни официанта. Когда Шмелев подтвердил это, хозяин увел его в свою комнату со словами: «Для вас хлеб есть».

Крым стал еще одним важным в судьбе писателя местом. Шмелев обожал его и мечтал здесь жить. Мечта сбылась - но страшным образом. Писатель пережил на этой земле все ужасы гражданской войны и самую большую трагедию - в марте 1921 года большевики убили в Феодосии его единственного сына, 24-летнего офицера-инвалида Сергея (в семье по мужской линии переходили два имени: Иван и Сергей). «Врагов революции» не только расстреливали, но и сбрасывали живыми в море. Как погиб Сережа Шмелев - никто не знал. Отец тщетно искал его могилу.

Не было у Ивана Сергеевича более глубокой незаживающей раны, чем эта. Позже, в эмиграции, Шмелевы сильно нуждались. Но писатель наотрез отказывался от гонораров за свои книги, тогда еще издававшиеся в Советской России, не желая ничего принимать от власти, убившей его сына.

А маленький глинобитный домик Шмелевых в Алуште стоит и сегодня. В нем - единственный музей писателя на его родине.

«Как пушинки в ветре...»

В январе 1922 года, вырвавшись из красной России для лечения, Иван Сергеевич пишет своей любимой племяннице и душеприказчице Ю.А.Кутыриной:

«Мы в Берлине! Неведомо для чего. Бежал от своего гopя. Тщетно... Мы с Олей разбиты душой и мыкаемся бесцельно... И даже впервые видимая заграница - не трогает... Итак, я, может быть, попаду в Париж. Потом Гент, Остенде, Брюгге, затем Италия... И - Москва! Смерть - в Москве. Может быть, в Крыму... Там мы расстались с нашим бесценным, нашей радостью, нашей жизнью... - Сережей. О, если бы чудо! Чуда, чуда хочу!..» Из письма к Бунину: «Как пушинки в ветре проходим мы с женой жизнь. Где ни быть - все одно...»

Из Берлина по приглашению Бунина они перебираются в Париж. Шмелев еще не знал, что никогда не вернется на Родину, еще таил надежду, что его любимый Сережа жив... Но летом 1923 года Шмелевы решают в Москву не возвращаться. Единственный смысл жизни писатель видит в долге рассказать миру о том, что произошло в России.

Его эпопея «Солнце мертвых» - эпитафия всем жертвам террора. Он написал ее в Париже в том же 1923 г. Писатели с мировым именем считали роман самым сильным из созданного Шмелевым. Томас Манн писал по поводу «Солнца мертвых», переведенного почти сразу на пять иностранных языков: «Читайте, если у вас хватит смелости». Эмигрантская критика тоже встретила эпопею восторженными откликами.

А тем временем писатель с болью узнавал о разрушениях русских святынь, о переименовании улиц и площадей... Но тем ярче разгоралось стремление сохранить в своих произведениях то, что помнил и любил больше всего на свете. Это был его подвиг - и писательский, и христианский. Так появилось «Лето Господне», затем «Богомолье». Старая Москва с ее раздольем, богатством, красочностью быта и сегодня живет и дышит в этих повестях. Как бы в благодарность, в 1934 году Шмелев спасен от тяжелой язвенной болезни.

Несмотря на все тяготы, эмигрантская жизнь Шмелевых в Париже по-прежнему была жизнью старой России - с годовым циклом православных праздников, с постами... «Среднего роста, тонкий, худощавый, большие серые глаза... Эти глаза владеют всем лицом... склонны к ласковой усмешке, но чаще глубоко серьезные и грустные. Его лицо изборождено глубокими складками-впадинами от созерцания и сострадания... лицо русское, лицо прошлых веков, пожалуй - лицо старовера, страдальца...» Такой портрет Шмелева дает в своей книжке чуткий, внимательный биограф писателя - его племянница Юлия Кутырина.

Неизгладимое впечатление от своего писателя-крестного оставил в воспоминаниях, так и названных им «Дядя Ваня», и сын Юлии Ив Жантийом-Кутырин, заменивший Шмелевым погибшего Сережу: «Дядя Ваня очень серьезно относился к роли крестного отца... Мы ходили в церковь на улице Дарю, но особенно часто - в Сергиевское подворье. Тетя Оля была ангелом-хранителем писателя, заботилась о нем, как наседка... Она никогда не жаловалась. Тетя Оля была не только прекрасной хозяйкой, но и первой слушательницей и советчицей мужа...» В 1936 году Шмелева постигло еще одно страшное горе - его Оли, Ольги Александровны не стало.

«Пресвятая Богородице, спаси нас!..»

Когда в конце войны обезумевшие фашисты бомбили Париж, неподалеку от дома Шмелева упали сразу четыре бомбы, превратив все вокруг в руины. Иван Сергеевич, встававший рано, в то утро недомогал и залежался в постели. Это спасло ему жизнь. Стекла в окнах были выбиты, осколки изрешетили спинку рабочего кресла... В пустые рамы влетел квадратик бумаги и, покружив над столом, опустился прямо под ноги хозяину. Он поднял картинку. Это была репродукция итальянского художника «Богоматерь с Иисусом». Видимо, Царице Небесной было угодно сохранить жизнь больному и одинокому русскому писателю-эмигранту...

24 июня 1950 года 77-летний Шмелев переехал в монастырь под Парижем, в обитель Покрова Пресвятой Богородицы. В тот же день - день преподобного Варнавы - сердечный приступ оборвал его жизнь. Монахиня матушка Феодосия, присутствовавшая при кончине писателя, всю жизнь потом рассказывала посетителям:

«Символичность этой смерти поразила меня - человек приехал умереть у ног Царицы Небесной, под Ее покровом...»

Последний символ Божьего расположения

30 мая 2000 года, спустя полвека после кончины во Франции, останки Ивана Сергеевича Шмелева, как он мечтал, упокоились в родной земле. В некрополе Донского монастыря Москвы состоялось перезахоронение с кладбища в Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем праха писателя и его жены Ольги Александровны. Отпевал их Алексий II.

Во время погребения сквозь толпу с трудом протиснулся мужчина, державший целлофановый пакетик с землей: «Можно высыпать в могилу Шмелева? Это из Крыма, с могилы его сына Сергея». Неужели нашли?! «Две недели назад найдено захоронение 18 убиенных в 1921 году офицеров», - отвечал Валерий Львович Лавров, председатель Общества Крымской культуры при Таврическом университете, привезший Шмелеву последний земной знак Божьего к нему расположения.

Подготовила Людмила Гриневич


п»ї

 Комментарии:

Имя Отзыв (сообщение)
 
Отзывов (сообщений) по данной статье нет!

Оставить отзыв

Имя
Сообщение
 

Внимание! Комментарии с нецензурными выражениями, оскорбительного характера, призывающего к межнациональной розни и пр., содержание которых противоречит Законам Украины, а также содержащие недостоверную информацию - будут удаляться. Если у вас есть достоверная информация (с доказательствами) о правонарушении тех или иных лиц, можете связаться с РЕДАКЦИЕЙ.

Код потверждения
Введите код потверждения:

Если Вы не видите картинку с кодом, проверьте, включен ли в Вашем браузере показ картинок. Если Вы сомневаетесь в том, что за символы изображены на картинке, обновите страницу и попробуйте еще раз.
Читайте в этой рубрике

С благодарностью через 30 лет

Настоящего учителя ученики помнят всю жизнь...

НастоЯщего учителя помнят и продолжают его дело всю дальнейшую жизнь. Эту известную истину подтверждает недавно присланное в редакцию ВШ письмо жительницы г.Ахтырки, преподавателя Ахтырской ДМШ Светланы Берест. Мы предлагаем читателям... Читать статью полностью

"Я жив - снимите черные повязки!"

Имя сумского журналиста в Интернете прозвучало неожиданно - но это к добру

Мы знакомы с Владимиром Александровичем Пьянковым много лет. Он, наверное, единственный на Сумщине (а может, и в Украине) из пишущих журналистов ко Дню Победы выдал десятую книгу. В свои 93 года! Его публикации... Читать статью полностью

Гражданка Грин-Ландии,

Читать статьюили Рассказ о последнем романтике

Высокая хрупкая 17-летняя девушка шла в библиотеку. На первый взгляд ничего сверхъестественного в ней не было. Но из всех сумских жителей ее все же кое-что выделяло: она улыбалась и, похоже, была счастлива. Потому что совсем недавно она - Анастасия... Читать статью полностью

Эта неделЯ в истории

Во все времена на этой неделе короче становился день, лесов таинственная сень с печальным шумом обнажалась... Чего не скажешь о красотках кабаре «Красная мельница» (если по-русски), уже 121-й год «перемалывающей» веселым канканом все беды и осенние депрессии. Эх, нам бы, нам бы,... Читать статью полностью

Звезда по имени «УЧИТЕЛЬ»

К профессиональному празднику сумские педагоги получили свою Аллею Славы

В этом году чествование педагогов в канун их профессионального праздника - Дня работников образования - ознаменовалось оригинальным событием. 29 сентября в театре Щепкина была представлена Аллея Славы, которую... Читать статью полностью













о чем говорят?
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Новости
Новости
Товары