История

Иван Прянишников: что мы знаем о нем?

Как картины живописца XIX века оказались в Сумском художественном музее?

Картина художника Ивана Прянишникова «Кавалерист» из коллекции нашего художественного музея в годы войны была вывезена в Германию полковником немецкой оккупационной армии Иоганном фон Блоком и объявилась там в 2011 г. (№13 ВШ).

Вскоре она была выставлена на торги аукциона «Сотбис». Торги должны были пройти в мае 2012 года. Минимальная установленная цена картины - 10 тыс. GBP, что по ценам того времени соответствовало $15850. Но ее купили до торгов. Сейчас картина находится у киевских коллекционеров - семьи Уманских.

В Сумском областном художественном музее - 19 работ И.П. Прянишникова. Все они находятся в запасниках. До войны их было значительно больше. Небольшая часть картин Ивана Прянишникова была эвакуирована с самыми ценными экспонатами и сохранилась, а другая - главным образом графические работы - осталась в оккупированном городе и была украдена или уничтожена. В списках пропавших во время оккупации мы насчитали 157 графических работ Ивана Прянишникова. Возможно, список этот не полный, поскольку картины, подаренной немецкому полковнику, в нем нет.

В справке Сумского художественного музея сказано: «Называется это произведение «Кавалерист», его автор - Иван Петрович Прянишников (1831-1909), уроженец Сумщины (с. Куяновка Белопольского района). Он был военным художником в армии русского императора Александра III, учился в Римской Академии св. Луки, был вольнослушателем Петербургской Академии художеств.

И.П. Прянишников был также участником русско-турецкой войны 1978 г., писал картины и графические работы на батальную тематику. Жил и умер в Париже».

Мы попытались узнать о художнике больше. В Большой Советской энциклопедии об Иване Прянишникове сведений не оказалось. В «Новом полном биографическом словаре русских художников» Коновалова на стр.399 - всего 9 строк в колонке, без ссылок на литературу: «Прянишников, Иван Петрович (1841-1909) - живописец. Художественное образование получил в Париже, где жил и выставлялся. Автор пейзажей и картин из русского военного быта. Работал также как иллюстратор. Представлен двумя пейзажами в Государственном Русском музее».

Но, как оказалось, и эти сведения нуждаются в уточнении. Во-первых, в дате рождения: все же когда родился Иван Прянишников - в 1831 или 1841 году? О месте рождения будущего художника тоже можно прочитать разное: то ли он родился в селе Куяновка Белопольской волости (искусствовед Сумского областного музея Н.С. Юрченко); то ли в Курске, откуда родом его мать (доктор искусствоведения Татьяна Моженок-Нинэн); то ли в Гродно, где в то время его отец служил начальником таможни (краевед Ю.В. Кочи).

Юрий Кочи пользовался сведениями, полученными от родственника Ивана Прянишникова - Николая Траскина, с которым состоял в переписке; искусствоведу Татьяне Моженок-Нинэн была доступна монография Мишеля Ге о художнике и сведения из музеев Франции, где он жил в последние годы; Надежда Юрченко в своей работе ссылается на переписку с научным работником Русского музея Санкт-Петербурга Ириной Шуваловой (30.06.1929-01.12.2007).

Мы обратились в Русский музей и получили справку о художнике, приведенную по изданию «Государственный Русский музей. Генеральный каталог музейного собрания. Живопись. В 15 т. Т. 7. СПб, Palace Editions, 2017. С. 70»: «Прянишников Иван Петрович - 01(13).05.1841, Курск - 16.04.1909, Сент-Мари-де-ля-Мер, Франция. Живописец, жанрист, анималист, пейзажист, журнальный иллюстратор. Получил классическое образование в Варшаве. Учился: начало 1860-х - в Академии св. Луки в Риме. Участник выставок Американского общества акварелистов (1874-1880), Парижских салонов (1883, 1893, 1899), Всемирной в Париже (1900). Сражался в отряде Дж. Гарибальди (1860). Жил в Москве, Казани, Екатеринбурге (конец 1860-х). Работал в США и Канаде как журналист и художник, путешествовал по Мексике, Европе (вторая половина 1870-х), Провансу (1880). С 1882-го жил и работал в Сент-Мари-де-ля-Мер».

Таким образом, с годом рождения определились: 1841. А место рождения удалось уточнить по письму Н.В. Траскина, любезно предоставленному нам Юрием Кочи. В письме, датированном 25.09.2016 г., Н. Траскин о Куяновке как возможном месте рождения И.П. Прянишникова пишет: «...в Куяновке появился Александр Петрович Прянишников (младший брат И.П. Прянишникова. - В.С.), женившись на Елизавете Ивановне Куколь-Яснопольской, которая унаследовала куяновское поместье от своих родителей. Иначе Иван Петрович, возможно, и не подозревал бы о существовании Куяновки... Я же ориентируюсь на Александра Петровича Прянишникова, который пишет, что его брат Иван «родился 1 мая (по старому стилю) 1841 года в Гродно по месту службы своего отца, который состоял там начальником Гродненской таможни». Если предположить, что Александр Петрович по каким-то причинам ошибается и их матушка находилась в это время в имении у своих родителей, то выходит, что это деревня Макаровка Льговского уезда Курской губернии. Иван Петрович провел детские годы последовательно после Гродно в Керчи, Одессе, Таганроге и Завихосте Радомской губернии, куда родители его переселились в 1854 году».

В мемориальной табличке на провансальском языке, которую друзья художника установили на его доме в Сент-Мари-де-ля-Мер, написано, что он родился «в окрестностях Курска».

Немного расширим сведения, приведенные в справке Русского музея. Отец Ивана Прянишникова - штабс-капитан в отставке. В чине подпоручика принимал участие в восстании декабристов на Сенатской площади и был наказан службой на Кавказе. Об этом можно прочитать в книге Юрия Кочи «Герои не нашего времени. Литературно-историческое эссе». Немало интересных сведений о художнике приведено в статье Татьяны Моженок-Нинэн в №1(5) журнала «Золотая палитра» за 2011 год. По словам автора, Иван Прянишников «классическое образование получил в Варшаве, в учебном заведении для молодых людей из «хороших семей». В 17 лет, по окончании института, Прянишников свободно владел польским, немецким, французским и английским языками. Ему нравилась верховая езда: впоследствии его любовь к лошади выразится в живописи. Молодой человек проявлял способности и к рисованию, и родители решили отдать его в знаменитую Академию св. Луки в Риме. Античная культура, музеи и памятники Рима восхищали Прянишникова. Однако еще больше привлекала его борьба итальянского народа за независимость. Иван вступил даже в войска Гарибальди. Многочисленные рисунки и акварели этого времени подготовили создание картины «Атака краснорубашечников Гарибальди» (частная коллекция, Париж). В этих произведениях проявились уже черты, ставшие затем типичными для живописи Прянишникова: небольшой формат, миниатюрная техника, великолепно прорисованные, со знанием анатомии, движения лошадей, скачущих галопом, и всадников, единых в своем порыве, теплый песочный колорит с несколькими мазками белого и красного цветов...».

В это время Иван Прянишников сблизился со Львом Мечниковым, гарибальдийцем, будущим известным ученым-географом и социологом. Он тоже увлекался живописью, был публицистом с анархическими убеждениями, мечтал о союзе славянства с объединенной Италией на демократической основе. Мечтал и старался воплотить эти идеи в жизнь.

«Среди его соратников, - отмечает историк H.Н. Варварцев, - в этой работе - И.П. Прянишников, служивший, как и он, в гарибальдийском войске. К сожалению, об этом волонтере имеются лишь отрывочные сведения. Наиболее раннее документальное подтверждение о его пребывании во Флоренции нами найдено в хронике официальной газеты Monitore Toscano («Тосканский монитор»), сообщавшей о его выезде отсюда по каким-то делам в Ливорно 14 июня 1861 г. Известно также, что из Италии Прянишников ездил на Балканы для участия в 1862 г. в антитурецкой борьбе черногорцев, которую поддерживал Гарибальди. Во Флоренции, по свидетельствам современников, Прянишников и Мечников часто появлялись неразлучной парой на разных встречах и собраниях». Брат Александр пишет, что жил Иван Петрович во Флоренции в одной квартире с Л. Мечниковым и М. Бакуниным.

Как уже упоминалось, живописи Иван Прянишников учился в Академии св. Луки в Риме. Но, по словам Татьяны Моженок-Нинэн (а она ссылается на монографию Мишеля Ге), проучился он там только год. Затем, участвуя в освободительных войнах Гарибальди, время от времени возвращался в Рим в Академию, где познакомился с художником Николаем Ге. И даже позировал для его картины «Тайная вечеря». Если Льва Мечникова работа Николая Ге убедила оставить художественное поприще, то Ивана Прянишникова вдохновила. В Италии он исполнил на заказ два больших образа св. Андрея Первозванного и св. Елизаветы для церкви села Куяновка.

В отличие от Льва Мечникова, анархизм которого был хорошо известен властям России, Иван Прянишников в анархизме, видимо, замечен не был, и никто не препятствовал его возвращению на родину. После войны он «вернулся в Россию, работал телеграфистом, преподавал рисование в гимназии, одновременно выучился на мастера по слесарной и токарной части, а затем уехал в США, где работал на строительстве железных дорог, писал корреспонденции в газеты, рисовал картины из американской жизни. Отправленный корреспондентом в Париж, там и остался» (биограф

Л. Мечникова И. Евдокимов).

О пребывании за океаном

И.П. Прянишникова - добавление от Татьяны Моженок-Нинэн: «Он прибыл в Нью-Йорк в конце 1871 г., откуда вскоре переехал в Канаду на строительство железных дорог. Там познакомился с Жозефиной де Лангедок, ставшей 6 апреля 1874 г. его супругой (поженились в Квебеке). С 1874 г. Прянишниковы живут в пригороде Нью-Йорка. В конце 1879 г. переезжают в Париж, где снимают квартиру рядом с пл. Пигаль на нижнем @Монмартре на ул. Фрошо».

(Как видим, участвовать в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., как это написано в справке Сумского художественного музея, Иван Петрович не мог - они с женой в это время жили в Америке. Да и брат его, Александр Иванович, участник русско-турецкой войны, в своих воспоминаниях нигде об этом факте не упоминает. Но, к сожалению, это повторено и в новом (научно-популярном) издании «Сумщина. Велика спадщина. Образотворче мистецтво» за 2018 год. Увы, и ошибка в дате и месте рождения тоже.

В Париже тогда проживало много русских художников. И.П. Прянишников - активный член «Общества взаимного вспомоществования русских художников в Париже». Оно было создано в 1877 году по инициативе художников А.П. Боголюбова, А.К. Беггрова, А.А. Харламова, скульптора М.М. Антокольского.

Взаимное вспомоществование среди художников было не только материальным, но и творческим, духовным. Нередко для своих картин они находили натуру среди собратьев. Так, Иван Петрович позировал К. Маковскому для его картины «Поцелуйный обряд» (1895 г., на сюжет повести А.К. Толстого «Князь Серебряный»), в которой статный рыжебородый опричник, лихо закручивающий ус, - точный портрет Ивана Петровича и по фигуре, и по лицу.

«В 1880-х годах Прянишников вновь вернулся в Россию. Новый император Александр III, желая продемонстрировать всему миру мощь России, приглашает художников запечатлеть учения русской армии. В 1887 году он назначает Прянишникова главным художником военного штаба. С 1887 по 1894 год Прянишников проводит каждое лето в России, в Красном Селе, где делает многочисленные рисунки и акварели» (Татьяна Моженок-Нинэн).

В 1894 году И.П.Прянишников возвращается во Францию, но не в Париж, а на юг Франции, в Камарг. «Камарг (Camarague) - это природный резерват во Франции, в дельте Роны, недалеко от Марселя и Авиньона... - цитирует Юрий Кочи А.П. Прянишникова. - Эта дельта... знаменита стадами черного рогатого скота и скорых лошадей, выводимых для провансальских боев с дикими быками и коровами. Иван Петрович сблизился с жизнью смелых сторожей тех стад и не раз принимал участие с вооруженными верховыми пастухами в доставлении «монады» (партии боевых быков) за десятки верст к месту боя - походе, всегда богатом приключениями».

Эти края стали его второй родиной. «Прянишников объехал всю область Камарг верхом на лошади, он проникся духом этого края, познал его обычаи и, можно сказать, разделил образ жизни gardians (верховых пастухов). Русский художник одним из первых понял и передал в своих картинах суровый пейзаж Камарга и занятия его жителей» (Татьяна Моженок-Нинэн). Он участвовал в создании «мифа Камарга», главными героями которого были гордые пастухи; вместе с маркизом Фолько де Баронселли придумал «национальный» костюм пастухов; выучил провансальский язык и перевел на него стихи в прозе И.С. Тургенева, а произведения Ф. Мистраля с провансальского - на русский.

По сведениям Н. Траскина, с 1896 г. Иван Прянишников в Россию больше не возвращался и жил в Провансе. Там он и умер 16 апреля 1909 г. «По завещанию Ивана Петровича часть его картин должна была поступить в Muscon Arlaten (Palaisde Felibige) в Арле в Провансе, но, временно перевезенные в Россию, невольно в ней остались после 17-го года. Этим можно объяснить большое количество его картин (вместе с коллекцией картин, подаренных Александру), хранившихся в доме Прянишниковых в Куяновке, Рогозном и Гребениковке. В «смутное время» часть картин, очевидно, была разграблена, а часть поступила в Сумской художественный музей».

На могиле И.П. Прянишникова стоял бюст работы Л. Бернштама. Бюст то исчезал, то его восстанавливали. Считается, что одна из отливок с этого бюста находится в Сумском областном художественном музее.

О том, какое место занимает творчество художника Ивана Прянишникова в Европе, до некоторой степени можно судить из следующего эпизода становления знаменитой Венецианской биеннале. «Чтобы обеспечить международное участие, Организационный комитет первой Венецианской биеннале (1895 г.) пригласил иностранных художников, среди которых «наиболее уважаемые имена художественной Европы: все те, кто обращался в своем творчестве к чему-то поистине оригинальному, кто достиг каких-либо высот в области прекрасного...».

От России отборочным голосованием было представлено девять художников, большинством голосов были выбраны четверо: Леопольд Бернштам, Иван Прянишников, Марк Антокольский и Василий Верещагин. Тот факт, что первые трое жили в то время в Париже, говорил о европоцентристском видении выставки, а также был следствием отсутствия прямых контактов с Россией. В попечительском совете значились два имени: Иван Прянишников и Леопольд Бернштам. Единственным экспонентом русского отдела первой биеннале был Леопольд Бернштам. А вот членами попечительского совета 2-й Венецианской биеннале были уже Илья Репин и Марк Антокольский. Приняли участие в ее выставке 12 русских художников. Авторитетный художественный критик Владимир Стасов так резюмировал впечатление публики, побывавшей на той выставке: «Вот как! И у русских тоже есть живописцы, да даже и целая школа, даже целые десятки живописцев! А мы-то и не воображали!»

Виталий Сергеев


п»ї












о чем говорят?
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Новости
Новости
Товары