Люди

Принцесса палеонтологии из Лайма

Своими изысканиями она буквально открыла новый мир - как для ученых, так и для обычных людей

Юрское побережье на юго-западе Англии не зря носит такое имя. Уже более 200 лет оно помогает ученым исследовать историю нашей планеты. Здесь до сих пор совершаются научные открытия. На этом побережье стоит маленький городок Лайм-Риджис, ставший родиной Мэри Эннинг, бедной необразованной девушки, которая стала принцессой палеонтологии.

Мэри родилась в 1799 году в семье плотника. Мать ее занималась домом и детьми, которых у Эннингов было аж десять. Впрочем, выжили только двое из них - Мэри и Джозеф.

Когда девочке было 15 месяцев, она едва не погибла: молния ударила в вяз, убив присматривавших за ней трех соседок. Местный лекарь назвал происшествие чудом, и именно этому чуду окружающие впоследствии приписывали ее детское любопытство, живость ума и хорошее здоровье.

Образование Мэри получила скудное. Родители и вовсе его не имели, а Мэри в воскресной школе научили считать и писать, да и только. Настоящей школой для нее стало морское побережье. Выходы горных пород в Лайм-Риджис изобиловали окаменелостями времен юрского периода. Местные собирали их и продавали любопытным приезжим. Семейство Эннингов проводило немало времени, ковыряясь на побережье в поисках окаменевших скелетов и необычных ракушек. Умением отыскать интересную находку славились и родители Мэри, и ее брат. Окаменелости, или «курьезы природы», как тогда говорили, они продавали туристам на улице, разложив на деревянном столе. В ноябре 1810 года Ричард Эннинг умер. Туберкулез и последствия травм от падения со скалы свели его в могилу в 44 года, оставив семье долги и пустые карманы. После смерти отца ведущая роль в семейном промысле постепенно перешла к Мэри.

Первая находка

1811 год принес первую серьезную находку. Джозеф обнаружил между скал зубастый череп с крупными, будто окаменевшими глазницами, а спустя несколько месяцев Мэри нашла и остальной скелет длиной в 5 метров. Окаменелость была продана за 23 фунта стерлингов и перевезена в Лондон. Останки «ископаемого крокодила» вызвали ажиотаж среди публики и дали начало целой серии научных попыток классифицировать животное. В существующей систематике животного царства для него просто не было места! Это была не рыба, не саламандра, не крокодил. Постепенно за странным существом закрепилось название «рыбоящер», или по-латыни «ихтиозавр», а саму окаменелость приобрел Британский музей.

Пока научное сообщество ломало головы над находкой, в жизни 12-летней Мэри случился переворот. Она познакомилась с мисс Элизабет Филпот, образованной и богатой леди из Лондона. Элизабет жила в Лайм-Риджисе с сестрами, коллекционировала древних рыб, рисовала, вела переписку с известными геологами и изготавливала мази и лекарства. Элизабет и Мэри часто видели вместе на побережье - девочка с первого взгляда отличала камень от стоящей находки. Ни социальная пропасть, ни разница в возрасте (Элизабет была старше на 19 лет) не мешали их дружбе.

Именно ей Мэри Эннинг обязана образованием. Элизабет снабжала свою приятельницу литературой по геологии, и Мэри старательно переписывала фрагменты текстов, копировала рисунки, изучала французский язык, чтобы прочитать труды основателя палеонтологии Жоржа Кювье. Так из собирательницы окаменелостей Мэри Эннинг превратилась в молодого натуралиста. Она детально описывала и зарисовывала находки, училась очищать и препарировать окаменелости, что само по себе непросто. В возрасте, когда приличной девушке пора бы выйти замуж, Мэри Эннинг получила известность среди коллекционеров и стала кем-то вроде местной достопримечательности. Замуж, кстати, она так и не вышла.

Мэри Эннинг делала успехи в науках, но ее семья находилась на грани нищеты. Поиск окаменелостей был единственным и ненадежным источником существования. В 1820 году ее мать была вынуждена распродать мебель, чтобы расплатиться за аренду жилья. На помощь пришел один из постоянных клиентов, подполковник Томас Бирш. Он устроил аукцион в Лондоне, где выставил купленные у них окаменелости. На аукционе было собрано 400 фунтов, и часть из них пошли на укрепление финансового положения семьи Мэри. Аукцион сыграл и рекламную роль, Эннинги стали известны среди коллекционеров Лондона, Парижа и Вены.

Фантастическое животное или подделка?

Дела пошли в гору, и Мэри нашла еще несколько ихтиозавров, включая шестиметрового гиганта, которых с успехом продала Британскому музею. Уильям Конибир наконец определил их в отдельный отряд морских рептилий. А в декабре 1823 года Мэри Эннинг нашла новый скелет совершенно невероятного животного.

Научная общественность еще не успела оправиться от удивления, вызванного ихтиозаврами, как Уильям Конибир доложил о новом, в этот раз просто фантастическом животном. Его описание и рисунок, сделанные Мэри Эннинг, поразили ученых. Слишком длинная шея, слишком маленькая голова, как такое вообще возможно? Как будто змею продели в панцирь черепахи! Новость о находке пересекла Ла-Манш и дошла до Франции. Жорж Кювье изучил рисунок и описание почти 3-метрового скелета с маленьким черепом размером всего 10-12 см и неестественно длинной шеей и отнесся к ним с недоверием. Обычно у млекопитающих 7 шейных позвонков, у современных рептилий немногим больше - это закон животного мира! Даже у лебедей всего 25 шейных позвонков. По описанию же находки Мэри Эннинг, у ископаемого плезиозавра шея держалась на 35 позвонках! Заполнить ее воздухом, чтобы дышать, должно быть очень трудно, решил Кювье и сделал заключение, что описанный скелет - это подделка. По его мнению, видимо, кто-то взял позвонки морской змеи и приставил к позвонкам другого животного. Надо заметить, что случаев подделок окаменелостей встречалось немало, мошенники пытались продать их в музеи. Вывод Кювье заставил членов Геологического общества Лондона собрать в январе 1824 года специальное заседание по вопросу изучения найденного плезиозавра.

Бурные дебаты закончились признанием подлинности останков, и Кювье ничего не оставалось, как согласиться с этими выводами.

Животное получило название «плезиозавр» («почти ящер»), поскольку оно было больше похоже на рептилию, чем ихтиозавры. На этом же заседании геолог Бакленд выступил с докладом по поводу костей ящероподобного животного огромных размеров, которого он назвал «мегалозавр», т.е. «огромный ящер». Открытие двух невероятных допотопных чудовищ получило широкую огласку! Газеты пестрели сенсационными заголовками, общество было взволновано невероятным фактом. Для Мэри Эннинг это могло стать настоящим триумфом. Она, палеонтолог-самоучка, дочь бедного плотника, дважды поставила на уши научную общественность своими открытиями! Но... на заседание, где решалась ее судьба, Мэри даже не пригласили. А в описании плезиозавра, сделанном Уильямом Конибиром, упоминалось лишь только, что скелет принадлежит коллекции мисс Филпот. О Мэри Эннинг - ни слова.

Наука была своеобразным закрытым мужским клубом. Интерес к геологии и свидетельствам древней жизни объединял аристократов, политиков, юристов, преуспевающих торговцев, священников, преподавателей университетов и хозяев лавочек, торгующих старинными вещами, но женщине в этом сообществе не было места.

Однако славу в научных кругах с лихвой возместила пресса. О Мэри Эннинг писали газеты, журналисты называли ее «принцессой окаменелостей». А вслед за славой пришли и серьезные клиенты.

Лавка окаменелостей

К 1826 году Мэри сумела скопить достаточно денег, чтобы купить дом и открыть на первом этаже магазин «Лавка окаменелостей Эннинг». Магазин быстро стал одной из достопримечательностей Лайм-Риджиса и был известен далеко за пределами Англии.

А серьезные находки продолжались. С помощью Элизабет Филпот Мэри открыла наличие чернил у белемнитов (вымерших головоногих моллюсков) и обосновала их защитную функцию. Она изучала ископаемых рыб и копролиты (окаменелые экскременты) морских рептилий. В 1828 году Мэри Эннинг обнаружила тонкие хрупкие кости летающего ящера, птеродактиля. Это был первый в истории скелет птерозавра, найденный за пределами Германии, он демонстрировался в Британском музее как «крылатый дракон» и собирал толпы народа!

Но отношения Мэри с научным сообществом оставались неоднозначными. Ее опыт и знания подчеркивались всеми специалистами. Ее консультациями пользовались как ученые, так и коллекционеры, найденные ею окаменелости были настоящими открытиями. Но где признание ее заслуг? Конибир, можно сказать, сделавший себе имя на ихтиозаврах, не счел нужным даже упомянуть о ней. Та же история повторилась и с окаменевшими рыбами, и с птерозавром. Как женщина, она не имела права стать членом Лондонского геологического общества или публиковаться в научных изданиях...

Однако не все было так беспросветно. Ее вклад признавал Уильямом Бакленд, изучавший древних морских рептилий. С ней консультировался Чарльз Лайель, основатель современной геологии. Среди ее друзей по переписке - Адам Седжвик и Родерик Мурчисон, разработавшие периодизацию палеозоя. С Мурчисоном и его женой, Шарлоттой, у Эннинг установились очень теплые отношения. Именно Шарлотте Мэри написала о гибели своего верного пса в 1833 году. Обрушившаяся скала погребла под собой собаку буквально в нескольких метрах от самой искательницы окаменелостей.

Мэри Эннинг приходилось бороться и с природой, и с общественным мнением, но самым серьезным противником была нужда. Доход магазина зависел от хороших находок и цен на окаменелости. И то, и другое в немалой степени подчинено воле случая, и удачные времена часто сменялись периодами безденежья. Помощь оказывал ее друг детства, Генри де ла Биш, который стал не только серьезным геологом, но и художником. Он написал свою самую известную работу - Duria Antiquior («Графство Дорсет в древности»), изображающую древнюю экосистему побережья Дорсета. Картина стала первой художественной иллюстрацией, основанной на ископаемых свидетельствах существования доисторической жизни. На ней можно увидеть ихтиозавра, плезиозавра и птерозавра. Эту работу можно назвать первым настоящим палеоартом, и в ее основе лежат находки, сделанные Мэри Эннинг.

Литографические копии картины покупали коллеги-геологи, богатые друзья и прочая состоятельная публика. Деньги, вырученные от продаж картин, позволили Мэри Эннинг продержаться весь 1830 год, до очередного урожайного декабря. Найденный скелет плезиозавра был продан во Францию, и его можно увидеть сегодня в Музее естественной истории в Париже.

В 1835 году из-за неудачных инвестиций Эннинг потеряла большую часть своих сбережений. Уильям Бакленд, первооткрыватель мегалозавра, убедил правительство Британии и Британскую ассоциацию развития науки присудить Мэри Эннинг гражданскую пенсию за вклад в развитие геологии - 25 фунтов в год.

Признание и последние годы

Эту умную и сильную духом женщину не останавливали ни тяжелая и опасная работа, ни жизненные неурядицы. В конце концов доверие со стороны ученых перевесило традиционный снобизм, и Мэри Эннинг нашла наконец признание в научных кругах. Натуралист Луи Агассис, посетивший Лайм в 1834 году, был так впечатлен ею и ее подругой Филпот, что назвал в их честь ископаемых рыб. В 1839 году к ней, в Лайм, на экскурсию приехали сразу три светила геологической науки Англии: уже знакомые Бакленд, Конибири и Ричард Оуэн, ведущий зоолог и палеонтолог Англии. И в том же году в «Журнале естественной истории» опубликовали выдержку из ее письма по поводу неверной классификации недавно найденных акул-гибодусов. Эта выдержка - единственная публикация Мэри Эннинг в научном издании. Спустя 5 лет «Лавку окаменелостей Эннинг» посетит, пожалуй, самый титулованный гость - саксонский король Фридрих Август II, известный коллекционер и натуралист. Богатство выбора и качество предлагаемых окаменелостей произведет впечатление на монарха, и он остановит свой выбор на 2-метровом ихтиозавре. Сопровождавший короля вельможа попросил Мэри написать ее имя в его записную книжку. Возвращая книжку, Эннинг гордо сказала: «Меня хорошо знают во всей Европе».

В возрасте около 40 лет необыкновенное везение Мэри закончилось. Она заболела раком молочной железы. Чтобы заглушить боль, Эннинг начала принимать морфий. Ее речь стала невнятной, взгляд - рассеянным, и соседи, всегда считавшие Эннинг странной особой, теперь стали приписывать ей и алкоголизм. Узнав о ее болезни, геологическое сообщество начало собирать деньги с каждого члена на ее лечение. Но все было напрасно.

Мэри Эннинг скончалась 9 марта 1847 года. Из прожитых 47 лет более 35 она посвятила палеонтологии.

Среди ее находок - морская фауна юрского периода, птерозавр и, конечно же, морские рептилии. Ихтиозавр и плезиозавр - два ее самых известных открытия - были сделаны еще до того, как палеонтология получила свое название. Своими изысканиями она буквально открыла новый мир - как для ученых, так и для обычных людей.


п»ї




Анонс








о чем говорят?
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Новости
Новости
Товары