История

Стартап с бельгийским шармом

У истоков машиностроения: с чего начинался известный сумской завод 125 лет назад?

В следующем году свое 125-летие отметит АО «Сумское машиностроительное научно-производственное объединение» (больше известное сумчанам как завод Фрунзе). Его история началась с основания в 1896 году Бельгийского анонимного общества «Сумские машиностроительные мастерские». Об этом - досоветском - этапе работы завода мы знаем сравнительно немного. Но тем интереснее и важнее каждый новый факт из его прошлого. Среди недавних краеведческих находок - ранее неизвестные материалы о создании и первых годах работы предприятия.

Первая волна глобализации (1870-1914 гг.) утвердила мировые экономические связи. Основными производителями промышленных товаров были Англия, Бельгия, Германия и Франция. Их продукция экспортировалась в колонии и развивающиеся страны: США, Канаду, Австралию, Аргентину, Россию, Японию.

Но эти страны нуждались не только в товарах, но и в новых технологиях, позволяющих развивать местную промышленность и самим выпускать нужную продукцию. Такой продукцией были, прежде всего, машины и механизмы, необходимые для освоения месторождений, работы железных дорог, заводов и фабрик. Так возникли инвестиционные потоки: старая Европа обменивала капитал, технологии и опыт на прибыль.

Пальму первенства в инвестировании промышленности Российской империи удерживала Франция. На втором месте были бельгийцы, сделавшие ставку на угледобывающие и металлургические предприятия - особенно на юго-востоке Украины. Из-за высокой концентрации бельгийских акционерных обществ этот регион называли «десятой провинцией Бельгии» или «белым Конго», намекая на сходство с бельгийской колонией. Стабильность работы новых предприятий обеспечивал не только высокий спрос на продукцию, но и «охранительные» законы о труде: суровые штрафы за нарушения, запрет на стачки, отсутствие профсоюзов и т.д. Кроме того, зарплата заводчан Российской империи была существенно ниже, чем в промышленно развитых странах.

Пик активности бельгийских предпринимателей пришелся на 90-е гг. ХІХ века. Именно тогда, в 1896 году, в городе Сумы было создано Бельгийское анонимное (то есть акционерное) общество «Сумские машиностроительные мастерские».

Инициатива создания предприятия принадлежала сахарозаводчику, почетному гражданину, купцу І гильдии Павлу Харитоненко. Промышленник, говоря современным языком, исходил из стратегии win-win: новое предприятие должно было выпускать оборудование для сахарных заводов и необходимых для их работы коммуникаций - железных дорог; город получал регулярные поступления в бюджет в виде налогов, а инвесторы - свои прибыли. Харитоненко поддержали предприниматели Сумского и соседних уездов - Николай Суханов, Иван Асмолов, Леопольд Кениг и другие.

Согласно Уставу анонимного общества, его акционерами стали 28 предпринимателей, 17 из которых были иностранцами. Самым крупным отечественным акционером выступил П. Харитоненко: ему принадлежало 400 из 3240, или 12,35% акций.

15 ноября 1895 года была составлена доверенность, которой П. Харитоненко уполномочивал Альберта Эдуардовича Жилена распоряжаться делами машиностроительного котельного и литейного завода. Этот завод располагался в районе озера Чеха и был арендован П. Харитоненко у сумского ІІ гильдии купца Антона Розенквиста. Соарендаторами выступили бельгийские подданные Альберт Эдуардович Жилен, Павел Эдуардович Жилен и Любим Любимович Робер.

Согласно этому же документу, с января 1896 года полномочия Альберта Жилена перешли к австрийскому подданному Альбрехту Осиповичу Бероунскому.

Не так давно обнаруженные данные позволяют установить, кем были указанные в доверенности люди.

Павел Эдуардович и Альберт Эдуардович Жилены - представители Societe Anonyme des Ateliers de Construction J.-J. Gilain (анонимного общества «Машиностроительные мастерские Ж.-Ж. Жилена») и, очевидно, сыновья его совладельца Эдуарда-Поля Эмиля Жилена. (Примечательный факт: в юридических документах того времени иностранные имена переиначивались на восточнославянский лад.) Предприятие Gilain, основанное в 1879 году в г. Тинен (Бельгия), производило оборудование для сахарных заводов. Оно поставляло установки для обработки свеклы во Францию, Испанию, Португалию, Италию и Россию, для обработки сахарного тростника - в Конго, Аргентину, Бразилию, Британскую Индию и на остров Ява. С 1904 года компания выпускала локомотивы и трамваи, а накануне Первой мировой войны продавала машины для обработки химикатов, компрессоры, насосы и вентиляторы для угольных шахт, широкий ассортимент паровых двигателей, оборудование для пивоварен, ликероводочных заводов, котлы и подъемно-транспортное оборудование. Инвестиция в «Сумские машиностроительные мастерские» стала для Gilain одной из самых крупных, но не единственной: имя Альберта Жилена значилось среди основателей акционерного общества машиностроительных заводов в Горловке (1896) и расположенного в Ахтырском уезде товарищества Мезеновского сахарного завода (1911).

Любим Любимович Робер - бельгийский предприниматель, руководитель Societe Anonyme des Forges, Usines et Fonderies dі Gilly (анонимного общества «Кузницы, заводы и литейные цехи в Жильи». Настоящее имя Любима Робера - Эме (Aime Robert). Пояснить этот «именной диссонанс» достаточно легко, если вспомнить, что «аime» переводится с французского как «любил» (глагол прошедшего времени), а Любим - мужская форма имени Любовь.

Предприятие Робера выпускало двигатели для генераторов, прокатных станов, кранов, кузнечных молотов, установки для агломерации угля, компрессоры, локомотивы, газовые двигатели, экскаваторы, литейные ковши, динамо-машины и др. В 1897 году Робер запатентовал локомотив с поршнями, которые позволяют машине двигаться как вперед, так и назад. Как и Альберт Жилен, он был акционером машиностроительных заводов в Горловке.

Как известно из упомянутой доверенности, АО создавалось на базе завода А. Розенквиста. В 1895-1896 годах на северной окраине города недалеко от железнодорожной станции Сумы были возведены цеха нового завода. Туда завезли заграничное оборудование и пригласили иностранных специалистов - инженеров, мастеров и простых рабочих, которые должны были обеспечить работу предприятия и обучить местный персонал.

Вкладывая свои капиталы, зарубежные инвесторы получали право принимать кадровые решения. Тенденцией того времени было назначать иностранцев на руководящие должности. Местным инженерам, как менее опытным в заводском деле, предоставлялись второстепенные роли.

Первым директором Сумских машиностроительных мастерских был австрийский подданный Альбрехт Бероунский. Вероятнее всего, он был чехом: фамилия «Бероунский» восходит к названию чешского города Бероун. Это соображение согласуется с данными о Марте Бероунской - сотруднице канцелярии президента Чехословакии Эдварда Бенеша, которая родилась в семье инженера Альбрехта Бероунского и училась в Сумской женской гимназии.

История сохранила имена некоторых иностранцев, поселившихся в то время Сумах: модельщика и металлурга Алоиза Кочи, металлурга Вильгельма Коларжа, кузнеца Иосифа Гибнера, инженера-конструктора Фердинанда Сембднера, мастера-техника Эммануила Сарра и других. Недавно на одном из генеалогических сайтов нам встретилось имя инженера-бельгийца Мориса Эмиля Элоя Дассонвилля, который в 1897 г. в Сумах женился на некой Варваре Шевченко. Известно, что какое-то время он работал в Горловке.

Трудовые отношения зарубежных и местных специалистов - важная, но, к сожалению, слабоизученная страница истории предприятия. Согласно общим данным, такие отношения не всегда складывались гладко. Причиной этому служил перевес в пользу иностранцев (вплоть до замены местного опытного инженера вчерашним студентом из-за границы). В 1894 году французский инженер П. Байярд, хорошо знавший ситуацию, опубликовал соответствующие наставления коллегам: в разговорах с рабочими он рекомендовал терпение и гуманность, с местными инженерами - деликатный, товарищеский тон; советовал старательно изучить русский язык, без знания которого иностранец чувствует себя изолированным и скованным в действиях. Кстати, техническая документация, которую разрабатывали иностранные инженеры в Сумах, была на французском языке, поэтому квалифицированным рабочим приходилось осваивать французский.

Изначально ограниченный ассортимент продукции «Сумских машиностроительных мастерских» расширился уже к началу ХХ века, и, несмотря на экономический кризис 1900-1903 гг. и социальные потрясения 1905 года, количество заказов росло. В конце первого десятилетия нового века предприятие изготавливало:

продукцию для железных дорог (семафоры, стрелки, крестовины, поворотные круги, уравнительные приборы для мостов, мосты, стропила, различные железные конструкции, колонны железные и чугунные, паровозные котлы, оборудование нефтехранилищ и водокачек, гидравлические краны, багажные сараи и др.);

продукцию для заводов (паровые машины, водяные насосы для водоснабжения городов, компрессоры, паровые котлы, мостовые краны, лебедки, подъемники, лоботокарные станки, циркуляционные пилы; оборудование для кирпичных, свеклосахарных и рафинадных заводов, маслобоен, скотобоен, винокурен).

оборудование для рудников;

индивидуальные заказы (например, стальные перекрытия для Бессарабского рынка в Киеве).

С началом Первой мировой войны предприятие (к тому времени поменявшее название на «Сумские машиностроительные заводы») освоило выпуск взрывателей для снарядов и оборудования для пороховых заводов.

После прихода к власти большевиков АО было объявлено собственностью государства. В 1918 г., во время немецко-австрийской оккупации, завод был разрушен и разграблен (конечно, не без участия местного населения). Оккупанты вывезли лучшее оборудование. Исчезли запасы сырья. Большая часть хозяйственных книг погибла в огне. Предприятие возобновило деятельность только в 1922 году и сначала выпускало плуги, несложный сельхозинвентарь и т.п.

В 1923 году бельгийские акционеры поручили специальному посланнику доложить о состоянии завода. Выяснилось, что он от-

строен и заново оборудован. В 1925 году были сооружены новые заводские постройки, а количество заказов превышало производственные возможности предприятия. В номенклатуре производства появилась продукция для железных дорог, электростанций, шахт, сахарных заводов. Очевидно, иностранные акционеры пытались вернуть себе инвестированные капиталы. По крайней мере, мы знаем о такой попытке компании Gilain, после банкротства которой в 1934 году все ее претензии были окончательно отклонены.

Вера Иванова, сотрудник Сумского краеведческого музея


п»ї












Новости
Реклама
Товары
Будь в курсе!
Новости
Товары