Люди

Нацист, похороненный на горе Сион

Как, будучи сотрудником абвера, Оскар Шиндлер спас 1300 евреев

ПоЧти полвека назад умер человек, чей подвиг сначала был забыт, а затем вознесен. И, хотя личность реального Оскара Шиндлера заметно отличалась от образа абсолютно положительного героя, созданного в знаменитом фильме Стивена Спилберга «Список Шиндлера», он вполне заслуженно причислен к «Праведникам народов мира».

Начинающий авантюрист

Оскар Шиндлер родился 28 апреля 1908 года в городе Цвиттау (сейчас г. Свитави, Чехия) в католической семье. Его родители принадлежали к среднему классу и были членами немецкой Судетской общины. Молодой Шиндлер, который окончил немецкую школу и изучал инженерное дело, должен был пойти по стопам отца, управлявшего семейным бизнесом - фабрикой сельхозтехники. Но экономический кризис конца 20-х годов разорил Шиндлеров. Бизнес рухнул, и отец бросил не только фабрику, но и жену с детьми, исчезнув в неизвестном направлении. Оскару пришлось самостоятельно зарабатывать на жизнь. Именно в это время в полной мере проявился его авантюрный и рисковый характер, за что молодой человек получил прозвище «гаунер» (в переводе с немецкого «мошенник»). Он вел рискованные денежные операции, заключал сомнительные сделки, сулившие быструю и высокую прибыль, многие из которых заканчивались крахом.

Со своей женой Эмилией Оскар познакомился во время одной из служебных поездок, когда еще работал на фабрике отца. Обаятельный, улыбчивый, щедрый Оскар просто очаровал 20-летнюю девушку. И в 1927 году они поженились. Но вскоре Эмилия поняла, что жизнь с ее возлюбленным не будет усыпана розами. Ее родители, зажиточные судетские немцы, дали ей в приданое 100 тысяч чешских крон (по тем временам очень приличную сумму). Но вскоре от денег ничего не осталось, разве что только роскошный автомобиль, купленный Оскаром после свадьбы. Также Эмилии стало известно, что у супруга много подружек и разрывать отношения с ними он не собирается. «Как-то Оскар встретил свою давнишнюю знакомую, работавшую в абвере (военная разведка и контрразведка Бундесвера. - В.Н.), - рассказывает Эмилия в своих воспоминаниях. - Она стала его любовницей и порекомендовала его своему шефу. Так Шиндлер начал работать на секретные службы, позже став членом нацистской партии. Но он никогда не был настоящим наци. Он вообще был человеком без политических принципов, всегда просто ловко использовал ситуацию, выбирая себе попутчиков. И это было его стихией, его жизненным эликсиром, который возбуждал и пьянил его, - смесь власти и опасности».

После свадьбы Оскар работал в Моравской электрической компании, затем в автошколе (он увлекался мотогонками), даже отслужил 18 месяцев в армии Чехословакии. Посидев некоторое время без работы, устроился в банк, занимался и недвижимостью. Вскоре дела его пошли в гору, и он построил роскошный особняк в Брно.

Нацистский разведчик

После прихода Гитлера к власти в Берлине все чаще поднимался вопрос о присоединении Судет (область, полученная Чехией по Версальскому договору в 1918 году после распада Австро-Венгрии). В 1935 году Шиндлер вступил в Судето-немецкую партию, которая поддерживала планы Германии (население Судет более чем на 80% состояло из немцев). Оскар, работая на абвер, снабжал немецкую разведку информацией о пограничных укреплениях чехов и транспортных перемещениях в регионе. 18 июля 1938 года его арестовала чехословацкая тайная полиция. В ее отчете отмечалось, что Шиндлер был крупным шпионом и представлял большую угрозу для безопасности. По признанию же самого Шиндлера (и это было правдой), он работал на абвер не по убеждению, а исключительно из-за денег. Возможно, на этом бы его жизненная история и закончилась, если бы не Мюнхенский сговор Англии и Франции, которые дали Гитлеру добро на аннексию Судет. В октябре 1938 года он был освобожден, а уже в ноябре подал заявление на вступление в нацистскую партию.

После этого абвер отправил Шиндлера в Польшу, где тот занимался, по сути, тем же, что и на территории Чехии. По воспоминаниям Эмилии, Шиндлер принимал деятельное участие в подготовке вторжения в Польшу и, в частности, организацией тайной операции, ставшей поводом для начала Второй мировой войны. Перед тем как переодетые в поляков эсэсовцы напали на радиостанцию в немецком Гляйвице, их форма хранилась в доме Шиндлера. Там же был спрятан и труп уголовника, которого нацисты выдали за «жертву польских агрессоров». Польшу немцы оккупировали в сентябре 1939 года, и Шиндлер как участник этого процесса не остался без материальной выгоды.

Краковский предприниматель

После оккупации Польши немецкие власти ввели дискриминационные ограничения в отношении евреев. Они были обязаны носить на одежде желтую звезду. Административными постановлениями их лишили денег, а также движимого и недвижимого имущества. Единственным, что не подлежало конфискации, были личные вещи. Еврейские активы конфисковывались и передавались в управление «арийцам». С помощью абвера Шиндлер смог приобрести в Кракове недвижимость, а также получить в управление фабрику по производству эмалированной посуды, ранее принадлежавшую еврейскому предпринимателю Натану Вюрцелю. В дальнейшем это станет поводом для обвинений Шиндлера в соучастии в нацистских преступлениях против евреев.

В ноябре 1939 года Шиндлер познакомился с бухгалтером фабрики Ицхаком Штерном. Именно он посоветовал нанимать на работу евреев. Первоначально здесь работало 100 человек. В том числе всего семь евреев. Она стояла неподалеку от краковского гетто - источника дешевой рабочей силы. Очень быстро на фабрике появились новые корпуса, а число работающих выросло в девять раз.

Вот как описывал знакомство с Шиндлером Штерн: «Я познакомился с Шиндлером 18 ноября 1939-го, когда он пришел навестить своего приятеля, администратора фирмы, на которую мы работали... Шиндлер иногда заходил на это предприятие. Когда при нашей первой встрече он протянул мне руку, я сказал: «Я еврей», потому что еврей обязан был сообщить о своей национальности, разговаривая с немцем. Шиндлер отмахнулся и сказал: «Глупости. Зачем вы это говорите? Зачем напоминаете мне о том, что я немец? Разве я этого не знаю?» Каждый раз, приходя, он заглядывал ко мне в контору поговорить. Мои коллеги сердились на меня, они боялись Шиндлера и просили меня воздержаться от полемики с ним. Я тоже опасался, но в Шиндлере было что-то особенное. Его отношение ко мне совершенно отличалось от отношения других немцев. Оно проявилось, когда он пришел в контору 4 декабря 1939-го, хорошо одетый, настоящий немец, излучающий силу. Войдя, он воскликнул: «Завтра начнется - все дома, начиная от еврейского квартала, будут окружены, и много чего произойдет». До этого времени еще не существовало гетто, и евреи жили по всему городу. Мы не обратили внимания на его слова; мы не поверили ему; но в ту же ночь произошло то, о чем предупреждал Шиндлер. Все еврейские дома определенного квартала были окружены. Нацисты искали евреев, и многие были убиты в своих домах и в синагогах... Погром продолжался несколько дней, евреям запрещалось выходить на улицу. После нашего возвращения на работу мы вспомнили: «Шиндлер предупреждал нас об этих планах, а мы, глупцы, не обратили внимания».

Шиндлер и Штерн много времени проводили в беседах. Они не только обсуждали дела фирмы и способы избежать разорения. Во время одной из таких бесед бухгалтер произнес фразу: «Спасая одну жизнь - спасаешь весь мир» (цитата из Талмуда). В 1956 году Шиндлер писал о Штерне: «Его высокие моральные ценности, его бесстрашная готовность помочь, его жертвенные усилия для своих братьев в сочетании со скромностью в собственной жизни неоднократно вызывали мое восхищение и уважение. Ицхак Штерн стал важным условием того, что мои усилия по спасению людей были успешными».

Знаменитый список

Столкнувшись лицом к лицу с чудовищной машиной уничтожения евреев, Шиндлер проникся состраданием к ним, стал активно не только помогать своим работникам избежать смерти, но и трудоустраивать на работу их близких, создав липовую картотеку, в которой рабочими числились старики и дети. Отправляясь в Освенцим, чтобы вызволить оттуда хотя бы несколько малышей, Шиндлер за взятки заручался «заключением специалистов» по поводу особых способностей подростков сортировать гильзы калибра 4,5 мм. В январе 1943 года в Варшаву нагрянул рейхсфюрер СС Гиммлер, вознамерившись раз и навсегда разобраться с черным рынком рабочей силы. Он обнаружил, что 24 тысячи евреев, зарегистрированных как оружейники, фактически ими не являлись. А значит, подлежали уничтожению. За Варшавой последовали проверки в Люблине и Кракове. На шиндлеровский завод нагрянули эсэсовцы из полевой жандармерии. И если бы не авантюрный характер Оскара, скорее всего, все закончилось бы трагически не только для евреев, но и для него самого. Бывший служащий завода Иосиф Бау вспоминал: «Шиндлеру было хорошо известно, что нацисты начали плановое истребление евреев. Иногда он шел на немыслимый риск. Как-то, уже в конце войны на завод прибыл отряд эсэсовцев, и их командир приказал нам копать ямы во дворе. Это были могилы для нас... Тогда Шиндлер принес ящик с вином и приказал выставить его солдатам. Стороживший нас охранник вскоре заснул. Оказывается, Шиндлер посыпал туда снотворное! Тем временем все попрятались в ближайшие каменоломни...»

Конечно, заниматься всем этим без поддержки Эмилии было бы сложно. Хотя их брак давно трещал по швам, она по-прежнему любила непутевого мужа. Тем более что после каждого своего любовного похождения он неизменно возвращался к ней.

Эмилия искренне помогала Оскару в его делах. Нужно было доставать медикаменты, подкармливать шатающихся от голода рабочих и решать другие проблемы, которые для самих рабочих были непосильны. Например, как вспоминает Эмилия, один из них разбил очки и ничего не видел, а значит, не мог работать. Стань это известно в концлагере - и дорога для него была бы одна - в крематорий. Эмилия раздобыла для него очки. И все это нужно было делать тайком, чтобы ни у кого не вызвать подозрений.

Тем, что Шиндлер превратил свою фабрику в убежище для евреев, были недовольны многие. Но щедрому и авантюрному Оскару, несмотря на риск, удавалось решать эту проблему. Так, регулярно получал солидные взятки комендант трудового лагеря гауптштурмфюрер СС Амон Гет. Простому эсэсовцу, зашедшему в фабричный корпус для проверки режима, хватало и бутылки шнапса. С ростом звания повышались и ставки. На это шли рейхсмарки, продукты с черного рынка, золото и драгоценности. Скоро на его содержании оказались многие высокопоставленные чиновники. Из самых щекотливых ситуаций выпутываться помогало знакомство с нацистскими генералами.

Так, за свое покровительство евреям он был дважды задержан, но благодаря его связям его каждый раз довольно быстро отпускали.

Когда к Кракову приблизились советские войска, Шиндлер решил во что бы то ни стало сохранить свою фабрику. Никто не верил, что это получится. Но у него получилось. Правда, для этого огромные взятки пришлось давать в самом Берлине. Из столицы Третьего рейха Шиндлер привез разрешение на передислокацию фабрики в безопасный район и перевозку туда всех рабочих. Именно для новой фабрики и был составлен легендарный «список Шиндлера». Автором этого документа, кстати, был не он, а Ицхак Штерн. Шиндлер его только подписал. Старикам занижали возраст, детям набавляли. Адвокатов, врачей, художников регистрировали как металлургов и механиков. Попавшие в список были спасены от уничтожения.

Из 25 тысяч обитателей лагеря в Плазове Оскар Шиндлер спас 1098 человек. Остальные погибли в газовых камерах Освенцима. Еще около 200 евреев было принято на новую фабрику «ввиду необходимости, вызванной нуждами военной индустрии». На еду, одежду, медикаменты для работников фабрики Шиндлер тратил свои деньги, продал даже украшения жены. Спасение 1300 жизней обошлось Оскару примерно в четыре миллиона марок - все, что у него было.

Советская армия вошла в Бриннлитц в мае 1945 года. За день до появления советских танков Шиндлер собрал рабочих и попрощался с ними. Переодевшись в лагерную форму, он и его жена двинулись в ту сторону, где должны были быть американские войска. Шиндлер надеялся на то, что американцы, в отличие от русских, сразу его не расстреляют (для этого было вполне достаточно, если бы кто-то сообщил, что он член нацистской партии).

Последние годы

После окончания войны Шиндлер попытался перебраться в США, но ему как бывшему нацисту отказали во въезде.

В 1948 году Оскар и Эмилия эмигрировали в Аргентину. Шиндлер надеялся разбогатеть, принялся было разводить нутрий, но дело не пошло. В 1957 году он получил из Германии сообщение, что ему полагается компенсация за потерянную фабрику. «Вернусь - богато заживем!» - пообещал он жене. Больше она его никогда не видела.

Она узнала о его смерти, только когда ее в 1993-м пригласили на съемки финала фильма в Иерусалиме, и три сотни выживших узников бросились к ней с криком: «Мама!»

Вспоминая о своем супруге, она говорила: «Так хорошо, как я, его не знал никто. С чистой совестью скажу: будучи мне плохим мужем, он никогда другому не причинял зла. Он никогда не был убежденным нацистом. Желая блага Германии, он не хотел работать на Гитлера. Забота о евреях на его фирме в Польше, а потом в Чехии - все это делалось от чистого сердца. И это при том, что защита этих людей была очень небезопасна. Приходилось идти на риск, давать взятки, но главное - результат - спасенные жизни - это что-нибудь да значит!»

После просмотра фильма Эмилию спросили, похож ли на Шиндлера голливудский красавец Лиам Нисон, исполнивший главную роль. Она поморщилась и решительно отмахнулась: «О чем вы говорите! Да этот ваш ирландский красавчик и в подметки не годится Оскару, его и близко рядом с ним не было, просто день и ночь».

Остаток жизни Оскар провел в бедности. Правда, с 1961-го и до самой его смерти в 1974 году «евреи Шиндлера», проживавшие в Израиле, каждую весну приглашали своего спасителя на Землю обетованную. Все его расходы оплачивались за счет специального «Фонда Шиндлера». Умер он в 1974 году, завещав похоронить себя в Израиле. И благодарные евреи выполнили эту просьбу, перевезя его прах из Германии и захоронив не где-нибудь, а на самой горе Сион. Так он стал единственным членом нацистской партии, удостоенным такой чести. На этом скромном кладбище нет цветов - у евреев это не принято. Каждый приносит и кладет на могилу камешек, который символизирует вечность. Он показывает, что о человеке помнят. Чем больше камней, тем крепче память об умершем. На скромной могиле Шиндлера камней всегда много. Их регулярно убирают, но они появляются вновь и вновь. Часто из-за камней почти не видно всего надгробья. Но незаложенной всегда остается надпись: «Благодарение Богу, что он был наш».


п»ї
Читайте в этой рубрике

Хронограф

Появился на свет Рихард Зорге

Советский разведчик Рихард Зорге родился 4 октября 1895 г. в Баку, в семье немецкого инженера. В конце XIX века семья Зорге уехала из России в Германию. В 1914 г. Рихард добровольцем вступил в немецкую армию, участвовал в Первой мировой войне. Был награжден... Читать статью полностью

















На заметку потребителям
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Афиша
Телефоны служб
Новости
Loading...
Новости
Loading...
Новости