Культура

Гоголь - это наше все

В театре им. Щепкина - премьера спектакля «Ночь перед Рождеством»

Режиссер-постановщик спектакля - Дмитрий Некрасов. Это его первая постановка в ранге режиссера и вторая в театре им. Щепкина. Перед ним была поставлена задача сделать постановку нестандартной, зрелищной, интересной, и Дмитрий с ней справился.

Ему удалось главное: вдохновить участников на творческую инициативу. Может, поэтому спектакль насыщен постановочными затеями.

Здесь и шумовая аудиоимитация артистами хора и вокалистами, и «альпинистский» полет Вакулы на черте, и специальное освещение, создающее эффект ночи, и, главное, - песни, характерные для народных гуляний Сумского региона и Слобожанщины. С их помощью режиссер постарался воссоздать родную атмосферу, по которой, как он считает, соскучился Гоголь, переехав в Петербург. Что ж, когда Николай Гоголь писал «Вечера...», ему едва исполнилось 20 лет, он был полон романтических настроений и впечатлений детства. Писатель передал их в повести словом. Как это сохранить в спектакле? Режиссер ввел песни и аудиоимитацию, сознательно или нет потеснив слово.

Известны напутствия Бориса Пастернака режиссеру, взявшемуся за постановку «Гамлета» в его переводе: «Режьте, сокращайте и перекраивайте, сколько хотите. Чем больше вы выбросите из текста, тем лучше. На половину драматического текста всякой пьесы, самой наибессмертейшей, классической и гениальной, я всегда смотрю как на распространенную ремарку, написанную автором для того, чтобы ввести исполнителей как можно глубже в существо разыгрываемого действия. Как только театр проник в замысел и овладел им, можно и надо жертвовать самыми яркими и глубокомысленными репликами (не говоря уже о безразличных и бледных), если актером достигнуто равносильное по талантливости игровое, мимическое, безмолвное или немногословное соответствие им в этом месте драмы, в этом звене ее развития». Правда, там речь шла о переводе. Как бы отнесся к совету сам Шекспир, мы не знаем. Впрочем, Гоголь тоже у нас идет в переводе. Переливы смысла и звучания украинских слов, включенных Гоголем в текст повести (как и необиходных русских), похожи на блеск звезд в морозную предрождественскую ночь. Он любуется ими сам и приглашает полюбоваться читателя. Первой и второй части сборника «Вечера на хуторе близ Диканьки...», в который и включена «Ночь...», предпосланы даже словарики таких «звездных» слов. В украинском переводе этого особого отношения к украинизмам нет, поэтому введение музыкальных номеров и живого музыкального фона кажется оправданным. Если бы только при этом не пострадала драматическая составляющая. А она, увы, пострадала. Драматические сцены стали походить на подводку к музыкальным номерам. Повинна в том и сценография, заключившая интерьеры в тесные коробки. Понятно желание авторов не потерять ощущение зимней ночи в селе. Этого добились, но потеряли в игровом пространстве.

20-е годы - время, когда в наших театрах экспериментировали с цирком, плакатом, массовыми сценами. В театр пришел зритель, еще не искушенный в слове, но разгоряченный динамикой жизни. (Думается, полет Вакулы на черте тогда сыграли бы проездом на велосипеде по проволоке под потолком театра.) Возможно, и сегодня зрителю, возвращающемуся в состояние докнижной, скажем так, невинности, также ближе действие. Тем более, что в ряде случаев оно получилось вполне гоголевским. Одно из самых смешных мест в повести то, где из мешка выбирается голова. Он спрятался у Солохи от ее очередного гостя. И вот мешок развязан. Голова должен явиться перед очи насмешливых односельчан. «Должно быть, на дворе холодно? - сказал он, обращаясь к Чубу.

- Морозец есть. - отвечает Чуб. - А позволь спросить тебя, чем ты смазывешь свои сапоги, смальцем или дегтем?

Он хотел не то сказать, он хотел спросить: «Как ты, голова, залез в этот мешок?» - но сам не понимал, как выговорил совершенно другое.

- Дегтем лучше! - сказал голова. - Ну, прощай, Чуб! - И, нахлобучив капелюх, вышел из хаты».

Диалог происходит среди вдруг затихших изумленных парубков и девчат. В спектакле диалог сохранен. Но гораздо громче прозвучал скрип снега под ногами уходящего головы - как под лапами волка в мультфильме «Жил-был пес», то есть вполне по-гоголевски. Только волк с трудом нес свое сытое брюхо, а голова, стараясь улизнуть с глаз свидетелей, быстрее засеменил ножками и скрылся за хатой.

Или борьба кума и ткача с женой кума за обладание мешком, как они думали, с наколядованным добром. В спектакле она превратилась в бой то ли японских самурев, то ли шаолиньских монахов. Вряд ли так себе воображал эту сцену Гоголь, но для современного зрителя, воспитанного на многочисленных киношных поединках, это выглядит вполне по-гоголевски.

К сожалению, есть и болезненные потери. Так, потерялась завязка сюжета. В повести путаница началась после того, как черт украл месяц и стало темно. А черт украл месяц, чтобы помешать козаку Чубу пойти в гости к дьяку. Если бы он остался дома, то кузнец Вакула, «силач и детина», не смог бы прийти к дочери Чуба, красавице Оксане. Вакула же был черту «противнее проповедей отца Кондрата», ибо нарисовал на стене церкви картину Страшного суда. На ней святой Петр изгонял из ада злого духа. «Испуганный черт метался во все стороны, предчувствуя свою погибель, а заключенные прежде грешники били и гоняли его кнутами, поленами и всем чем ни попало». За картину и мстил Вакуле черт. Этого нет в спектакле. Образ Вакулы вообще там выглядит бледно: нет ни его «богобоязливости», ни его силы, ни его власти над рогатым. Выглядит он жалким подкаблучником (кто-то из актрис сказал: «В пьесе женщины правят балом») и подельником черта. После возвращения Вакулы с черевичками он рогатого прогнал хворостиной. «Итак, вместо того, чтобы провесть, соблазнить и одурачить других, враг человеческого рода сам был одурачен», - написано у Гоголя. А в спектакле черт участвует даже при вручении черевичек. Так и стоят: Оксана, Вакула и рогатый между ними.

Оригинально решена сцена в церкви. Удачная идея - показать, что на месте царицы Вакуле видится Оксана. Изобретально справились с волшебным поеданием Пацюком вареников со сметаной. В спектакле вообще много выдумки. Но порой кажется, что авторы напридумывали больше, чем смогли освоить. Тот же пролет Вакулы на рогатом. Захотели использовать альпинистское снаряжение - прекрасно. Пригласили инструктора по альпинизму, изучили основы скалолазанья. И полетели - артист А. Михайлов и артист В. Божок. Но не Вакула с чертом. Ряды одинаковых домиков вида Петербурга с высоты полета не создали. Может, достаточно было бы волны звуков города дополнить какими-нибудь мимолетными проекциями? А вот с мешками просто недодумали, и вышла какая-то нелепица. То в них - люди, то их подменяют, чтобы мешок мог поднять «силач» Вакула, и он прогибается под тяжестью пустых картонных ящиков (или что там из мешка выпирает?), а потом зритель переживает, смогут ли вновь «незаметно» подменить мешки.

И все же рождение спектакля состоялось. Рады очередному успеху щепкинцев. А недостатки? Так будет же над чем работать. Да и как их могло не быть, учитывая ударные темпы работы (три недели с небольшим), большое количество участников и, как мы уже писали, обилие выдумки? И уже интересно проследить, как будет совершенствоваться спектакль раз от раза.

Представляя спектакль, щепкинцы говорили о том, что они хотели показать «силу духовности Украины», благодаря которой мы всегда можем пошутить и посмеяться над собой, и что это помогает преодолевать все трудности. Думается, это характерно для народного духа вообще. При всех трудностях и бедах у каждого народа находится возможность и украсить свою жизнь, и пошутить, и пофантазировать, что, наряду с упорным трудом и здравым смыслом, помогает выживать и жить лучше. Как видим, мы не исключение. И это радует.

Виталий Сергеев


п»ї
Читайте в этой рубрике

В краеведческом музее хранится самая древняя письменная находка Сумщины

В экспозиции Сумского областного краеведческого музея представлен на первый взгляд неприметный, но уникальный предмет - маленькое, выточенное из темно-сиреневого пирофиллита пряслице диам. 2 см. Оно обнаружено в 1986 г. во время исследований Левобережной славяно-русской экспедицией... Читать статью полностью

Среди сумских лесхозов определили лучшие

Сумские лесоводы подытожили работу за 9 месяцев текущего года и определили победителей в трудовом соперничестве. В итоге по всем видам деятельности победил Тростянецкий лесхоз (директор Виктор Зубко). Вручая вымпел победителя директору предприятия, начальник Сумского областного управления... Читать статью полностью

Новых деревьев - почти 91 тысяча

Общенациональная толока «Создаем леса вместе», которая состоялась в конце минувшей недели, охватила всю Сумщину. Общественность активно приобщилась к высадке лесов во всех уголках области. Высокопоставленные должностные лица и депутаты, представители общественных организаций и СМИ,... Читать статью полностью

Новый год - новая локация

В областном центре готовятся провести новогодние праздники в новом формате. Как отметил заммэра Станислав Поляков, основной локацией новогоднего празднования станет Театральная площадь, где установят главный атрибут Нового года - елку. Предварительно основные моменты организации праздника... Читать статью полностью







Новости
Реклама
Новости
Будь в курсе!