Люди

Хирург и святитель - в одном лице

Чтобы сломить его, большевики ссылали Войно-Ясенецкого даже за Полярный круг

11 июнЯ Православная церковь отмечает день памяти архиепископа Симферопольского и Крымского Луки (Войно-Ясенецкого) - величайшего ученого и хирурга, который даже в период страшных гонений на церковь и репрессий против священства смело проповедовал Христа.

Его подвергали пыткам, но он не отрекся от веры - все выдержал, все претерпел, чтобы исцелять людей не только на операционном столе, но и в храме, чтобы лечить их не только скальпелем и лекарствами, но и словом Божьим...

Святитель ушел из жизни в 1961 году и был похоронен в Симферополе на церковном кладбище при Всехсвятском храме. Несмотря на запреты власти, в последний путь его провожал весь город. Улицы были забиты людьми, все движение остановлено, а дорога до самого кладбища усыпана розами...

Истоки благочестия

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий родился 27 апреля 1877 года в Керчи в семье провизора Феликса Станиславовича и его супруги Марии Дмитриевны. Его отец был потомком знатного, но обедневшего польского дворянского рода. Мать происходила из зажиточных харьковских мещан. Когда Валентину исполнилось 12 лет, семья переехала в Киев, где отец, уже состоявший к тому времени на госслужбе, получил должность представителя крупной страховой компании, контора которой находилась в центре города напротив Думы. В этом же доме поселилась и семья Войно-Ясенецких - отец, мать, две дочери и три сына. Позже Валентин Феликсович, вспоминая об отце, напишет, что «он был человеком удивительно чистой души и порядочности, ни в ком не видевшим ничего дурного, всем доверявшим, хотя по своей должности и был окружен нечестными людьми». Столь же добропорядочной была и мать. На их просторной кухне постоянно что-то варилось и пеклось. И не только для домочадцев. Немалая часть снеди отправлялась в тюрьму арестантам. Когда началась Первая мировая война, здесь уже кипятились бидоны с молоком для госпитальных раненых. Такое самоотверженное служение людям в семье Войно-Ясенецких считалось чем-то вполне естественным и повлияло на отношение будущего святителя к окружающему миру. В 1896 году он окончил гимназию и городскую художественную школу. Некоторые его картины уже участвовали в выставках, поэтому никого не удивило его решение поступать в Петербургскую художественную академию. Но, практически сдав экзамены, он начал сомневаться в правильности своего выбора. В итоге он поступил на юридический факультет. А через год желание писать картины вспыхнуло с новой силой, и он отправился в Мюнхен в художественную школу известного профессора Книрра. Однако через три месяца вернулся в Киев и принял окончательное решение поступить на медицинский факультет Киевского университета. Уже на втором курсе никто из преподавателей не сомневался, что этот талантливый юноша станет ученым и в дальнейшем получит место профессора анатомии. Каково же было удивление всех, когда после блестящей защиты в 1904 г. он заявил, что намерен работать земским врачом в какой-нибудь деревне и лечить простых крестьян.

Но вскоре началась Русско-японская война, и он в составе Красного Креста выехал в Читу (Забайкалье), где впервые проявились его талант и призвание хирурга. Делая серьезные операции на костях, суставах и черепе, он менее чем за год приобрел колоссальный опыт, а вместе с этим и уважение. Здесь он знакомится и женится на сестре милосердия Анне Ланской, которую за доброту и кротость все называли «святой сестрой». До их встречи она приняла на себя обет безбрачия, но молодой врач сумел добиться ее расположения и уговорил стать его женой. Как позже вспоминал свт. Лука, за это нарушение обета Господь послал ему непростое испытание, прибавив ко многим добродетелям жены ее ревнивый характер.

После военного госпиталя Валентин Феликсович 13 лет проработал земским врачом в сельских и уездных больницах. О его уникальном врачебном даре ходили легенды, в результате чего к нему стекались больные со всей округи. После его назначения на новое место - картина повторялась. Вот только один пример. После того как будущий святитель получил место в маленькой больнице села Верхний Любаж на Курщине, слава о нем распространилась так быстро, что туда потянулись больные из всех уездов не только Курской, но и соседней - Орловской губернии. Позже он напишет: «После того как после операции прозрел молодой нищий (незрячий с раннего детства), он собрал множество слепых со всей округи, которые длинной вереницей пришли ко мне, ведя друг друга за палки и желая получить исцеление... Мне приходилось принимать амбулаторных больных, приезжавших во множестве, и оперировать с девяти часов утра до позднего вечера; разъезжать по большому врачебному участку, а по ночам заниматься исследованиями. Для этой огромной работы не хватало даже моих молодых сил».

В 1915 году была издана книга Войно-Ясенецкого «Регионарная анестезия», в которой он предложил принципиально новый метод местной анестезии - прерывания проводимости нервов, по которым передается болевая чувствительность от оперируемых органов. Через год за эту работу он получил степень доктора наук, а Варшавский университет наградит его специальной премией.

Наперекор безбожному режиму

1917 год стал переломным не только для страны, но и лично для Валентина Феликсовича. Заболела туберкулезом его жена, и семья была вынуждена переехать в Ташкент, где климат был более подходящим для лечения. Однако в 1919 году она все же ушла из жизни, оставив четверых детей. После этого Валентин Феликсович твердо решил полностью посвятить себя служению Богу и страждущим больным. Заботу о воспитании детей взяла на себя бывшая операционная сестра София Белецкая, которой будущий святитель отдавал все свое жалование и предоставил в распоряжение свою квартиру.

В один из февральских дней 1921 года Войно-Ясенецкий появился в больнице... в рясе и с крестом на груди. Все недоумевали, почему уникальный хирург, выдающийся ученый, профессор анатомии Ташкентского университета, которому была обеспечена успешная карьера, вступил на путь, не предвещавший ничего, кроме страданий. Ведь к этому времени уже были казнены и сосланы тысячи священников, а православная церковь официально объявлена одним из главных идеологических врагов безбожного режима.

Прежде чем приступить к операции, отец Валентин всегда осенял себя крестным знамением и сосредоточенно молился, повернувшись к иконе Божией Матери, которая висела в операционной. Узнав об этом. городская власть сочла это церковной агитацией и приказала убрать икону. Войно-Ясенецкий ушел из больницы и заявил, что вернется только тогда, когда икону вернут на место. Все понимали, что в таких условиях перечить власти - полное безрассудство. Но что невозможно человеку, возможно Богу. Произошло то, что неверующий человек наверняка назовет простым стечением обстоятельств. Буквально на следующий день крупный партиец привез в больницу свою жену для неотложной операции у Войно-Ясенецкого. Икону пришлось вернуть, а скандал по-тихому замять.

В мае 1923 г. Валентина Феликсовича постригают в монахи с именем в честь св. апостола и евангелиста Луки и возводят в сан епископа Ташкентского и Туркестанского. В это время в Ташкент прислали представителя так называемой «живой церкви» созданной под кураторством ОГПУ. Ее «священство» прославляло политику большевиков, отменяло «устаревшие» церковные каноны, высмеивало службу на «непонятном» церковно-славянском языке и главное - полностью поддерживало гонения на каноническую православную церковь, обвиняя ее в контрреволюции и связи с врагами социалистического государства. Епископ Лука резко осудил раскольников, открыто назвав присланного живоцерковного «митрополита» Николая «лютым вепрем, возлегшим на горнем месте». Он запретил верующим посещать его службы. Буквально через несколько дней епископа Луку арестовывают, предъявив ему нелепое обвинение - связь с контрреволюционерами и английской разведкой. Его сослали на три года в Сибирь, положив тем самым начало 11-летним скитаниям по тюрьмам и ссылкам.

Многолетние ссылки

По прибытии в Енисейск свт. Лука в рясе пришел в местную больницу и попросил разрешения оперировать. Заведующий сперва принял его за сумасшедшего, но затем все же допустил ссыльного профессора к операции, решив ассистировать ему лично. Когда еп. Лука молниеносными движениями скальпеля сделал несколько разрезов, заведующий покрылся холодным потом. «Этот мясник сейчас зарежет больного», с ужасом подумал он. Но операция прошла успешно. Заметив, как

округлись глаза заведующего во время операции, Войно-Ясенецкий попросил принести книгу, сказав, что разрежет ровно столько страниц, сколько ему укажут. Принесли стопку папиросной бумаги. Ощупав ее плотность, он быстро провел скальпелем вдоль страницы. Как и было заказано, он разрезал ровно пять листов, не повредив ни одного лишнего. Огромное уважение к ссыльному врачу достигло апогея после того, как он прооперировал врожденную катаракту трем слепым мальчикам-братьям и сделал их зрячими. За время пребывания в Енисейске он провел множество сложных операций, а выделенная ему комната превратилась в приемный пункт, куда больные шли непрерывным потоком. Запись на операции к нему велась за несколько месяцев вперед.

Но растущий авторитет «церковника» не на шутку испугал местную власть, и уже через два месяца из Енисейска его отправляют еще дальше - за полторы тысячи километров на север - в Туруханск. Здесь он все так же успешно оперирует больных, на людях неизменно ходит в рясе и принимает участие в церковных службах. Власть принимает решение отправить его еще дальше - за полторы тысячи километров на Север, за Полярный круг. Столь дальний путь в лютый мороз на открытых санях было тяжело выдержать даже молодому организму, а для почти 50-летнего врача, страдающего болезнью сердца, это было равносильно смертному приговору. Позже он напишет, что в этом преднамеренном убийстве «я реально ощущал, что со мной - Сам Христос, поддерживающий и укрепляющий меня». Новым местом его ссылки стал крохотный поселок Плахино, расположенный на 320 км севернее Полярного Круга. Из первой ссылки епископ Лука вернулся в 1926 году. 23 апреля 1930 г. последовал второй арест. Власти поставили задачу добиться от известного врача и знаменитого хирурга отказа от церковного сана, чтобы затем использовать это в своей антицерковной пропаганде. Но ни уговоры, ни угрозы не подействовали на больного епископа. После чего его по этапу отправили в новую трехлетнюю ссылку, теперь в Архангельскую область, после возвращения из которой он ослеп на один глаз.

Новый арест и начало войны

Осенью 1934 г. была издана монография Войно-Ясенецкого «Очерки гнойной хирургии», которая получила мировое признание и известность. Несколько лет профессор возглавлял главную операционную в Институте неотложной помощи Ташкента. Он мечтал об основании института гнойной хирургии, чтобы передать свой громадный врачебный опыт. В принципе власть была не против этого, но с одним условием - профессор должен был отказаться от церковного сана.

1937 год стал началом так называемого Большого террора, который не в последнюю очередь был направлен против Церкви. Только за этот год было арестовано более 33 тыс. так называемых служителей культа. В 1938 году за «церковно-сектантскую контрреволюцию» было арестовано еще почти 14 тыс. человек. Не минула эта участь и Войно-Ясенецкого.

24 июля 1937 г. его арестовали в третий раз. Ему в вину вменялось создание «контрреволюционной церковно-монашеской организации». Чтобы получить признание и добиться выдачи других «заговорщиков», владыку пытали, применив допрос конвейером. 13 суток следователи сменяли друг друга. Начались галлюцинации: желтые цыплята бежали по полу, по спине ползли змеи. От помешательства спасало лишь то, что он находил в себе силы молиться. Он ничего не признал и не подписал, и это уберегло его от неминуемой гибели - расстрельного приговора. «Следствие» по делу Войно-Ясенецкого длилось до февраля 1940 года. И вот новый приговор - пять лет ссылки в Красноярский край.

В начале Великой Отечественной войны профессор отправил телеграмму Калинину: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий... являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку». С октября 1941-го Войно-Ясенецкий стал консультантом всех госпиталей Красноярского края. 64-летний профессор работал по 9 часов в день, делая 3-4 операции, что в его возрасте приводило к сильным головным болям. Несмотря на эту колоссальную нагрузку, в декабре 1942 г. архиепископ Лука становится управляющим Красноярской епархией.

В феврале 1944 г. военный госпиталь переехал в Тамбов. Здесь кафедральным храмом архиепископа Луки стала открытая Покровская церковь, а вся епархия в то время насчитывала всего три действующих храма (к 1 января 1946 г. его стараниями было открыто уже 24 прихода). По инициативе архиепископа верующие собрали около миллиона рублей на строительство танковой колонны им. Дмитрия Донского и авиаэскадрильи им. Александра Невского.

В начале 1946 г. постановлением СНК СССР за научные работы «Очерки гнойной хирургии» и «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов» профессору Войно-Ясенецкому была присуждена Сталинская премия первой степени в размере 200000 рублей, большую часть которой он передал детским домам. Святитель Лука стал единственным священнослужителем, удостоенным этой премии.

В апреле 1946 г. архиепископа переводят в Симферополь. Отношения с местным начальством сразу не сложились. В отчетах уполномоченного по делам религий сообщалось, что, «невзирая на «рекомендации», Лука за нарушения канонических правил лишал священников сана, увольнял их. Священников же, бывших в заключении и ссылках, приближал к себе, назначал на лучшие приходы». Будучи консультантом Симферопольского военного госпиталя, он продолжал проводить операции, читал лекции для практикующих врачей Крыма. Несмотря на мировую известность и огромный авторитет, жил он, как и до этого, очень скромно. Когда его племянница предложила поменять обветшавшую до крайности рясу, то получала неизменный ответ: «Латай, латай, Вера, бедных много». В то же время секретарь епархии вел длинные списки нуждающихся. В конце каждого месяца по этим спискам рассылались 30-40 почтовых переводов. Обед на кухне готовился на 15-20 человек. Приходило много голодных детей, одиноких старых женщин, бедняков, лишенных средств к существованию.

В 1955 г. владыка полностью ослеп. Хирургию пришлось оставить, но церковные службы он проводил так, что не знающие люди даже не догадывались, что совершающий Божественную литургию архипастырь слеп на оба глаза. Поэтому свою автобиографическую книгу «Я полюбил страдание...» с 1957 г. он диктовал. Эти мемуары увидели свет уже в постсоветское время.

***

22 ноября 1995 г. Украинской православной церковью архиепископ Симферопольский и Крымский Лука причислен к лику местночтимых святых. День его памяти 11 июня. Особого почитания он удостоился и в Греции, где ему посвящены десятки храмов, а его имя носит местное хирургическое общество.

Примечательно, что в Украине едва ли первый храм во имя Святителя Луки был открыт в 1996 году именно в Сумах (тогда он располагался в помещениях бывшей библиотеки на Басах). В 2005-м было закончено строительство и освящен капитальный храм в районе роддома на Басах. В храме есть икона с мощами святителя, а также - архипастырский посох святого.


п»ї
Читайте у цій рубриці

Хронограф

Родился Сидор Ковпак

Выдающийся партизанский командир, дважды герой Советского Союза родился ровно 130 лет назад, 7 июня 1887 года в Котельве Полтавской области в бедной крестьянской семье. Был участником Первой мировой войны, получив 2 Георгиевских креста и 2 Георгиевские медали... Читати статтю повністю

Андрей Ефименко - настоящий велофанат!

Читати статтюКак выбрать велосипед на все случаи жизни

Велосипед в Украине приобретает все большую популярность. Гораздо больше велосипедистов появилось и на сумских улицах.

Этот демократичный вид транспорта стал особенно актуальным сейчас, когда дорожает проезд в маршрутках. Сегодня мы поговорим... Читати статтю повністю







Новини
Реклама
Новини
Новини
Будь в курсі!