Люди

Разгром «сионистов» в Сумах в 1938 году

Как НКВД раскрыло в областном центре несуществующую подпольную организацию

В канун новогоднего праздника 28 декабря 1937 г. Сумской горотдел НКВД получил от республиканского руководства внутриведомственную телеграмму, в которой было предписано в срочном порядке провести аресты среди «сионистов».

Указание было выполнено в кратчайшие сроки. Несколько дней спустя замначальника Харьковского облуправления НКВД Рейхман сообщил наркому внутренних дел УССР Леплевскому о том, что в Сумах раскрыта подпольная сионистская организация.

Историческая справка №1: сионизм в царской России и СССР - политическое движение евреев за создание еврейского государства в Палестине и эмиграцию в него. До Октябрьской революции в 1917 г. сионистские организации объединяли в своих рядах более 300 тыс. человек. Руководство сионистов поддержало революцию и старалось найти варианты сотрудничества с новой властью. Но уже в 1919 г. в СССР сначала было запрещено преподавание иврита, а в 1923 г. под запрет попали и сами сионистские организации. В Сумах действовали «Паолей Цион» («Рабочие Сиона») - еврейская социал-демократическая рабочая партия, ССРП - сионистская социалистическая рабочая партия и ЕСП - еврейская социалистическая партия.

Прологом к разоблачению сионистской организации в Сумах послужили показания членов Харьковской сионистской подпольной организации. Один из них - С. А. Израилевич, юрист Харьковского облпотребсоюза, был родом из Сум. Следствие предположило, что, имея обширные связи в Сумах, Израилевич мог быть организатором и сумских сионистов. Он был арестован в Харькове 31 декабря 1937 г.

На допросах Израилевич рассказал, что в 1917 г. он вступил в партию «Паолей Цион» в г. Сумы и от объединенного комитета еврейских националистических партии стал гласным в городской думе. В 1923 г. в связи с запретом сионистских партий отошел от политической деятельности. В 1926 г. к нему обратился давний знакомый юрист Ферм-Шляпошников за протекцией в устройстве на работу. А заодно и завербовал в подпольную организацию.

Следователь: «Какие задания были получены вами как участником организации?»

Израилевич: «Ферм-Шляпошников мне сказал, чтобы я связался с кадровыми сионистами в Сумах и активизировал их деятельность в направлении создания сионистской подпольной организации. Это задание я принял».

Следователь: «Вы его выполнили?»

Израилевич: «В том же 1926 г. я связался в Сумах с сионистами: Жолковским Евсеем Эммануиловичем, Данюшевским Михаилом Григорьевичем и Хароном Семеном Наумовичем, которых я хорошо знал по их прошлой сионистской деятельности. Им я рассказал о существовании подпольной сионистской организации в Харькове, о целях и методах ее борьбы и предложил активизировать деятельность по созданию сионистской подпольной организации в Сумах. Из информации тогда же Жолковского, Данюшевского и Харона я узнал, что ими уже проведена значительная работа по воссозданию в Сумах сионистского подполья и что они являются участниками сионистской подпольной организации в Сумах».

Следствие над сумчанами в Харькове

В начале января 1938 г. в Сумах была арестована первая группа (пять человек), которую отправили для проведения досудебного следствия в Харьков. 2 января были арестованы Ингорь, Лойбман, Шульман, 10 января - Жолковский, Данюшевский.

Первое время арестованные из Сум держались стойко и не соглашались с предъявленными обвинениями. В материалах дела это почти не отражено, но восстановить тогдашнюю ситуацию можно по следующим фактам:

1. Показания члена следственной группы НКВД Петрова (допрашивал Израилевича и Ингоря), которые он дал в ходе проверки материалов дела в 1958 г.: «Отрицательные показания арестованных в практике тогда не фиксировались. Когда же арестованные давали показания о своей антисоветской деятельности, то они и записывались в протоколы допроса. Поэтому трудно судить, сразу ли Ферм-Шляпошников, Израилевич, Жолковский и Шульман дали показания с признанием своей вины в антисоветской деятельности и сколько они и кем до этого допрашивались».

2. В «признательном» протоколе Данюшевского от 19 марта 1938 г.: «В течение двух месяцев, прошедших с моего ареста, я упорно отрицал свою принадлежность к антисоветской подпольной организации сионистов, желая избегнуть наказания за проводимую мною антисоветскую деятельность. Поняв бесполезность дальнейшего запирательства, я решил откровенно рассказать о проведенной мной и другими участниками подпольной сионистской организации антисоветской работе».

Такое же признание спустя два месяца после своего ареста сделал Ингорь. Он рассказал следователю Петрову, что сионистом был с 1918 года, возглавлял молодежную группу Сумской сионистской организации (тогда ему было 17 лет). В 1923 г., после запрета сионистских партий он якобы стал активным участником подпольной организации, проводя антисоветскую работу нелегально. По словам Ингоря, возглавляли сумскую подпольную организацию врач Харон, кустарь Казацкий и служащий Жолковский.

Ингорь заявил, что лично завербовал в подпольную организацию 12 человек, все они были позднее арестованы и отправлены в Харьковскую тюрьму для проведения следственных действий.

Основными направлениями в деятельности «подпольщиков», по версии следствия, были: 1) критика идеи переселения в Биробиджанскую автономную еврейскую республику (ЕАО); 2) вместо этого - пропаганда переезда евреев в Палестину; 3) развал работы ОЗЕТ; 4) саботаж и ликвидация еврейского колхоза «Фрайланд» (в переводе - «свободная земля»); 5) общая антисоветская агитация и шпионская деятельность в пользу врагов СССР.

Историческая справка №2: ОЗЕТ (Общество землеустройства еврейских трудящихся) - общественная организация, существовавшая в СССР в 1925-1938 гг. Цель - перепрофилирование жизненных устоев евреев путем их вовлечения в сельское хозяйство. Исторически сложилось, что основными источниками заработка евреев в Российской империи были ремесло и мелкая торговля. После Октябрьской революции торговцы и ремесленники оказались в категории «лишенцев» (лишены гражданских прав). С 1928 г. ОЗЕТ занималось также вопросом переселения евреев в Еврейскую автономную область в районе Биробиджана, для чего постановлением Президиума ЦИК СССР были выделены свободные земли в приамурской полосе Дальневосточного края. Всего за три года в ЕАО переселились около 20 тыс. евреев, однако уже к 1932 г. их там осталось только 7 тыс. В мае 1938 г. ОЗЕТ было ликвидировано особым указом ЦИКа.

Бухгалтер Шульман показал: «В 1923 г., после роспуска сионистской организации, ее руководство - Харон, Жолковский, Данюшевский - дали директиву активу сионистской организации вступить в члены ОЗЕТ, чтобы под флагом советской организации продолжить свою сионистскую деятельность». Также Шульман сообщил, что участники подпольной организации платили членские взносы (3-5 руб. в месяц), собранные средства переправлялись в Палестину. Сборщиком взносов был Альтшулер. «Мы через Альтшулера были связаны с Палестиной, куда регулярно направлялись письма информационного характера. В этих письмах описывались в мрачных красках жизнь и быт евреев в СССР... Существующий в стране режим неприемлем для евреев, (мы) возлагали надежды, что в грядущей войне Советская власть будет побеждена, после чего будет установлен буржуазно-демократический строй».

Страховой агент Жолковский в 1918 г. был членом партии «Паолей Цион» и гласным Сумской городской думы от объединенного комитета всех сионистских партий. «Когда в 1929 г. был организован колхоз «Фрайланд», то я, входивший в правление ОЗЕТа, Харон и Данюшевский, возглавлявшие ОЗЕТ, путем вредительства привели этот колхоз к развалу. В этом активное участие принимал и Лойбман - бывший председатель ревкомиссии колхоза... Доведя колхоз до катастрофического состояния, мы добились его ликвидации в 1935 г.», - покаялся Жолковский. Также он признался во вредительстве на своей прошлой работе, когда был инспектором Сумского горвнуторга: «Я умышленно создавал искусственные очереди за хлебом и другими продуктами, что приводило к недовольству трудящихся. Продукты и товары умышленно задерживались на базах и приводились в негодность».

Бухгалтер Лойбман сознался, что был завербован Ингорем и по его заданию вербовал новых членов организации, а также вел антисоветскую пропаганду среди еврейского населения Сум. «Я систематически вел антисоветскую пропаганду среди еврейского населения. Местом для проведения этой пропаганды была еврейская синагога в Сумах». Лойбман, по его словам, завербовал трех человек.

После того как «посыпались» признания первой группы арестованных, была арестована в Сумах и вторая группа, которая также была отправлена в Харьков. 29 марта 1938 г. были арестованы Казацкий, Дворкин, Богухвалов, Сальман, Фрумерман, Матлин, Неусыхин, Бирштейн, Базарский, Эскин, Иоффе, Харон. 4 апреля - Рязанский, Гольдштейн.

С ними тактика следствия была другой. Сначала им всем устраивали очные ставки с уже «расколовшимися» подпольщиками. Кто-то из вновь прибывших сразу соглашался с обвинением, а кто-то отрицал свою причастность к организации.

Только четыре человека - Эскин, Дворкин, Сальман и Фрумерман - до конца отрицали свою принадлежность к несуществующей подпольной организации. Остальные сознались и покаялись. Впрочем, на результат дела тактика поведения арестованных повлияла мало.

Заседания «тройки» Харьковской области по делу №53846, которое расследовал 4-й отдел Харьковского НКВД, состоялись 13 апреля 1938 г. (Данюшевский, Жолковский, Израилевич, Ингорь, Лойбман, Шульман) и 19 апреля 1938 г. (Базарский, Бирштейн, Богухвалов, Голдштейн, Дворкин, Иоффе, Казацкий, Матлин, Неусыхин, Рязанский, Сальман, Харон, Фрумерман, Эскин).

Все обвиняемые были признаны виновными и приговорены к расстрелу. Приговоры приводил в исполнение комендант Харьковского НКВД Артем Зеленый и его подчиненные.

Приговоры были исполнены 23 мая (Данюшевский, Израилевич, Ингорь, Лойбман, Шульман); 27 мая (Богухвалов, Голдштейн, Дворкин, Иоффе, Матлин, Неусыхин, Рязанский, Фрумерман, Харон, Эскин);

28 мая (Базарский, Жолковский, Казацкий); 10 июня (Сальман); 14 июня (Бирштейн).

Реабилитация, компенсация, мемориал

В 1958 году дела на «сионистов» Сум были пересмотрены в порядке прокурорского надзора. Военный трибунал Киевского военного округа отменил постановления Особой тройки Харьковского областного НКВД по всем фигурантам дела в виду отсутствия в их действиях состава преступления. Все были реабилитированы. Факт существования подпольной сионистской организации признан неподтвержденным. Следователи Петров и Фрей, которые вели следствие, были осуждены за фальсификацию дел 1937-1938 гг.

Родственники получили справки о реабилитации, но обстоятельства смерти близких людей оставались им неизвестными еще более 30 лет. Всем сообщили о том, что их муж или отец умерли в заключении от различных заболеваний: рак, сердечные болезни и т.п.

Семьи расстрелянных «сионистов» смогли получить компенсации за конфискованное имущество. При оценке учитывался износ вещей. Так, после опроса свидетелей-соседей жена и дочь обувщика Богухвалова получили сумму в 2503 руб. 08 коп. (средняя зарплата тогда была около 800 руб. в месяц). Список конфискованных вещей включал ношеные пальто, два костюма, сапоги и две швейные машинки.

Только в начале 1990 годов наконец была снята секретность с информации о расстрелах жертв политических репрессий 1937-1938 гг.

В ответе на запрос о судьбе отца начальник подразделения УКГБ в Сумской области Борщ сообщил гражданке Жолковской, что ее отец был расстрелян в г. Харькове 28 мая 1938 года: «О месте захоронения в архивном деле сведений нет, т.к. в 1938 г. места погребения осужденных документально не фиксировались. Но в результате работы общественных организаций, Комиссии по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий в период 30-40-х и начале 50-х годов, работающей при Харьковском исполкоме, и УКГБ УССР по Харьковской области установлено место секретного кладбища расстрелянных в 1937-1938 годах в г. Харькове, на территории которого в настоящее время расположен Комсомольский парк Московского района г. Харькова. Можно предположить, что останки Вашего отца покоятся в этом месте. Как сообщала газета «Известия» от 21 ноября 1989 г. в заметке «Поднимутся мемориалы», в этом парке будет установлен памятник жертвам сталинских репрессий. Что касается конфискации имущества, то в деле нет документов, подтверждающих ее проведение.

В 1958 г. дело Е. Э. Жолковского было пересмотрено следственными органами, в результате чего, - как Вам известно, - Ваш отец 17 января 1958 г. был реабилитирован. Ставим Вас в известность, что в 1956 г. смерть Е. Э. Жолковского была ошибочно зарегистрирована в Сумском горбюро ЗАГС как наступившая 13 марта 1944 г. в местах лишения свободы от туберкулеза мочевого пузыря. А поэтому Сумским городским отделом ЗАГС Вам будет выслано новое свидетельство о его смерти с указанием ее истинных даты, места и причины».

Сегодня известно, что рас-стрелянных в 1937-1938 гг. в Харькове хоронили в двух местах: упомянутое в письме старое еврейское кладбище (позднее Комсомольский парк, сейчас Парк памяти) и Харьковский лесопарк в районе Пятихаток. В марте 1938 г. территория старого еврейского кладбища была заполнена, мест для новых захоронений больше не было, поэтому машины, груженные трупами, стали приезжать в строго охраняемую зону Харьковского лесопарка, рядом с дачами НКВД. Все фигуранты данного дела должны быть похоронены именно там. Трупы под роспись сдавал лично комендант Зеленый.

Обещанный в письме Жолковской мемориал действительно появился. В 2000 г. «Цвинтар жертв тоталітаризму» был сооружен на средства польского правительства и граждан Польши. В 1990 г. была обнародована ранее засекреченная информация о том, что в 1940 г. в Харьковском НКВД были рас-стреляны 3820 польских военнослужащих. Приблизительно такое же количество поляков было уничтожено еще в двух местах: в Калининской области и под Смоленском (всем известная Катынь). 10 лет спустя, в 2000 г. в Харьковском лесопарке был открыт мемориал.

Елена Приймач

***

Фигуранты дела:

1. Базарский Исаак Вульфович, 55 лет, часовой мастер;

2. Бирштейн Михаил Иосифович, 49 лет, кассир в сберкассе;

3. Богухвалов Лейб Михайлович, 44 года, заготовщик обуви;

4. Гольдштейн Макс Иосифович, 39 лет, заведующий аптекой;

5. Данюшевский Михаил Григорьевич, 50 лет, заведующий складом;

6. Дворкин Вульф Абрамович, 53 года, часовщик;

7. Жолковский Евсей Эммануилович, 45 лет, инспектор соцстраха;

8. Израилевич Самуил Аронович, 53 года, юрисконсульт Харьковского облпотребсоюза;

9. Ингорь Борис Исаакович, 36 лет, бухгалтер заготпункта «Союзутиль»;

10. Иоффе Иосиф Шоломович, 52 года, бухгалтер в индпошиве,

11. Казацкий Хаим Яковлевич, 63 года, кустарь-шапошник;

12. Лойбман Аарон Абрамович, 45 лет, бухгалтер ветеринарской базы;

13. Матлин Лейб Борисович, 48 лет, служащий ОРС з-да

им. Фрунзе;

14. Неусыхин Михаил Иосифович, 59 лет, ювелир;

15. Рязанский Израиль Аронович, 54 года, продавец кондитерского киоска;

16. Сальман Иосиф Маркович, 51 год, механик по ремонту пишущих машинок з-да

им. Фрунзе;

17. Фрумерман Натан Лазаревич, 49 лет, завмагазином «Рыбсбыт»;

18. Харон Семен Наумович, 54 года, заведующий детской консультацией;

19. Шульман Давид Лейбович, 37 лет, главный бухгалтер комбината «Об`єднана праця»;

20. Эскин Натан Пинхусович, 60 лет, меховщик.


п»ї
Читайте в этой рубрике

Сан-Марино - государство в государстве

Читать статьюОно поместилось на склоне горы, зато президентов меняет как перчатки

На этот раз мы возвращаемся к беседам с бывшей сумчанкой, а теперь уже гражданкой Италии Оксаной. Много лет назад она переехала жить в эту европейскую страну, но еще не все в ней для себя открыла. Сегодня она решила... Читать статью полностью







Новости
Реклама
Новости
Будь в курсе!