Люди

Грани свободы в фотографии

Как преподают этот вид искусства в Польше, и не только

Фотографировать для современного человека просто. Но, чтобы фотографировать хорошо, нужно учиться. О том, как учат искусству фотографирования, мы беседуем с преподавателем фотографии факультета искусств Радомского технолого-гуманитарного университета (Польша) Милой Овсиенко.

Семь лет назад, окончив два курса СВУИК им. Бортнянского и получив аттестат зрелости, Мила отправилась учиться в этот польский университет. Три года учебы на факультете искусств по специальности «Графика», два года магистратуры по специальности «Мультимедиа». Учеба была успешной, и Миле Овсиенко предложили работу в университете. Сегодня она преподает фотографию на родном факультете и готовится к защите докторской диссертации.

- У нас четыре кафедры: архитектуры, рисунка и живописи, мультимедиа и дизайна. Сейчас я преподаю на кафедре мультимедиа. В каждой специальности присутствуют некоторые предметы с другой кафедры - чтобы студенты могли определиться, что им ближе. Обязательны живопись, рисунок, композиция - три кита, на которых все держится. Потом добавляется фотография, компьютерная графика, видео, скульптура и какие-то мануальные техники - та же самая станковая графика. Каждый студент смотрит, что ему ближе, и потом выбирает специальность. Та же ситуация по дипломным работам. Я оканчивала специальность «Графика». Но в моем дипломе компьютерная графика была совмещена с аналоговой фотографией.

Фундамент для свободы

Любой проект я начинаю с того, что рисую от руки, не на компьютере. Компьютер все равно не дает полного понимания проекта. Фундамент (основы рисунка, перспективы, светотени, ощущение цвета, цветопередачи) помогает, без этого никак. В Польше немного другое отношение к искусству. В Украине подготовка более академическая, а в Польше студенту дается полная свобода. Студенты начинают учебу с разным уровнем подготовки. Кто-то пришел после художественной школы, а кто-то и азов не знает. В этом сложность. Нужно находить индивидуальный подход к каждому, чтобы всем было интересно. Начинаем с основ и потом выстраиваем стратегию обучения для каждого студента. Так как свободы дается очень много, некоторые теряются в ней, не знают, куда, как и что применить. Особенно если у них нет базовых знаний. Мне в свое время было намного легче. Все же академические основы, по-моему, должны быть. А потом уже пусть каждый для себя выбирает свой путь.

- Ну да, творчество состоит в том, чтобы преодолевать ограничения и преграды. Если их нет, человек теряется. Есть ли обязательные для всех задания?

- У нас группы маленькие - по 15 человек. Это дает мне свободу действий, с каждым студентом могу выстроить индивидуальный план. Но есть и обязательные для всех задания, например работа в фотостудии. И есть домашняя работа на каждое последующее занятие с обязательными темами для выполнения. Например, абстрактная фотография. Мне нравится момент, когда в процессе занятий мы выходим из кабинета и идем по факультету в поисках интересных кадров абстрактной фотографии в течение 15 минут. Студенты ограничены во времени, в пространстве, и они начинают быстрее соображать и выискивать какие-то моменты, которые они раньше не замечали. Моя задача как преподавателя - открыть глаза, научить их видеть. Среди обязательных заданий студенты выезжают на пленэр в другой город, и в качестве проекта нужно на протяжении трех дней сделать сет фотографий. Потом после пленэра мы делаем выставку, обсуждаем то, что получилось. Это происходит на втором курсе, когда студенты проходят документальную фотографию, репортаж. Приятно видеть, как они улавливают долю секунды и делают снимок, который уже не повторится. Это магия фотографии, когда ты должен нажать в определенный момент кнопочку. Конечно, можно потом все сделать в фотошопе, приклеить, переделать бэкграунд. Мы этим не занимаемся. Моя цель - чтобы студент не упустил нужный момент. Потом мы работаем с цветом и тоном, не меняя сюжет, структуру, композицию. Прелесть аналоговой фотографии - в ограниченности количества кадров. Цифровая фотография дает практически неограниченное количество кадров, но потом нужно посвятить три часа времени, чтобы выбрать из снимков более или менее подходящие. Я же стараюсь научить студента видеть нужный момент и запечатлеть правильную композицию в процессе съемки. Как в аналоговой фотографии.

Осознание необходимости

- Часть учебы - критика работы студента. Есть соблазн навязать свою точку зрения, пропустив индивидуальный взгляд студента, - ведь у вас тоже фактически есть секунды, когда идет разбор. Как этого избежать?

- Я всегда начинаю с технических моментов. Они более универсальны, подходят ко всем. Сложнее увидеть ту вещь, из-за которой эта фотография была сделана. Тогда я спрашиваю: «Почему?» И вот этим «почему?», «почему?», «почему?» мы докапываемся до сути. И еще я стараюсь не говорить, как должно быть. Частая ошибка в репортажной черно-белой фотографии - большой контраст. Не видно деталей. А детали важны. Если я скажу, то студент не поймет, почему. Он будет только знать, как должно быть... Я иду от обратного. Я рассказываю, почему. И потом уже ему нужно проделать свою домашнюю работу в голове. И если это произойдет, то он принесет технически более чистые работы. Важнее рассказать - зачем и почему, нежели как должно быть.

- Рассказывая, зачем и почему, вы опираетесь на устойчивые правила. Но разве для того, чтобы фотографу сказать что-то свое, не приходится иногда нарушать общепринятые правила, композиции, например?

- Безусловно. Я потому и даю определенные устойчивые правила, чтобы потом можно было их нарушить. Чтобы что-то нарушить, нужно знать, что ты нарушаешь. Когда они знают, как должно быть, они затем могут прослеживать на своих же работах: я сделал так, и это сработало, а так не сработало.

Когда мы обсуждаем какую-то работу, очень важный момент - начать с того, что тебе нравится. Критиковать каждый умеет. А вытянуть, почему нравится, важнее, чем сказать, почему не нравится. Это был первый момент, который я на себе почувствовала в Польше. Там студентам, когда они показывают работу, говорят много хороших вещей и потом делают некоторые замечания в форме вопросов для размышления. У нас же сначала сильно критиковали, а потом говорили: «Ну, вот здесь хорошо и здесь». А перед этим было 10 минут критики. Пусть она даже конструктивная, но она очень сильно влияет на студента. Потому бывает так непросто отойти от канонов, сделать что-то свое.

Терпимость как запрет на запрет

- В одной статье профессионального фотографа было написано, что ему нравятся семейные фотоальбомы, и он хотел бы так снимать. Это напомнило ситуацию, когда большой актер пытается на сцене сыграть простого человека, и это оказывается непросто. Не думаете ли вы, что есть фотография для мэтров и для простых людей - и это разные фотографии?

- Здесь нет однозначного ответа. Эстетика - для каждого человека своя. В зависимости от того, насколько человек образован, насколько у него развито воображение, мышление, насколько он вообще может понять тот или иной вид искусства. Каждый человек, в принципе, способен пройти определенный этап понимания от Айвазовского, когда все красиво и понятно, до работ Пикассо, когда все заключено в какие-то линии, формы и цвета. То же в фотографии - от селфи и до фотографии абстрактной, в формах которых каждый находит что-то свое. Или не находит. Есть такая проблема, но я вижу, что с каждым годом эта проблема уменьшается. Чтобы остаться собой, не смешать все в себе, не подражать, нужно понимать, что ты хочешь сказать и как ты хочешь сказать, какой вопрос ты хочешь потом получить от человека, который посмотрит на твою работу. Это очень сложная работа для каждого человека. В Польше я не сталкивалась с тотальным непониманием какой-то темы или жанра.

- Вы говорите: от Айвазовского до Пикассо, мы бы сказали иначе: от кубизма Пикассо до Айвазовского. Потому что кубизм Пикассо прост, несмотря на вычурность форм, это некий прием, некое простое высказывание, а за изображениями Айвазовского - бесконечная сложность мира, к которому они отсылают. Возвращаясь к семейным фотоальбомам. Вот обычные детские фото. А потом оказывается, что это Эйнштейн в детстве или Александр Блок в детстве. Узнав это, мы смотрим на фото по-другому. Потому что мало одной формы. Нужна история. Нужно содержание. Учат ли художников вниманию к содержанию?

- Это интересный вопрос. В галереях современного искусства сейчас рядом с картиной - номер. А где-то, на какой-то стене размещают сообщение о названии работы, ее авторе, и о чем его работа. Я ловила себя на том, что если беспредметная работа мне понравилась, то мое представление, о чем она, не совпадает с описанием, которое я потом читаю. Но то, что увидела я, - это мое. И это у меня никто не отнимет. Спрашивают: «Черный квадрат Малевича - о чем он? Я же тоже могу так нарисовать».

- Понятно. Это не живопись, это манифест...

- Я говорю: «Сейчас каждый может. Но тогда сделал только он». У каждого свой манифест. Этому научить невозможно. Каждый проходит свой путь. Каждый учится на своем опыте и своих ошибках. Из таких маленьких историй каждого человека потом образуется целостная картинка. Я думаю, что это главное. Задача общества - научиться понимать. Можно повесить пейзаж, за которым колоссальный опыт художника, и белый квадрат в черной рамке. И возле пейзажа возникнет меньше вопросов. А что это? А зачем? А почему? Что этим хотели сказать?

- Если что-то вызывает недоумение, это не значит, что это хорошо. Белый квадрат в черной рамке - это пропуск в тусовку. Общество неоднородно. Оно делится на слои, подобщества. И каждое подобщество вырабатывает свой язык. И визуальный тоже. Для элитной тусовки, на наш взгляд, он служит не столько для того, чтобы его понимали, сколько для того, чтобы его не понимали - чужие. Принял - свой, не принял - чужой.

- Когда я приехала первый раз в Люблин, мы зашли на факультет и увидели станковую живопись. У меня тоже были вопросы: зачем, что, почему? Где все то, чему меня учили? Оказалось, можно и по-другому. И мир начал переворачиваться. Можно не понимать этого, можно говорить, что это не нужно, что это определенная тусовка. Я прошла очень долгий путь от академического до современного искусства, и я продолжаю по нему идти. Я могу себе ответить на вопрос, почему мне нравится эта работа, а эта не нравится, но сказать, что так не должно быть, я уже не могу себе позволить. Потому что свобода выражения в любой сфере, не только в искусстве, важна. Важно, чтобы человеку дали возможность сказать, важна толерантность. Можно не понимать, но нельзя говорить, что так делать нельзя.

- Запрет на нетерпимость - тоже запрет. И он не должен быть общим. Иначе общество зарастет тем, что требует постоянной прополки. Разве не так?

- Моя свобода заканчивается там, где начинается нос другого человека. Если нарушаются права, границы, свободы других людей, это для меня недопустимо. Но если человек хочет сказать с помощью фотографии, видео, живописи, что он счастлив, - почему нет? Я считаю, что нужно принять, даже не понимая. Всего понять невозможно.

Чего ты хочешь?

- Как бы вы сказали человеку с улицы, какие фотографии можно назвать хорошими?

- Все зависит от того, что он хотел получить. Можно написать десять пунктов, которые нужно выполнить, чтобы получился хороший портрет. Но гарантий, что он получится, нет. Даже если он получился хорошо технически, это не значит, что он хорош. Что бы ты ни делал, нужно знать, зачем ты это делаешь. Что ты хочешь получить? И от этого отталкиваться.

Беседовал Виталий Сергеев


п»ї












Реклама
Товары
Будь в курсе!
Курсы валют в Украине
Новости
Новости
Новости
Товары