Культура

Вспомнить, кто мы такие

Зачем нужен дирижер ансамблю хороших музыкантов?

Нужен ли дирижер ансамблю хороших музыкантов? А если нужен, то какой? И только ли музыкантам? Дирижер (от франц. diriger - управлять, руководить) - руководитель разучивания и исполнения ансамблевой музыки.

Постоянный или временный, опытный или не очень, преданный музыке или своей славе, владеющий музыкальным инструментом или только дирижерской палочкой, он - полководец, малейшему движению руки которого должны подчиняться все музыканты.

Заводила. Запевала. Дирижер

Нужда в руководителе появилась с тех пор, как музыканты стали играть вместе. «С библейских времен, - считает главный дирижер камерного оркестра «Ренессанс» Сумской филармонии Борис ГонЧаренко. - Сказано в Библии: «Славьте Господа на гуслях, пойте Ему на десятиструнной псалтири...» Дирижер - это единоначалие, которое объединяет. Музыканты - все умные, все прекрасные, все учились, кто-то лучше, кто-то хуже. У всех есть свое представление об исполнении какого-то произведения. В оркестре у меня 20 человек, и каждый знает, как нужно сыграть лучше. Должен быть один человек, который скажет: «И вы молодцы, и вы молодцы, а давайте сделаем так».

Казалось бы, есть ноты. Разве в них не все сказано о музыкальном произведении? Сказано, но представление, скажем, о vivace (оживленно), ritardando (замедляя) или accelerando (ускоряя) у каждого свое. Нужен кто-то один, дирижер, кто определит, в каком темпе следует ускорять игру, в каком замедлять и какая до долей секунды должна быть пауза. В свою очередь, «музыкант в оркестре должен видеть ноты, играть, слышать всех, слышать себя, соседа и третьим глазом смотреть на дирижера».

Древними хористами управляли с помощью условных движений рук. А музыкантами, пока у них не развился этот самый третий глаз, управляли с помощью тяжелой трости - баттуты, которой стучали об пол, отбивая такт. Наверное, это было не очень приятно на слух, к тому же небезопасно. Исторический факт:

управляя оркестром, французский композитор, скрипач и дирижер Ж.Б. Люлли (1632 - 1687) ударил себя по большому пальцу. В результате ушиба развилась гангрена, унесшая музыканта в могилу. По мере развития школы подготовки музыкантов оркестра необходимость в баттуте отпала. Музыканты успевали посматривать на дирижирующего, который подавал знаки свернутыми в трубочку нотами, кивком головы или, если это был скрипач, - смычком. Дирижерская палочка появилась только в начале XIX в., тогда же, когда дирижирование стало обретать статус самостоятельного вида музыкального исполнительства.

О каком оркестре мечтает дирижер?

«У пианиста инструмент - рояль, у скрипача - скрипка, инструмент дирижера - это оркестр, он играет на нем», - объясняет Борис Гончаренко. Помнит ли он свое первое дирижирование?

«Это было во время учебы в Киевском национальном университете культуры и искусств. На втором курсе преподавателем по дирижированию у меня стала профессор Виктория Жидько. Я был уже на третьем курсе, когда, приехав на сессию, получил от нее приглашение на репетицию с симфоническим оркестром радио. Речь шла о так называемой пассивной практике. Нужно было следить за ходом репетиции, сверяясь с партитурой. Сначала была репетиция 3-го концерта Чайковского, после перерыва - «моя» симфония Гайдна №88. И вот - звонок с перерыва. Все заходят. И вдруг профессор обращается ко мне: «Становитесь за пульт». Я испугался: «Нет. Это же симфонический оркестр!» - «Ну, я вам предложила. Не хотите - не...» В это мгновение я подумал: «Меня никто не знает, я приехал в Киев, заочник, даже если я сделаю что-то не так, они меня через пять минут забудут и никогда в жизни не вспомнят. А когда еще будет такая возможность?» - «Хорошо, - отвечаю. - Я готов». Маэстро меня представила оркестру и объяснила, что она читала бы это произведение с листа, а Борис Николаевич (то есть я) знает его почти на память (преувеличила). И я встал за пульт. Взмахнул палочкой. И они заиграли. А играли они так, как наши музыканты после месячной репетиции. Реагировали на каждое смещение руки... даже, может, до конца и не контролируемое. Это была первая репетиция произведения, а оркестр уже дышал одинаково с дирижером».

Служить музыке

«Каждый жест, который мы делаем во время выступления, отметает мириады других возможностей», - пишет дирижер, педагог и писатель Джон Мосери. Дирижер контролирует не только время, но и динамику, расставляет акценты, держа в голове все произведение в целом. Думаете, этого мало? Тогда попробуйте произнести какую-нибудь фразу, написанную «нотами» букв, например, пушкинское «Я вас любил...» с разными акцентами: «Я! васлюбил» или «я вас ЛЮБИЛ!», или «яваслюбил...» Меняя паузы, интонацию, громкость, смысл фразы можно изменить до обратного.

В 1930 году «Болеро» Равеля играл дирижер А. Тосканини. Равель, услышав его исполнение, был возмущен: «Это не мой темп!» - «Когда я играю в вашем темпе, это никуда не годится», - возразил Тосканини. «Тогда не играйте вообще», - рассердился Равель и тут же получил отпор: «Вы ничего не понимаете в вашей музыке. Это единственный способ заставить ее слушать». И в конце концов Равель с ним согласился. А ведь речь шла о произведении, в котором темп играет ключевую роль. Дирижер служит не композитору, а музыке.

Джон Мосери вспоминал, какое впечатление на них, стажеров, произвело дирижирование Бернстайна: «Он пробился сквозь пять недель мелких дрязг и интриг - и показал нам, для чего мы приехали туда в то лето и почему вообще стали музыкантами. После репетиции я пошел прогуляться под звездами и заплакал. Я плакал, потому что забыл, кто я такой, и понадобился этот человек, которого я раньше не считал особенно великим, чтобы напомнить мне - не словами, книгами или телепрограммами, но самой своей сущностью чистого и неотразимого человеческого существа, глубоко преданного власти и силе музыки. Именно таким я и стремился стать». И этого добился дирижер, всего лишь помахивая своей палочкой.

Музыканты о дирижерах

То, что дирижеры высокого мнения о дирижировании, ожидаемо. А что о дирижере думают оркестранты? Главный инструмент Анастасии Сергеевой - скрипка. Настя еще учится, но уже играет в камерном оркестре Сумской филармонии. Подтвердив то, о чем говорил Борис Гончаренко, она обратила наше внимание на то, что «до того как выйти на сцену с готовым продуктом, дирижеру нужно проделать кропотливую работу с оркестром. На репетициях дирижер отрабатывает синхронность всех партий по отдельности и вместе, подсказывает оркестрантам манеру игры, стилевые особенности данного произведения, расставляет динамику, акценты, предлагает трактовку, ведь одно и то же произведение можно исполнить совершенно по-разному...».

А вот мнение скрипачки Галины Илларионовой. Много лет наша землячка работает в Нижегородском государственном театре оперы и балета им. Пушкина и выступает в составе струнного трио. «Конечно, от дирижера зависит почти все! Его ухо, восприятие музыки, профессионализм, одаренность музыканта дают возможность транслировать музыку через тело. Он отвечает за то, что звучит. Ноты - это просто знаки, их еще надо уметь прочесть... Настоящий дирижер восприимчив к музыке, владеет (желательно) каким-то инструментом, знает основы исполнительства, обладает харизмой, знанием психологии, осведомлен в искусстве и культуре, владеет представлением о технике разных инструментов (есть предмет на дирижерском факультете - основы инструментальной техники, тогда он может объяснить, какой прием игры на флейте или скрипке он хочет использовать для той или иной краски). В общем, это музыкант над всеми музыкантами. Он должен проникнуть в музыкальную мысль композитора и донести максимально легко до оркестрантов; заставить их звучать красиво, распределив важные и второстепенные роли в оркестре, чтобы выделить основное, украсить и обрамить главное (у плохих дирижеров часто все звучит одинаково, что дает звуковую кашу). Хороший дирижер должен уловить стиль и эпоху, выстроить форму, чтобы музыка развивалась гармонично и слушатель не скучал, чтобы кульминация появилась там, где надо, а не бесконечно громко-тихо, туда-сюда. Чтоб он воссоздал в своем мозгу некий сгусток этой музыки и, используя пластику рук и всего тела, убедил музыкантов следовать за ним, вовлекая всех в единую звуковую волну. А посредственный дирижер просто уродует музыку, мучает оркестрантов (часто инструменталисты выше уровнем, чем дирижер), слушателей и поганит светлые имена композиторов».

Оркестр без дирижера

«Каким должен быть дирижер - диктатором или демократом?» - спросили мы у Бориса Гончаренко. «Я играл со многими дирижерами, в том числе с Фуатом Мансуровым. Он говорил: «В музыке нет демократии», - ответил Борис Николаевич. - Давайте хотя бы вспомним два фильма: «Одержимость» (режиссер Дэмьен Шазелл. - В.С.) и «Репетиция оркестра» Федерико Феллини...»

Вспомним. В фильме Феллини режиссер говорит о своем учителе: «Нам никогда не надо было смотреть на дирижера. Он был с нами, мы знали это, мы чувствовали, что он с нами. Он был внутри нас». Если дирижер внутри музыкантов, нужен ли он у пульта? Действительно, симфонический оркестр без дирижера бывает. В 1922 году в Москве скрипачом Львом Цейтлиным с коллегами из Московской консерватории был создан коллективный оркестр «Персимфанс» (то есть - Первый симфонический ансамбль). Он существовал по принципу ансамблевости, то есть равноценного участия каждого музыканта в музыкальной жизни коллектива. Оркестранты садились так, чтобы видеть друг друга. С «Персимфансом» выступали тогдашние знаменитости, а композитор Прокофьев доверил оркестру премьерное исполнение своей «Скифской сюиты». Это не было таким р-революционным наскоком на музыку со стороны профанов, напротив - музыканты в оркестре были очень хорошие. После одной из репетиций Сергей Прокофьев записал: «Оркестр без дирижера возился, конечно, дольше, чем если бы был дирижер, но в других местах, например, дирижер будет биться над учением пассажей, над выделением голосов, здесь же народ добросовестный и ноты играют сами собой, честно, оттенки тоже соблюдают в точности, пассажей не учат, а если трудно, так просматривают дома. Зато какое-нибудь ритардандо, которое у дирижера выйдет само собой, здесь заставляет завязнуть минут на двадцать, так как каждый замедляет по-своему».

И все же через 10 лет оркестр был расформирован то ли из-за материально-бюрократических трудностей, то ли по причине внутренних разногласий. Идею оркестра тогда подхватили не только в Советском Союзе (было создано 11 таких коллективных оркестров), но и за рубежом. И все же устойчивого развития она не получила. Хотя от нее и не отказались совсем. Так, в 2008 году «Персимфанс» был возрожден по инициативе композитора и мультиинструменталиста Петра Айду силами московских консерваторцев и участников самых разных музыкальных коллективов. В 2017 году с большим успехом прошли их совместные с музыкантами Дюссельдорфского симфонического оркестра концерты в Германии. Ценность идеи П. Айду объясняет тем, что из-за присутствия дирижера на сцене внимание слушателя переключается с музыки на его фигуру, и дирижер начинает замещать собой музыку. А музыка, по его мнению, не персонифицирована.

«Левая, правая где сторона?..»

В фильме «Репетиция оркестра» музыканты взбунтовались. Это привело к катастрофе. Феллини проецирует музыку и отношения в оркестре на жизнь общества вообще. И катастрофа врывается в репетиционный зал символическим тяжким шаром-молотом, который сокрушает стену. Под ее обломками гибнет арфистка. Это заставляет музыкантов одуматься. И вот они уже внемлют дирижеру. «Каждый должен обратиться к своему инструменту. Только это мы сейчас можем сделать. Музыка спасет нас». Репетиция продолжается. Но что это - дирижер за пультом становится все агрессивнее. Его фигуру поглощает тьма, остается лишь голос, и он переходит с итальянского на немецкий. И это напоминает уже другую диктатуру. Значит ли это, что есть лишь два варианта: анархия или диктатура? В музыке, конечно. Речь о музыке.

«Мы одновременно ведем коллективную волю группы и следуем за ней», - пишет дирижер Джон Мосери. Хороший дирижер должен «убедить музыкантов следовать за ним, вовлекая всех в единую звуковую волну», - говорит скрипачка Галина Илларионова. Хороший дирижер не навязывает, он напоминает музыкантам, кто они такие. Будет ли это происходить посредством фигуры дирижера с палочкой или благодаря особой чувствительности и вниманию музыкантов, дирижеру внутри них, не так уж важно. Это похоже на проблему левшей и правшей. Кто лучше? Не кажется ли вам, что игра оркестра без дирижера напоминает работу мозга левши? Если у правшей за счет специализации различных отделов мозга достигается экономность и быстрота обучения, то у левшей в решении задачи принимает участие более или менее весь мозг. Из-за этого левши тратят на обучение (репетиции) больше сил и времени, но зато они могут находить нетривиальные решения, а их мозг более устойчив к повреждениям - «ошибкам дирижера». Левшей меньше. Но зачем-то же они есть.

Виталий Сергеев


п»ї
Читайте в этой рубрике

Кто будет получать президентские стипендии?

39 победителей XI Международного языково-литературного конкурса учащейся и студенческой молодежи им. Шевченко будут получать стипендии президента Украины сроком один календарный год. Соответствующий указ №577/2021 обнародован на официальном сайте Офиса президента. Среди победителей... Читать статью полностью

Представители 10 громад Сумщины будут учиться реализовывать проекты местного развития

Они принимают участие в новой обучающей программе «Шаги для специалистов по управлению проектами 2021» от U-LEAD. По сообщению руководителя регионального офиса «U-LEAD с Европой» в Сумской области Марины Лобовой, Сумщину в учебной программе будут представлять 29 специалистов из 10... Читать статью полностью

Наш проект попал в каталог «Лучших практик»

Палаточный лагерь ученического самоуправления «ТУСА» попал в каталог «Лучших практик молодежной работы в Украине - 2021», который ежегодно составляется в рамках Программы «Молодежный работник». Эта инициатива стартовала в 2014 году при поддержке Программы развития ООН Украины и в... Читать статью полностью

Настоящий ли Боровиковский в Лебедине?

На базе Национального научно-исследовательского реставрационного центра Украины (г. Киев) начинается научная атрибуция работы Владимира Боровиковского (1757-1825) «Портрет Полуботка Леонтия Артемовича» (XVIII в.) из коллекции Лебединского городского художественного музея им. Руднева.

Основанием... Читать статью полностью

Сумскому актеру назначили президентскую стипендию

Указом президента назначены государственные стипендии выдающимся деятелям культуры и искусства. Единственный сумчанин в этом солидном списке - Владимир Хорунжий - ведущий мастер сцены Сумского областного театра для детей и юношества, народный артист Украины. Напомним, что Владимир... Читать статью полностью







Новости
Реклама
Новости
Будь в курсе!